Наука и технологии России

Вход Регистрация

В Первую мировую войну на Западном фронте велись подземные бои

Группа британских исследователей при поддержке французских властей занимается раскопками систем глубоких тоннелей, использовавшихся сторонами для подрыва вражеских укреплений.

В Первой мировой войне массированное наступление означало огромные потери: пехота шла в атаку на пулемёты. Воюющие стороны постоянно искали новые средства для прорыва обороны противника. Не все ухищрения военных получили одинаковое освещение в учебниках: случаи первого применения химического оружия (Ипр, 1915) и танков (битва на Сомме, 1916) известны куда больше, чем подвиги сапёров, зарывавшихся на десятки метров под землю, сооружавших длинные тоннели под вражескими фортификациями и закладывавших под них тонны взрывчатки.

Рекорд глубинной войны — вклад британских сапёров в Мессинскую битву (1917): более года рытья, 21 тоннель, 455 тонн взрывчатых веществ, около 10 тысяч убитых немцев. Глубинные сапёры (по большей части призванные в армию профессиональные шахтёры) отметились и в битве на Сомме. В окрестностях деревни Ла-Буасель об их подрывной деятельности напоминают кратеры, самый крупный из которых, Лохнагар, достигает 21 метра в глубину и 82 — в ширину. Гигантские провалы Лохнагар и Y Sap возникли 1 июля 1916 года, когда деревня, через которую линия фронта проходила с сентября 1914-го, оказалась на направлении главного удара британцев, первым делом уничтоживших германские укрепления. Взрывы меньшего масштаба происходили в течение полутора предыдущих лет: каждая из сторон старалась подобраться к укреплениям другой снизу, а также обнаружить и обрушить чужие тоннели. Подземные ходы «ныряли» на глубину до 30 метров; в одном случае противников разделяло лишь полтора метра породы.

Историк из Бирмингемского университета (Великобритания) Саймон Джонс, один из участников проекта по изучению подземной войны под деревней Ла-Буасель, потратил шесть лет на поиск информации по каждому сапёру из британского экспедиционного корпуса и французской армии, павшему в этом месте. К началу предварительных работ на месте раскопок (расчистки входов в тоннели и составлению 3D-карты подземных ходов) было известно, когда, на какой глубине и при каких обстоятельствах погибли 25 из 28 британцев и все 10 французов. Основные полевые работы начнутся в 2012 году и могут растянуться на 5–10 лет: под землей находится ещё немало взрывчатки, существует высокая вероятность обвалов, и продвигаться придётся медленно. Кроме того, все обнаруженные останки нужно будет хоронить с воинскими почестями.

Что побуждает исследователей, среди которых есть кинорежиссёр-документалист и бывший инвестиционный банкир, заниматься кропотливым и опасным делом? В первую очередь — совпадающее с волей местных властей желание сделать из Glory Hole (давшие системе тоннелей это название шахтёры не подозревали, как неприлично оно будет звучать через сто лет) военный мемориал и музей. Тоннели — настоящая «капсула времени»; историки и археологи хотят увидеть и показать другим надписи на стенах, патроны, записные книжки, инструменты и вещи людей, практически живших под землёй.

Во-вторых, исследователями движет стремление связаться с живущими во Франции, Британии и Германии потомками солдат, воевавших под землёй. Например, Крис Лэйн из Уорчестершира с удивлением узнал, что его прадед, оказывается, погиб не под Ипром (как рассказывал дед), а в шахте под деревней Ла-Буасель 22 ноября 1915 года — на 24-метровой глубине, вместе с четырьмя другими бывшими шахтёрами, когда от подорванного немцами заряда сдетонировал почти трёхтонный британский.

Казалось бы, какой в этом прок для остального человечества? Оно может сличить фотографии предка и потомка и подивиться, какой путь оно, человечество, прошло. Или задуматься о том, что боление за свои футбольные сборные — самый страшный антагонизм, существующий между мистером Лэйном и потомками немцев, подорвавших его прадедушку.

Подготовлено по материалам Би-би-си.

Текст: Николай Третьяков

«Компьютерра–Онлайн»

РЕЙТИНГ

3.00
голосов: 1

Обсуждение