Наука и технологии России

Вход Регистрация
11.12.09 | Научная мобильность: НОЦ Беседовала Анна Σ Горбатова

НОЦ – самая эффективная форма организации НИР

Руководитель научно-образовательного центра «Наноструктурные конструкционные материалы» Белгородского государственного университета Рустам Кайбышев уверен, что НОЦ – самая эффективная форма структурного подразделения в университетах и НИИ для организации научно-исследовательских работ. Справка STRF.ru:
Рустам Оскарович Кайбышев – заведующий лабораторией механических свойств наноструктурных и жаропрочных материалов Белгородского государственного университета, доктор физико-математических наук
Рустам Оскарович Кайбышев Рустам Кайбышев: «Немаловажным достоинством профессорской лаборатории является отсутствие конфликтов и интриг»

Рустам Оскарович, когда был создан научно-образовательный центр?

— НОЦ «Наноструктурные конструкционные материалы» юридически был оформлен за несколько месяцев до начала конкурса. Но фактически он существовал с момента переезда основных исследователей-профессоров (Р. О. Кайбышев — руководитель НОЦ, Г. А. Салищев — ответственный исполнитель НОЦ) в Белгородский государственный университет. Эти сотрудники во время их предыдущей работы в Уфе обеспечивали функционирование своих научных подразделений по принципам НОЦ. Принципы эти таковы.

Студенты вовлекаются в научную деятельность на 3-м курсе и выполняют свои курсовые и дипломные работы под руководством профессоров как основных исследователей и аспирантов и научных сотрудников как мини-руководителей по тематике лабораторий.

Обеспечивается непрерывная подготовка кадров — от студентов к аспирантам и т. д. в рамках выполнения НИР по тематике лабораторий.

Профессора и senior researchers в обязательном порядке совмещают свою научную деятельность с образовательной. Причём они преподают наиболее важные для специальной подготовки студентов курсы.

Какие цели ставились при подаче заявки на участие в Мероприятии 1.1 ФЦП «Научные и научно-педагогические кадры инновационной России»?

— Обеспечить дополнительное финансирование НИР молодых учёных, создать возможность для привлечения новых молодых кадров в науку; профинансировать выполнение ряда фундаментальных исследований и поисковых работ, направленных на разработку промышленных технологий. Экспериментальное материаловедение — это высокозатратный НИР. Он требует расходов на материалы и их обработку, на поддержание оборудования в работоспособном состоянии. Кроме того, аспирантам и студентам, участвующим в НИР необходимо платить достойную заработную плату — иначе они пойдут подрабатывать. Фактическое число аспирантов и студентов, которые реально занимаются НИР, определяется имеющимися у руководителя лаборатории материальными ресурсами. Структура НОЦ в рамках Мероприятия 1.1 решает все эти организационные вопросы.

НОЦ как организационная форма для достижения этих целей подходит?

— НОЦ — самая эффективная форма организации НИР, поскольку обеспечивает функционирование так называемой профессорской лаборатории, которая является основным структурным подразделением в странах Северной Америки, Японии и некоторых (Германия, Великобритания, Испания и др.) странах Европы. Руководителем лаборатории, т. е. главным исследователем (principal investigator), является профессор. В нашем НОЦ два профессора, возглавляющие разные лаборатории и, соответственно, администрирующие собственные бюджеты. По взаимному согласию большая часть бюджета НОЦ также была разделена между двумя профессорами, чтобы обеспечить наиболее высокую эффективность НИР. В таких лабораториях на одного профессора приходится не более 3 senior researchers (в случае нашего НОЦ по одному на каждого профессора), 2—3 post-docs (по двум на каждого профессора в нашем НОЦ), до 3—5 аспирантов и 5—10 студентов на одного профессора. Это структура обеспечивает наивысшую эффективность как при НИР, так и в воспроизводстве научно-технических кадров высокой квалификации. Почему-то в нашей стране об этом не говорят, но в странах с инновационной экономикой последняя задача рассматривается как наиболее важная при финансировании государством научных исследований.

В НОЦ студент выполняет свои курсовые и дипломные проекты как НИР; он приобретает практически все необходимые для научной работы профессиональные навыки и знания во время учебы в университете. Такого выпускника нет необходимости чему-то доучивать после поступления в аспирантуру. Фактически за время обучения в аспирантуре он занимается НИР. На основе его результатов профессор имеет возможность написать статью для высокоимпактного англоязычного журнала, которая сможет выдержать рецензирование, а после опубликования соберёт хотя бы 10 ссылок лет за семь. После защиты диссертации такой специалист готов к прохождению post-doc курса в ведущих международных университетах и институтах. На сегодняшний день почти все подготовленные под моим руководством кандидаты наук (кроме одной, по семейным обстоятельствам) прошли через пост-доки за рубежом. Ряд студентов, работавших в моей лаборатории, прошли аспирантуру за рубежом, некоторые из них уже получили tenure, другие устроились на работу в научно-иcследовательские центры таких известных компаний как, например, Nissan. Вернувшиеся из-за рубежа специалисты составляют костяк нашего НОЦ. По моим оценкам, эффективность их работы в 5—10 раз выше, чем научных сотрудников, которые не смогли пройти такой путь.

Аспирантам и студентам, участвующим в НИР необходимо платить достойную заработную плату – иначе они пойдут подрабатывать

Немаловажным достоинством профессорской лаборатории является отсутствие конфликтов и интриг, поскольку все сотрудники нацелены на promotion. Аспиранты хотят сделать высококачественную диссертацию с публикациями в известных журналах, что позволит им пройти по конкурсу на престижную post-doc position (AvH, JSPS либо позиции в ведущих американских университетах). Работающие в лаборатории пост-доки стараются достигнуть уровня senior researchers; если какой-то senior researcher достигает уровня профессора, позволяющего самостоятельно работать и зарабатывать деньги, он создаёт свою лабораторию. Руководство БелГУ всячески поддерживает карьерный рост, предоставляя start-ups для создания такой лаборатории, которые как минимум по выделяемым средствам не хуже, чем аналогичные start-ups в американских университетах. Структура НОЦ позволяет выполнять известное правило в политике персонала — не более семи лет на одном месте в одной должности.

Кто работает в НОЦ? Сколько у Вас исследователей, аспирантов, студентов? И кто с Вами сотрудничает?

На постоянной основе, помимо указанных выше, обучаются 5 аспирантов, 2 соискателя и 10 студентов. Кстати, только один наш post-doc младше 35, все остальные post-docs младше 30 лет. На условиях part time привлекаются к работе один post-doc, один аспирант и 3 студента. В следующем году мы надеемся дополнительно привлечь к работе на постоянной основе 2—3 аспирантов и 5—7 студентов.

А исследователей из других организаций Вы приглашаете?

— Все сотрудники НОЦ, занятые на постоянной основе, приехали в Белгород в течение последних двух лет — до начала действия госконтракта по НОЦ. Один аспирант присоединился к нашей команде в этом году. Что касается студентов, то они из БелГУ. Сейчас мы изменили учебный план по специальности «Наноматериалы», открыли бакалавриат по специальности «Материаловедение...», проводим работу по адаптации рабочих программ курсов к принципам функционирования НОЦ.

В НОЦ студент приобретает практически все необходимые для научной работы профессиональные навыки и знания во время учебы в университете

Работают ли в НОЦ или сотрудничают с ним иностранные специалисты и проживающие за рубежом соотечественники?

— В составе НОЦ все senior researcher (2 человека) и один пост-док были приглашены вернуться из Японии. Мы сотрудничаем с нашими соотечественниками в рамках Мероприятия 1.5. Исторически, мы проводили НИР в рамках кооперационных работ с учёными и инженерами из США, Европы, Японии, Южной Кореи. Свой первый российский проект я получил в лишь 2008 году (до этого у меня было два гранта РФФИ, но даже они были совместные с DFG и NNSF). Хотя условия изменились, мы стараемся продолжить наше долговременное плодотворное сотрудничество, установить новые связи. С моей точки зрения, только международная кооперация может обеспечить эффективность НИР, проводимых в России.

Какова оснащённость оборудованием Вашего центра?

— На сегодняшний день в БелГУ существует лучшая в стране и одна из лучших в мире экспериментальная база для работ по конструкционным наноматериалам, в том числе наноструктурным. Оборудование закупалось на собственные средства университета, по различным программам, среди которых следует отметить инновационно-образовательную программу университета, НОЦ по нанотехнологиям, Центр коллективного пользования. Общая стоимость закупленного оборудования, которое использует наш НОЦ, превышает 600 миллионов рублей. Эти капиталовложения явились основной причиной, по которой ведущие сотрудники нашего НОЦ приняли решение переехать на работу в г. Белгород.

Возникнет ли в ближайшие годы потребность в обновлении оборудования?

— Обновлять ничего не нужно. Надо просто дозакупать отдельные установки под действующие и планируемые проекты. У нас есть весь основной комплект исследовательского и технологического оборудования. Мы планируем дополнительно закупать оборудование только в том случае, когда нам нужно увеличить количество испытательных машин для выполнения крупных проектов либо заместить уникальное оборудование других институтов, которое раньше мы могли использовать по кооперации.

Много ли времени заняла подготовка заявки и промежуточных отчётов?

— Заявку я писал две недели, причем так получилось, что мне пришлось писать всю заявку целиком. Учитывая объём финансирования, это нормальное время. Столько же я обычно тратил на написание заявки на проект Международного научно-технического центра, систему администрирования проектов которого, я считаю лучшей в РФ. Мне вообще не понятно, почему достаточно много людей говорят о сложности форм по мероприятиям 1.1 и 1.5, контролируемых ФАНИ. Такое впечатление, что эти критики просто сами никогда не писали заявки на международные гранты, им не с чем сравнивать.

Что касается отчётов. Технические отчёты профессора пишут сами. Мне очень помогает мой senior researcher. Я думаю, на технический отчёт мы вместе потратили вряд ли больше 20 человека-часов, что немного. Следует сказать, что в штате НОЦ есть человек, который приводит отчёты к форме, соответствующей ГОСТу. На годовые и финальные отчёты по МНТЦ и CRDF я тратил больше недели.

Рекомендовал бы Роснауке сделать отчёты по этапам аннотационными (как в указанных выше фондах), а полными оставить только годовые отчеты и финальные.

Вернувшиеся из-за рубежа специалисты составляют костяк нашего НОЦ

Вовремя ли приходят деньги, и на что они идут?

— Деньги приходят вовремя, даже более чем. В этом году они вообще пришли в ноябре. Это нормально, все свои вопросы мы можем решить без спешки, в рабочем режиме. Для сравнения могу сказать, что система перевода денег по контрактам с DOE, которые администрировал CRDF, была хуже, а система платежей МНТЦ лучше. Мы тратим на оплату труда примерно 50 процентов средств, накладные составляют 15 процентов, материалы и процессинг — 12 процентов и более, расходы на командировки — менее 5 процентов. Что касается закупок, то мы производим их через котировки, процедура немного сложновата. Для сравнения, на закупки через МНТЦ я тратил приблизительно в 1,5 раза меньше времени.

Интеллектуальная собственность, например патенты, уже появилась?

— По результатам работы планируем получить минимум три патента с перспективой их продажи. В рамках НОЦ мы надеемся выполнить такие фундаментальные и поисковые работы, которые в будущем позволят приступить непосредственно к разработке промышленных технологий в рамках других проектов ФЦП или хоздоговоров.

Только международная кооперация может обеспечить эффективность НИР, проводимых в России

Что для Вас является индикаторами успешности НОЦ?

— Для фундаментальных исследований это публикации в журналах с импакт-фактором больше одного и их цитирование, для прикладных исследований это патенты, имеющие перспективы коммерциализации, то есть такие патенты, которые были выкуплены коммерческими компаниями. К сожалению, в РФ последнее более чем экзотика. Основной критерий оценки учебной составляющей — количество защитившихся студентов и аспирантов, и их дальнейшая карьера в науке (для аспирантов — получение пост-доков в ведущих университетах, фондах AvH, JSPS и тд), для студентов — поступление в аспирантуру нашего университета и других ведущих университетов, стипендии DAAD, Monbushi и тд.

Следует отметить, что если в требованиях функционирования НОЦ стоит 50-ти процентная доля оплаты труда молодых учёных, как в проектах DFG, то индикаторы должны быть аналогичными, нацеленными на подготовку нового поколения высококвалифицированных учёных и инженеров.

Какие критерии оценки деятельности НОЦ Вы можете предложить чиновникам?

— По аналогии с кредитной историей для граждан, для руководителей НОЦ должен быть создан банк данных с индивидуальной историей их успеха, куда заносились бы все публикации, защиты диссертаций и научно-исследовательских дипломных работ студентов, и т. д. во время функционирования поддержанного грантом НОЦ. Именно эта история успеха должна рассматриваться как главный документ, на основании которого следует принимать решения о предоставлении финансирования по всем последующим заявкам руководителя. Следует отметить, что такой подход может базироваться только на принципе финансирования науки, который характерен для абсолютного большинства стран с инновационной экономикой: финансируется principal investigator, а роль университета или института сводится к предоставлению инфраструктуры, позволяющей выполнить проект.

Рекомендовал бы Роснауке сделать отчёты по этапам аннотационными (как в указанных выше фондах), а полными оставить только годовые отчёты и финальные

Повысить эффективность конкурсов НОЦ раза в два и сократить расходы на экспертизу откровенно слабых заявок можно простым путем: внести в требование к квалификации участника конкурса (п. 7.3.7 КД) положение — о наличии как у руководителя, так и у ответственного исполнителя проекта НОЦ за три последних года минимального количества статей в журналах, индексируемых в базах данных Scopus или ISI (например, пяти), и двух защищённых кандидатских диссертаций либо одной докторской. За соответствие этим требованиям следует давать 7 баллов на руководителя и 7 баллов на ответственного исполнителя. Если кто-либо из этих двоих не выбирает данный минимум, то ему следует давать 0 баллов. Как показывает практика, потеря 7 баллов практически фатальна для участников конкурса.

Ещё один момент. Надо понимать, что успешно функционирующий НОЦ не может существовать сам по себе, он может существовать только на базе чего-то. К необходимым условиям его функционирования следует отнести:

наличие специальности по подготовке бакалавров и магистров в университете, рабочий план которых обеспечивает возможность для студентов заниматься НИР по тематике своего образования;
наличие научно-исследовательской базы в виде оборудования и помещений;
наличие 2—4 основных исследователей, сотрудничество которых даёт возможность обеспечить функционирование НОЦ. Один профессор, будь он хоть семи пядей во лбу, вытащить весь НОЦ практически не в состоянии. В рамках программы НОЦ должен финансироваться именно коллектив principal investigators.

Госконтракт завершён. Что потом?

— НОЦ, конечно, сохранится. Надеемся, что этот конкурс — не последний, и мы сможем выиграть ещё проекты по НОЦ. Если нет, то будем финансировать центр из других источников. В любом случае менять структуру: профессор — senior researcher — постдоки — аспиранты — студенты не станем. Эта схема самая эффективная.

РЕЙТИНГ

2.00
голосов: 25

Обсуждение