Наука и технологии России

Вход Регистрация

Слияние есть. Будет ли влияние?

В России создадут объединённую национальную суперкомпьютерную техплатформу. Кто войдёт в её состав и какие задачи она будет решать, STRF.ru рассказал Владимир Воеводин.

Воеводин Владимир Воеводин: «Формируя техплатформу, мы ставим цель – создать условия, при которых суперкомпьютерные технологии стали бы неотъемлемым звеном производственных цепочек»

Справка STRF.ru:
Воеводин Владимир Валентинович, заместитель директора по науке Научно-исследовательского вычислительного центра МГУ им. М. В. Ломоносова, член-корреспондент РАН

В Минэкономразвития были представлены две техплатформы, связанные с суперкомпьютерными технологиями. Одну инициировал МГУ, вторую – Институт программных систем имени А. К. Айламазяна РАН. Как их решили объединить?

– Эту идею предложило Минэкономразвития, 8 февраля в нашем центре прошло совещание, на котором мы пытались решить, как это лучше сделать. Нужно было разработать механизмы, которые позволили бы объединить все крупные центры, способные внести вклад в развитие суперкомпьютерных технологий. Сейчас в России таких центров несколько: институты Российской академии наук, ГК «Росатом», Московский университет, некоторые коммерческие компании. На том же собрании была образована редакционная группа, которой поручили за две недели подготовить проект новой объединённой суперкомпьютерной платформы. В редакционную группу вошли исключительно квалифицированные люди: представители Межведомственного суперкомпьютерного центра РАН, Института системного программирования РАН, Института прикладной математики имени М. В. Келдыша РАН, Института программных систем РАН, НИИСИ РАН, НИЦ «Курчатовский институт» и ряда других. Меня назначили руководителем этой группы. Проект готов и передан в Минэкономразвития.

Платформа не должна представлять интересы какой-то одной группы и не должна быть однобокой. Нужно взять всё лучшее от каждого участника. Только в этом случае, объединившись, мы сможем составить конкуренцию в мировом сообществе.

Техплатформа не должна представлять какую-то одну область суперкомпьютерных технологий. Можно заниматься развитием «железа» и потом думать, куда его деть. Или заниматься фундаментальной наукой и, опять же, после этого решать, как разработанные методы использовать на практике.

Мы считаем, что в первую очередь следует ответить на вопрос: «Зачем всё это делается?» Соответственно, исходить надо из того, как используются суперкомпьютерные технологии, зачем они нужны в экономике, почему только с их помощью можно добиться прорыва во многих отраслях? Возьмите сложное машиностроение: для того чтобы спроектировать двигатель, либо проводится огромное количество натурных экспериментов, либо создают компьютерную модель и в исследованиях опираются на результаты расчётов. Здесь важен вопрос точности и сопоставимости с натурным экспериментом. Современные возможности суперкомпьютерных центров позволяют проводить расчёты с удивительной достоверностью. Во многих сферах уже есть полное доверие к результатам вычислительных экспериментов.

Формируя техплатформу, мы ставим цель – создать условия, при которых суперкомпьютерные технологии стали бы неотъемлемым звеном производственных цепочек, чтобы на предприятии у главного инженера, главного технолога в начале организации нового производства с ходу возникал вопрос, каким образом использовать эти технологии. Это новое качество, конкурентоспособность. Это должно быть массово, доступно и легко. Да, суперкомпьютерные технологии – элита информационных технологий, у многих они ассоциируются с чем-то сложным. Однако нужно донести их до общества, до массового потребления, до промышленности.

На каких направлениях сосредоточится техплатформа?

– Во-первых, это суперкомпьютерные приложения, наука и промышленность. Во-вторых – развитие собственно суперкомпьютерных технологий. Без этого никуда. Область исключительно обширная: здесь представлена и аппаратная база, и программное обеспечение. В-третьих – подготовка высококвалифицированных специалистов. Год назад ректор МГУ представил президенту трёхлетний проект «Суперкомпьютерное образование» (2010-й год – стартовый). Речь идёт о создании национальной системы подготовки кадров в области суперкомпьютерных технологий. Серьёзнейшая проблема, которая стоит перед российской промышленностью, связана с нехваткой кадров, которые способны воспринять эти технологии и донести их до производства. Четвёртое направление – нормативная база, вопросы, связанные со стандартизацией, с определением того, какого рода федеральные целевые программы нужно создавать, в какой области и т.д.

Изначально два разных учреждения инициировали суперкомпьютерные платформы. Кто будет играть первую скрипку в объединённой?

– Есть два инициатора: Московский государственный университет и Институт программных систем. В Минэкономразвития это так и будет представлено. Инициаторов объединения, предложивших проект реализации объединённой платформы, больше: МГУ, ИПМ РАН, МСЦ РАН, ИПС РАН, ИСП РАН, ОАО «ИНЭУМ»/ЗАО «МЦСТ», НИИСИ РАН, ГК «Росатом», НИЦ «Курчатовский институт» – кто и какую роль будет играть в объединённой платформе, покажет общее собрание и жизнь. Понимая необходимость интеграции и важность поиска компромиссных решений, ректор МГУ поддержал идею назвать объединённую суперкомпьютерную платформу, созданную на основе СИТ и НСТП, «Национальная суперкомпьютерная технологическая платформа» и согласился занять пост сопредседателя объединённой платформы НСТП. Другие два сопредседателя – директор НИИСИ РАН, академик В. Б. Бетелин и заместитель генерального директора ГК «Росатом» – директор Дирекции по ядерному оружейному комплексу И. М. Каменских. Председатель наблюдательного совета новой объединённой платформы НСТП – президент НИЦ «Курчатовский институт», академик Е. П. Велихов.

Сколько структур войдёт в эту платформу?

– Порядка 250: бизнес, вузы, институты, фонды. Мы разошлём сформированный документ всем членам и одной, и другой платформы. И надеемся, что они его поддержат. Я думаю, что окончательный список членов платформы будет намного шире – есть множество организаций, которые по разным причинам не вошли ни в одну платформу.

Известно, что бизнес не очень активно подключается к этой новой инициативе. У вас как обстоит с этим дело? Какой среди участников будет доля бизнеса?

– Думаю, что в ближайшее время должна быть где-то треть. Именно поэтому, в частности, мы и затеяли объединение платформ. Возьмите платформу, которая представлена Институтом программных систем: там основные направления – развитие и создание суперкомпьютерных систем. Но нет акцента, который привлёк бы бизнес в данные области. В объединённой платформе мы сразу сделали упор на использовании суперкомпьютерных технологий в промышленности, бизнесе, науке и образовании. В связи с этим я уверен: поскольку в промышленных организациях задействованы люди разумные, они поймут – если им это полезно, если платформа стоит «к ним лицом», что же отказываться от сотрудничества?

Регионы собираетесь привлекать?

– Обязательно. Если мы говорим о Московском университете как одном из инициаторов платформы, за ним стоит многолетнее успешное партнёрство с огромным числом предприятий, институтов, вузов. За ним стоит и Суперкомпьютерный консорциум университетов России. Это более 45 организаций по всей России в рамках только данного объединения. Я упомянул проект комиссии президента «Суперкомпьютерное образование». В нём в 2010 году в основном участвовали пять ведущих университетов – Московский, Нижегородский, Томский, Южно-Уральский, Санкт-Петербургский (информационных технологий и оптики). Пять разных городов и сотня людей по всей России работали в одной команде над одним проектом  и сработали, надо сказать, исключительно успешно.

Вы упомянули, что некоторые институты до сих пор не входили ни в ту, ни в другую платформу. Я думаю, это неслучайно. Для многих этот инструмент ещё непонятен, есть некий скепсис. По Вашим наблюдениям, как сегодня специалисты оценивают эту государственную инициативу?

– Если бы государство к настоящему моменту чётко сказало: «Технологическая платформа на ближайшие 5–7 лет будет подразумевать под собой то-то и то-то», всё было бы яснее некуда. Такой ясности нет до сих пор. Все двигаются на уровне ощущений. Что в данном случае важно? Кому ты доверяешь и чему ты доверяешь. Если за программой конкретной платформы стоит профессиональное сообщество, которому ты доверяешь и позицию которого разделяешь, тогда ты присоединяешься к этой инициативе.

Как реально развернётся механизм технологических платформ? Многие уверены, что будет некая калька того, что делается в Европе. Я считаю, что это не так: нас сложно сравнивать, у России своя предыстория, свои законы развития. Очень важно, какие следующие шаги предпримет государство, после того как профессиональное сообщество выразило свою точку зрения в виде проекта реализации объединённой суперкомпьютерной платформы. Безусловно, этому можно помогать, мешать, способствовать или просто смотреть отрешённо. И этим будет, отчасти, определяться успех/неуспех. Но мы видим, что, по существу, это единственный путь развития, когда тот потенциал, который накоплен в суперкомпьютерных технологиях, должен быть использован в промышленности, экономике. Для экономики (российской, в том числе) это единственный шаг на перспективу. Весь мировой опыт свидетельствует тому.

Возможно, логичнее было бы, если государство сразу определило бы стратегически, как это всё должно функционировать, а потом уже подключило профессиональное сообщество…

– Президент определил приоритеты. Государство выступило с заказом на создание техплатформ и обратилось к специалистам, чтобы они подготовили свои программы.

Процесс должен быть двусторонним. Если бы государство сразу объявило, что и как должно быть, с большой вероятностью оно бы ошиблось: его мнение не совпало бы с мнением профессионального сообщества. Если же профессиональное сообщество будет выражать свои желания и чаяния, это почти наверняка не будет укладываться в стратегические задачи самого государства. Оно же сделало первый шаг, предложив техплатформы в качестве механизма развития, следующий шаг делает профессиональное сообщество. Такими шагами навстречу мы и должны двигаться. Только они должны предприниматься по очереди. Пока же государство не сделало следующего шага. Не определило, что будет стоять за механизмом реализации технологических платформ. Вопросов, действительно, много. Например, у нас есть действующие механизмы – федеральные целевые программы. Будут ли технологические платформы влиять на формирование тематик проектов, идущих по ФЦП? Казалось бы, собирается экспертное сообщество, и технологическая платформа – это, прежде всего, экспертиза. Вроде как должно быть прямое влияние. Но это нигде не прописано.

Разве это не подразумевается?

– Всё можно довести до абсурда. Если при оценке проекта, поданного в рамках федеральных целевых программ, появится строчка: «А ты член такой-то платформы?» Если да – начисляются баллы, если нет – извините. Простой механический подход сводит все усилия к бессмыслице. Сейчас профессиональное сообщество в суперкомпьютерной отрасли понимает, куда двигается весь мир. Очевидно, что формирование тематик проектов в рамках федеральных целевых программ Минобрнауки в нашей области двигается в другую сторону. Однако у специалистов нет механизмов влияния. Мы не можем сказать: «Всё, что связано с экзафлопсными вычислениями и сверхвысокой степенью параллелизма, – вот то перспективное, что через 3-5 лет приведёт к прорыву. И если уже сейчас не начать исследования, то Россия совсем отстанет».

Мы надеемся, что техплатформам дадут права, которые позволят решать эти вопросы, как-то влиять на ситуацию.

Какие ещё стратегические вопросы могла бы регулировать техплатформа, кроме определения тематик исследований?

– Всю прогностическую деятельность. Разработка прогнозов и «дорожных карт» – это серьёзнейшая работа. По существу, нужно создать условия, когда возникает интерес со стороны промышленности, востребованность тех или иных исследований, которая мгновенно отражается на том, чем занимаются наука и образование. Нужно замкнуть цикл. С одной стороны – востребованность со стороны экономики. С другой – готовность результатов от науки. С третьей – квалифицированные кадры, которые в состоянии всё это подхватить. У платформы одна из основных задач – создать подобные механизмы.

Когда будет сформирована объединённая платформа, за первый год мы могли бы разработать прогнозы, определить «болевые точки», подготовить «дорожные карты». Будут разработаны проекты федеральных целевых программ, которые отражают эти приоритеты. Будут определены ключевые точки, куда уже сейчас можно внедрять суперкомпьютерные технологии и мощности. Будут намечены ближайшие задачи на год, три, семь лет.

Основной вопрос, который сейчас обсуждается в сообществе: «Как будут происходить взаимоотношения технологической платформы и финансовых потоков?» Видимо, это будет как-то разнесено, потому что здесь принимаются решения, здесь – экспертиза и компетенции, которые потом в виде рекомендаций выдаются в министерство и другим структурам.

Нет опасений, что на первом собрании участники техплатформы переругаются?

– В России почему-то сильно развита «самость». Процессы объединения идут с трудом. Я участвую во многих международных комиссиях и иногда откровенно поражаюсь. Действует комитет по разработке новых архитектур суперкомпьютерных систем. Собираются все основные производители, которые являются жесточайшими конкурентами и при этом находят общий язык, договариваются. Они умеют рассуждать, куда нужно двигаться, что перспективно.

Все суперкомпьютерные центры в России сегодня не настолько богаты серьёзными профессионалами в данной области. Если мы их ещё по кусочкам разберём, всё выльется в банальный «междусобойчик». Поэтому крайне важно объединяться и выступать консолидированно.

Кто будет нести ответственность за реализацию программы техплатформы?

– Мы понимаем, что государству нужно работать с понятным ему органом – с учреждением, организацией. Это может быть Московский университет. Это могут быть какие-то академические структуры или некая бизнес-структура. На кого это будет возложено, решит общее собрание платформы.

Вы рассчитываете получить госфинансирование на текущую деятельность техплатформы?

– Это не самый больной вопрос. Даже если от государства не будет идти прямой финансовой поддержки, то на уровне взносов организаций-членов это всё можно решить. Деньги не того порядка. Единственное, что нужно, – чтобы люди могли один-два раза в год поучаствовать в общем собрании и принятии стратегических решений. Плюс нужна минимальная поддержка секретариата платформы.

РЕЙТИНГ

4.50
голосов: 8

Галереи

Выставка "Интерполитех-2010"

на ВВЦ. 27 октября 2010 года

15 фото

Обсуждение