Наука и технологии России

Вход Регистрация

«Старая энергосырьевая модель исчерпана»

Дискуссия с оптимистическим названием «Здоровое будущее экономики», состоявшаяся на Гайдаровском форуме – 2015, собрала ключевые фигуры финансового, экономического и социального блоков Правительства России. В оценке «текущего момента» выступавшие были практически единодушны, а в рецептах выхода из кризисной ситуации несколько разошлись. Дмитрий Медведев, выступивший на форуме после этой дискуссии, дал вполне чёткие сигналы российскому и иностранному бизнесу.

Специфика кризиса и варианты выхода

Структурное замедление экономики, влияние на неё санкций, а также шоковое падение мировых цен на нефть – это, по словам президента, председателя правления ОАО «Сбербанк России» и экс-министра экономики Германа Грефа, «ключевые триггеры» нынешней ситуации.

Герман_Греф Герман Греф. Фото с сайта Гайдаровского форума – 2015

Предугадать, какой будет дальнейшая динамика нефтяных цен, сложно, тем более повлиять на неё. Можно констатировать лишь то, что страны ОПЕК системно снижают цены, отметил Герман Греф. Поскольку средняя себестоимость добычи нефти составляет у нас 35–40 долларов, 45 долларов за баррель – для бюджета России весьма чувствительная цена.

Выпадающие прямые доходы бюджета в 2015 году при такой цене на нефть и курсе 65 рублей за доллар глава Сбербанка оценил в 3,5 – 4 триллиона рублей (25,8 – 29,5%).

Какие варианты действий есть у правительства? Можно скорректировать расходы федерального бюджета. Можно оставить расходы неизменными, компенсировав «дыру» в бюджете из средств Резервного фонда и Фонда национального благосостояния, но их – даже при весьма экономных тратах – хватит, по мнению Германа Грефа, на полтора-два года. Есть ещё один, весьма опасный, ход – «залезть в эмиссию Центрального банка». Или повысить налоги, но от этого власть уже публично отказалась.

Идём на прорыв?

Бездействовать в ожидании роста нефтяных цен было бы ошибкой, считает экс-министр. Он напомнил, что структурное замедление российской экономики началось до падения мировых цен на нефть и изменения геополитической ситуации. По-хорошему, уже тогда надо было решать внутренние проблемы. Одна из них – плохой инвестиционный климат, несмотря на продвижение России в рейтинге Doing Business. И здесь, по словам главы Сбербанка, «нужен прорыв».

Чем, по-Грефу, надо заняться в первую очередь? Реформой государственного управления; резким повышением качества институтов, прежде всего судебной системы; диверсификацией экономики и повышением её конкурентоспособности. Ну, и о макроэкономической стабильности нельзя забывать. Экс-министр уверен: нужна командная работа правительства по наращиванию эффективности бюджетных расходов и такой поворот в экономической политике, который возродил бы доверие бизнеса к власти.

Кто нуждается в защите?

Программа антикризисных мер разрабатывается, и она призвана решать глубинные проблемы – структурные, институциональные, циклические, заявил министр экономического развития России Алексей Улюкаев.

В отличие от кризисных 2008–2009 годов государственный бюджет, по его мнению, сейчас защищён гораздо лучше, в частности, с введением плавающего курса рубля. А вот бюджеты домашних хозяйств и бизнеса гораздо менее защищены. «Наши меры должны позволить снизить те шоки, которые получает население и бизнес, с одной стороны, – сказал министр. – А с другой стороны, поискать, можем ли мы сделать что-то конструктивное и созидательное».

В связи с «глубокой девальвацией национальной валюты», по его словам, произошло относительное снижение издержек. И это преимущество может быть использовано для поддержки наиболее гибких институтов и структур, например, малого и среднего бизнеса, что даст «серьёзный выигрыш».

Сигналом для малого бизнеса будет снижение регулятивной нагрузки, отказ от системных проверок и контроля над ним, равно как и освобождение от налоговой нагрузки. И это реальный шаг к диверсификации экономики.

Озабоченность возможной эмиссией денежной массы Центробанком Алексей Улюкаев развеял. Резервов более чем достаточно – они, по словам министра, составляют 10 триллионов рублей. Так что эмиссии не потребуется.

Сбалансированность бюджета

Россия оказалась не готова к резкому сокращению цен на нефть, констатировал министр финансов Антон Силуанов, поскольку сбалансированность бюджета рассчитывалась исходя из цены, превышающей 100 долларов за баррель. При цене 60 долларов за баррель поступления в бюджет от экспорта нефти снизились на 180 миллиардов долларов. Потеря же от ограничений западными санкциями на приток капитала оценивается в 40–60 миллиардов долларов.

«Мы сейчас по сути являемся заложниками того, что раньше проводили очень мягкую бюджетную, мягкую вообще политику», – отметил министр финансов.

Он считает, что надо «как можно быстрее решить вопрос с инфляцией», которая в 2014 году составила 11,4%. Половина её роста приходится на девальвацию рубля и введённые Россией ограничения по импорту потребительских товаров.

Дефицит бюджета в 0,5% ВВП образовался из-за докапитализации банков, на которую правительство выделило триллион рублей, уточнил Антон Силуанов. Но это решение было правильным.

К плюсам можно отнести пополнение в 2014 году резервов на 370 миллиардов рублей, которые будут необходимы в этом году.

Согласившись с оценкой Грефом количества выпадающих доходов, Антон Силуанов призвал к корректировке государственных расходов. Задачей минимум на 2015 год он назвал исполнение социальных и оборонных обязательств бюджета (их доля составляет около 60% бюджетных расходов). Остальные утверждённые в законе о федеральном бюджете расходы Минфин предлагает сократить не менее чем на 10%, что даст примерно триллион рублей экономии. Но и этого, по мнению главы Минфина, недостаточно. Тем более что в бюджете заложен прирост расходов по сравнению с 2014 годом на 11,7% (и это при снижении темпов роста экономики). Придётся «постепенно приводить наши расходы к новым экономическим реалиям», – резюмировал Антон Силуанов.

Задачей максимум на 2016–2018 годы, по его мнению, должны быть структурные реформы в пенсионной системе, обороне, переход на адресную помощь населению.

…Или экономический рост

Заместитель председателя Правительства России Ольга Голодец предложила задуматься над тем, что должно быть приоритетом экономической политики: сбалансированность бюджета или рост экономики. Во втором случае именно с точки зрения решения задачи роста необходимо оценивать расходы бюджета.

Ольга_Голодец Ольга Голодец. Фото с сайта Гайдаровского форума – 2015

В 2012–2013 годах так называемые неэффективные социальные расходы были сокращены на 988 миллиардов рублей, но никто, по словам вице-премьера, «результативность этих изменений не почувствовал» – они на росте экономики никак не сказались.

Одной из задач правительства в социальной сфере должно быть сохранение покупательной способности и уровня жизни отдельных категорий населения (пенсионеров, семей с детьми) для стимулирования спроса как фактора экономического роста, считает Ольга Голодец. Другая задача – изменение структуры занятости. Для её решения предполагается создать «новые институты перетока работников из тех отраслей, которые неминуемо будут сокращаться…, в новые отрасли экономики».

«Абсолютный императив»

Дискуссия показала, что руководители финансового, экономического и социального блоков правительства исходят прежде всего из того, что в сложившейся ситуации должны делать их ведомства. Выступивший вслед за этим председатель Правительства России Дмитрий Медведев подвёл под дискуссией черту, дав вполне чёткие сигналы обществу, бизнесу и западным партнёрам.

Дмитрий_Медведев
Дмитрий Медведев. Фото с сайта Гайдаровского форума – 2015

«Старая энергосырьевая модель исчерпана, это понимают все, она не может дать ни устойчивого роста, ни стимулов для инвестиций в реальное производство. Всё слабее она воспринимает технологические инновации и, главное, не обеспечивает стабильного повышения уровня жизни», – подчеркнул глава правительства.

Ключевым институтом и одной из опор экономики он считает доверие между населением страны, бизнесом и государством. «…Мы достаточно мало сделали, чтобы общество осознало, что его успехи, его возможности напрямую зависят от свободы предпринимательства и успехов бизнесмена», – признал премьер-министр. Далее он заявил, что государство будет делать, и чего не будет делать ни при каких условиях:

«Во-первых, Россия даже в нынешних условиях не собирается закрываться от мира, менять курс в сторону создания мобилизационной модели экономического развития…

Во-вторых, власть не пойдёт на отказ от свободной конвертации рубля…

В-третьих, Россия будет соблюдать свои международные обязательства…

В-четвёртых, мы не будем ограничивать свободу предпринимательской деятельности…

Мы просто обязаны снять внутренние ограничения, которые угнетают бизнес. Это абсолютный императив…

В-пятых, власть не собирается ждать, когда просто поднимутся цены на нефть… Мы должны учиться жить при низких ценах на энергоносители».

В кризисной ситуации правительство, по словам Дмитрия Медведева, намерено развивать импортозамещение, проводить системные меры поддержки промышленности и сельского хозяйства, в том числе расширять кредитование реального сектора по приоритетным направлениям, наращивать поддержку несырьевого экспорта в сфере информационных технологий, в ядерной энергетике, авиастроении, ракетно-космической промышленности и ряде других отраслей. А также действовать в рамках Национальной технологической инициативы и «попытаться выйти на мировой рынок с уникальной, инновационной продукцией» в области биотехнологий, использования возобновляемых ресурсов, производства композитных материалов.

РЕЙТИНГ

4.50
голосов: 8

Обсуждение