Наука и технологии России

Вход Регистрация

Компетенции против «корочек»

На интервью с Иваном Дементьевым, экспертом конкурса инновационных проектов InnoStar и руководителем программ в Агентстве стратегических инициатив, работающим с молодёжью в научной и образовательной сфере, я приехала на велосипеде, воспользовавшись открытым по всей Москве прокатом и велопарковками. И обнаружила, что к двухколёсным «коням» не готовы не только столичные улицы и подземные переходы, но и прохожие, которые постоянно шарахаются от велосипедистов. Поэтому я спросила у Ивана, насколько готово наше общество к инновациям (раз оно не готово к велосипедам) и как помочь молодым учёным сделать первый шаг в предпринимательское будущее.

Иван_Дементьев Даже если инноватору проще реализовать идею не в России, Иван Дементьев напоминает: «Путь проще – это не путь стартапера»

По-моему, история с велосипедами напоминает отношение к инновациям в России – почти «испуг». Вы так не считаете?

– В направлении «Молодые профессионалы» в АСИ мы используем технологии работы с будущим и стараемся людям давать инструменты, которыми они могут создать для себя картину будущего и таким образом избавиться от страха перед ним. В этом смысле аналогия с велосипедным транспортом в Москве, пожалуй, удачна. На мой взгляд, сейчас всё делается правильно. Неверно было бы сначала нарисовать велосипедные дорожки, потратить на это тонну ресурсов, серьёзно вложиться в это с точки зрения организации и правил дорожного движения, обустроить действительно удобные зоны для парковки, провести какие-то социальные кампании – а потом оказалось бы, что московским жителям это не нужно! Всегда в чём-то новом, даже когда мы говорим о велосипедных дорожках, требуется определённое время. Люди, которые пользуются велосипедами, должны быть лоббистами-первопроходцами. И тогда сформируется определённая культура социальной активности нового вида.

То есть пионеры должны столкнуться лоб в лоб со всеми трудностями?

– Фактически да. Им нужна услуга по аренде этого велосипеда – это доступно. Но остальное они должны «пробить» – ту же дорожку. И если они это сделают, а люди пойдут за ними, то история начнёт развиваться. Тогда можно будет и велосипедные дорожки рисовать, и обустраивать полноценную инфраструктуру. Любой эксперимент требует начальной точки.

С теми самыми «картинами будущего» вы так же работаете?

Будущее не совершается само по себе: его совершают люди. Мы не говорим про стихийные бедствия – такими прогнозами мы не занимаемся. Мы говорим о том, что нужно тем, кто работает в определённой сфере – это может быть и образование, и тот же транспорт. Например, мы делали форсайт-сессию по анализу проекта Транспортной стратегии РФ до 2030 года для Министерства транспорта России. Суть её была сформировать именно программу осознанных действий, а не просто набор ожиданий или идей.

И как вы помогаете людям преодолеть страх перед будущим?

– Мы им даём определённые технологии: они переносят себя в позицию будущего – не «какой я сейчас, и что изменится в жизни», а «какой я буду в будущем, как буду действовать в изменившейся действительности». Пройти несколько ступеней и побывать, к примеру, на 20 лет впереди – это не так уж и легко. Если мы посмотрим на 20 лет назад, нам покажется, что тот прогресс, которого мы достигли, очевиден.

Мы можем оценить скорость, но часто недооцениваем ускорение: те вещи, которые 20 лет назад казались абсолютно нелепыми, сейчас – реальность. И так же получится ещё через 20 лет.

Чтобы это спрогнозировать, начать работать с будущим, нужно работать с определённой методологией. У нас такая есть – называется Rapid Foresight (технология быстрого видения будущего). А для того, чтобы результат форсайта, этого взгляда в будущее, был продуктивен, в нём должны принять участие те, кто, нарисовав эту общую картинку, пожмут друг другу руки и пойдут дальше всё это воплощать в жизнь. Осознанно, вместе, с доверием и пониманием коллег.

Не «пофантазировали и разошлись», посчитав, что для России всё это нереально?

– Знаете, у нас очень любят ругать Родину за разные вещи, причём непонятно, кого именно ругают. Ведь известно: человек, который что-то ругает в Родине, в первую очередь ругает себя. Но, в конце концов, он же «кузнец своего счастья». Если для него сфера личного счастья – заработок, а всё остальное кто-то должен сделать за него, это неконструктивная позиция, она проигрышна. Его впечатлили какие-то сферы жизни за границей, куда он совершил короткую поездку? Я всегда таких людей спрашиваю: если половину Лондона заселили бы российские эмигранты, это всё ещё был бы Лондон или какой-то другой город?

Возвращаясь к молодёжи: я заметила, что на всяких наших «стартап-пикниках» ребят за консультациями стоит тьма-тьмущая. Им не хватает предпринимательских знаний?

– Ну, это проблема менторства. У нас не хватает успешных бизнесменов, которые готовы работать с заинтересованной молодёжью. К тому же люди из крупного бизнеса, которые начали расти в начале 90-х, вряд ли могут подсказать, как сегодня мелкой компании надо чувствовать себя и расти на рынке. 90-е считаются «золотыми временами бизнеса», потому что количество возможностей было огромным. Но сейчас нужно действовать с головой. И тех экспертов на рынке, которые не были «грантоежками», а сами от стартапа дошли до устойчивого бизнеса, пока мало.

При этом молодёжь-то уже достаточно растормошённая и начинает думать: «А что мы будем делать?»

В России потихоньку наступает время, когда люди начинают понимать, что компетенции важнее «корочек» и бумажечек.

Ребята смотрят на ситуацию с российскими вузами, рейтинг которых в мире упал уже ниже плинтуса, и начинают искать себе такие сферы, которые обеспечат им достаточную независимость от погодных условий образования. Одна из таких возможностей – это стартаперство, предпринимательство и открытое образование. Когда я учился, я мог быть стартапером. Но тогда таких инструментов в принципе не существовало. Ребята из моей среды, которые пошли в бизнес, даже не могли кредит в банке взять, потому что это было очень дорого. Они закладывали свои квартиры!

Сейчас всё по-другому?

– Конечно, но, увы, до сих пор у нас остаётся определённый «плохой имидж» предпринимательства и состоявшихся бизнесменов: что они нечестным образом заработали своё состояние, что это опасно и бесполезно. Возможно, «сумасшедший учёный» и стал бы успешным технологическим предпринимателем, но само слово «предпринимательство» его несколько напрягает. Возможный выход из этой ситуации – встроить в систему высшего образования предпринимательские компетенции.

Про колледжи речь не идёт? Есть же хорошие колледжи предпринимательства…

– С колледжами другая проблема: дело в том, что если в высшее образование с гораздо большей охотой готов вкладываться бизнес – по крайней мере теоретически, то на систему колледжей, среднего профессионального образования он ещё не смотрит. Поэтому мы взялись за проект внедрения в России элементов системы дуального образования. С некоторой оглядкой на немецкую модель, в которой бизнес инвестирует львиную долю денег в образование своего будущего сотрудника.

Стоит только вспомнить, что в Советском Союзе выпускники колледжа на производствах получали гораздо больше инженеров. В два, а то и в три раза больше! Сварщики с высокой квалификацией до сих пор зарабатывают очень прилично. Другое дело, что у молодёжи в определённом смысле сам имидж среднего специального образования стёрт. И теперь нам нужны новые сильные информационные каналы. WorldSkills, например, – соревнование рабочих профессий, которое работает на их имидж. Здесь нет идеологии: «Идите в строители! Это нужно Родине». Здесь другое: «Идите в строители! Это замечательная профессия, которая приносит стабильный доход и востребована на рынке труда. И вам может быть интересно в ней работать».

Как вы считаете, это неконструктивно, когда молодёжь думает, что нужно заниматься только тем, что ещё не тронуто на мировом рынке?

– Здесь есть две возможные позиции. Во-первых, позиция предпринимателя. Во-вторых, позиция идеолога какого-то проекта, вопроса определённого содержания. Многие бизнес-инкубаторы не дают компетенции предпринимателям, а вбивают человеку в голову, что пока его проект не будет обладать какими-то NPV и другими непонятными аббревиатурами, он недееспособен. Если посмотреть на то, как развивался любой стартап, то выясняется, что каждый стартап развивается вопреки, а не благодаря. Любая инновация – это слом, это смена чего-то привычного и уже существующего. Она всегда воспринимается со скепсисом и встречает сопротивление. Вот здесь молодой человек должен ответить на вопрос: готов ли я бороться за свою идею? или я хочу быть бизнесменом и делать деньги?

Я как-то наткнулся на замечательный афоризм. Он очень в духе нашей страны.

«У нас есть День знаний, но нет Дней навыков и умений. Может, поэтому в этой стране все очень умные, однако ничего толком сделать не могут».

У нас много людей действительно умных, которые придумывают замечательные вещи. Но, как известно любому практику, пока ты нечто замечательное на практике не «откатаешь», стоимость этого зачастую близка к нулю. Так что рецепт всегда один. Если ты стартапер и у тебя есть некая идея, которую ты считаешь классной, верь в себя и не сдавайся. Понятно, что, возможно, где-то это делать проще, чем в России. Но другое дело, что путь проще – это не путь стартапера.

РЕЙТИНГ

4.21
голосов: 39

Галереи

Вручение премий и медалей лауреатам конкурса РАН для молодых учёных и студентов вузов, 3 апреля 2012 года

3 апреля 2012 года в здании Президиума РАН состоялась церемония награждения лауреатов конкурса РАН для молодых ученых РАН, других учреждений, организаций России и для студентов высших учебных заведений России за лучшие научные работы 2011 года. Дипломы и медали вручал вице-президент РАН Валерий Козлов, также на церемонии присутствовали Александр Некипелов, Евгений Примаков, Владислав Панченко, Эрик Галимов и другие академики и члены-корреспонденты РАН. По окончании торжественной церемонии лауреат Нобелевской премии Жорес Алфёров выступил с лекцией «Полупроводниковая революция в ХХ веке».
На конкурс 2011 года были представлены 758 научных работ из большинства регионов и ведомств России. Многие работы были выполнены коллективами молодых учёных, либо в соавторстве студентов с молодыми учёными. В конкурсе приняли участие 884 человека, из которых 308 – студенты (начиная с I курса), и 576 – молодые учёные. Среди молодых ученых, принявших участие в Конкурсе 2011 года – 311 кандидатов наук и 17 докторов наук. Многие работы были представлены в виде крупных циклов научных исследований, отраженных в десятках публикаций, в том числе в ведущих отечественных и зарубежных изданиях, в монографиях. Всего было представлено 33 монографии. Экспертные комиссии Академии наук, по согласованию со специализированными отделениями РАН и Комиссией РАН по работе с молодежью, определили в качестве победителей конкурса 45 молодых ученых и 27 студентов.

30 фото

Обсуждение