Наука и технологии России
Рубрикатор

Валентин МИТЬКИН: «Дело за президентом, а мы не подкачаем!»

Справка - Митькин Валентин Николаевич - доктор технических наук, ведущий научный сотрудник Института неорганической химии СО РАН, Федеральный эксперт ГУ РИНКЦЭ РФ.

- Валентин Николаевич, на этой неделе президент Владимир Путин пообещал не жалеть денег на развитие нанотехнологий. На ваш взгляд, имеет ли Россия шансы стать мировым лидером в этой сфере?

- Я подтверждаю слова Президента нашей страны о том, что мы действительно конкурентоспособны в сфере наноиндустрии, Более того, мы всегда ими были. При этом стоит отметить, что у нас нанотехнологиями занимается не только Курчатовский институт, ими успешно владеют в Санкт-Петербурге, Новосибирске, Красноярске, а также в Саратове и Екатеринбурге и кое-где еще. Научных центров, где российская базовая нанонаука находится
на высоком уровне, у нас много.

- По каким причинам возникло мнение о "нанонедостаточности"
России?

- То, что теперь употребляется в смысле «нано», раньше называли ультрадисперсным состоянием и в этой области СССР и Россия, в научном и патентном отношении опережают ведущие мировые державы. Например, мы раньше Запада освоили синтез наноалмазов, только тогда их называли иначе - это были так называемые УДА - ультрадисперсные алмазы.

Все дело в модной приставке "Нано", принятой в современной терминологии, которая пришла к нам из-за рубежа, после публикации яркой стартовой статьи Аливизатоса (Alivisatos A.P.) в журнале Science. Видимо, с этой точки отсчета и начался нанобум, причем количество публикаций сейчас с приставкой НАНО насчитывает сотни тысяч в год, возникли даже специализированные журналы по отдельным разделам нанонауки, точно определение предмета и рамок которой на сегодня даже дать затруднительно. Обобщения делать пока рано. Нанонаука еще относительно молода.

- Не могли бы вы дать приближенную трактовку нанонауки?

С точки зрения материаловедения,  нанонаука представляет собой знание о способах получения молекулярных ансамблей и блоков внутренне химически связанных группировок атомов, имеющих наноразмерный диапазон ( 10-100 нм), знание их строения и комплекса свойств, а также овладение способами управления поведением этих ансамблей с целью получения какого-нибудь практически полезного функционального свойства.

Успехи нанонауки можно и нужно состыковать с успехами микротехники, что позволить делать самые настоящие, но вполне научные чудеса. Можно в ближайшее время уверенно рассчитывать на появление нанороботов размером в несколько тысяч, максимум десятки тысяч ангстрем, которые будут способны выполнять хирургические операции без скальпеля.

Управляя наноразмерными агрегатами, например, на основе углерода, уже сегодня можно создавать новые композиционные наноматериалы, в том числе нанокомпозитные сорбенты и катализаторы, высокоэффективные электроды для литиевых источников тока, сенсоры на метан, водород и т.д. И это только разработки одного сравнительно небольшого Института неорганической химии СО РАН. А если взять в расчет другие крупные научные коллективы названных выше центров науки? Самое главное, что у нас в России отличные специалисты еще не вымерли, да и стартовая приборная база еще кое-какая имеется, хотя, конечно, сравнивать нашу оснащенность с западными научными центрами просто язык не поворачивается.

- Как вы оцениваете сегодняшний уровень финансирования наноиндустрии?

Впору говорить о том, что нанонедостаточность России заключается в наноразмерном финансировании НИОКР и ОКР. В Роснауке принята сейчас ФЦП, причем индустрии наносистем и нанотехнологий посвящено два больших программных мероприятия (1.3. и 2.3). Однако этого все равно недостаточно. Для достижения реальных мега- и гига-эффектов от нанонауки нужно хотя бы на один порядок увеличить финансирование Российских НИИ, чтобы появилась возможность подготовить и закрепить "молодую горячую кровь". Тогда молодые кадры не будут бежать с нашими российскими дипломами за бугор и российской нано-науки и появится вполне реальное гига-будущее.

Если Президент страны даст нашему Институту поручение создать на основе нанотехнологий силовой литий-ионный аккумулятор самой высокой возможной энергоемкости (как для специальной, так и для гражданской техники) и подкрепить свое поручение нужным финансированием, то через 5 лет после старта наших работ Россия это изделие и технологию его выпуска однозначно получит.

Если Президент страны даст поручение нашему Институту довести до стадии промышленного выпуска новейшие нанокомпозитные углерод-углеродные сорбенты серии НУМС для очистки стоков от токсичных металлов, то это может быть сделано через три года. Отмечу, что эти сорбенты по эффективности в 3-10 раз превосходят лучшие зарубежные аналоги, а по механической прочности и устойчивости - в сотни раз.

- Что придает вам уверенность в возможности осуществления столь смелых прогнозов?

- Здесь есть несколько факторов. Во-первых, у нас не потерян профессионализм, мы никуда не сбежали в тяжелые для всей науки годы, а все-таки работали. Наши разработки - новейшие источники тока серии BR и новейшие нанокомпозитные углеродные сорбенты серии НУМС, награждены золотыми медалями международных выставок и ярмарок. Это произошло потому, что у нашего Института был и есть мощный партнер - ОАО Новосибирский завод химконцентратов, с которым мы в самые тяжелые годы создали новое поколение новейших фторуглеродно-литиевых источников тока с удельной емкостью на 30-50% выше лучших зарубежных аналогов (а по токам разряда - в десятки раз выше). На Западе таких источников тока до сих пор нет. Почему это нам тогда удалось? Потому что мы еще в начале 90-х начали изучать и использовать в литиевых источниках тока ультрадисперные катодные композиты на основе новейшего фторуглерода ФС.

На современном научном языке такие объекты принято теперь называть новым термином - НАНОКОМПОЗИТНЫЕ ЭЛЕКТРОДНЫЕ МАТЕРИАЛЫ. К сожалению, смерть отечественной бытовой электроники в конце прошлого века помешала масштабному рождению новых источников тока отечественного производства и их производство пока прекращено, хотя НЗХК держал участок в действии до 2001 года (но заказов так и не оступало). Теперь же мы вставляем в свои мобильники и прочую чудо-технику импортные литиевые источники тока, в том числе не самые лучшие китайские, хотя могли бы производить все это сами. И, между прочим, до сих пор еще можем, если это кому-нибудь ужно в России! Дело за Президентом России. А мы не подкачаем.

Андрей Тихонов