Наука и технологии России

Вход Регистрация

Интеллектуальный рост

В Международный день интеллектуальной собственности STRF.ru знакомит читателей с итогами прошедшей на минувшей неделе онлайн-дискуссии «Трансфер технологий, где происходит сбой?». Она показала, насколько актуальны для разработчиков проблемы охраны и защиты прав на результаты интеллектуальной деятельности. На вопросы читателей отвечала Наталия Полякова, руководитель службы институциональных инициатив ОАО «РВК», кандидат химических наук.

Наталия_Полякова
Наталия Полякова: «Я считаю, что в большинстве случаев права на РИД должны быть переданы исполнителям и только в исключительных, строго оговорённых, случаях – госзаказчику, при условии, что государству гарантируется предоставление безвозмездной лицензии в случаях использования РИД для государственных нужд»

Анна Горбатова, специальный корреспондент STRF.ru, к.э.н: Уважаемая Наталия Владимировна, как Вы оцениваете патентную активность в России? Какова она в сравнении с США, ЕС, Китаем, Японией?

Наталия Полякова: Доля России в общем количестве подаваемых заявок на выдачу патентов составляет, по данным Всемирной организации интеллектуальной собственности (ВОИС), около 2,0 % от общего числа подаваемых в мире заявок (в 2011 г. в мире подано 2 140 600 заявок, в России – 41 414 заявок; 8 место в мире), и около 5,0% от общего количества патентов, выдаваемых ежегодно национальным заявителям. В 2010 г. Россия с показателем – 42 500 заявок занимала 6 место, в 2011 г. нас опередила Индия, с показателем – 42 291 заявка. Лидерами по количеству подаваемых заявок на выдачу патентов на изобретение являются патентные ведомства: Китай (совместно с Гонконгом) – 526 412, США – 503 582 заявки, Япония – 342 610, Южная Корея – 178 924 (для справки, в России проживает 12% учёных всего мира). Обращаю Ваше внимание, что в 2011 г. поменялся лидер – на первое место в мире вышел Китай, оттеснив США на второе место.

Приходится констатировать явно недостаточную активность отечественных заявителей, а также всё ещё слабую привлекательность рынка России для иностранных инвесторов и партнёров. Например, в 2011 г. иностранные заявители подали 14 919 заявок на получение патентов Российской Федерации (36% от общего количества поданных в России в 2011 г. заявок), а в США на долю иностранных заявителей приходится примерно 50,6% от общего количества поданных в 2010 г. заявок на получение патента США.

В 2011 г. Россия занимала 6 место в мире по количеству выдаваемых патентов (29 999). Лидеры: Япония – 238 323 патентов, США – 224 505, Китай – 172 113 патентов. По данным ВОИС в 2011 г. количество выдаваемых Россией патентов уменьшилось на 1,07% (уменьшение количества выдаваемых патентов наблюдалось также в ряде других стран), а в США, Южной Корее, Японии и Китае – увеличилось.

Патентная активность отечественных заявителей за рубежом ничтожно мала. В ежегодно публикуемых отчётах патентных ведомств ведущих зарубежных стран и ВОИС Россия традиционно фигурирует в разделе «Прочие заявители». На первых местах по количеству подаваемых заявок РСТ (Patent Cooperation TreatyДоговор о патентной кооперации) находятся США – 49 051, Япония – 38 874, Германия – 18 852, Китай – 16 402, Южная Корея – 10 447.

Только одна китайская корпорация, ZTE Corporation, подала в 2011 г. 2826 заявок на изобретения, что на 958 заявок больше, чем в 2011 г.

Рост количества поданных Россией заявок по процедуре РСТ (964 заявки, +20,8%) – обнадеживает. В то же время по количеству подаваемых заявок мы по-прежнему находимся между Бразилией (572 заявки, +17,2%) и Индией (1430 заявок, +11,2 %). Но победить Бразилию – мечта сборной России по футболу, а на рынке инноваций лидеры другие. Самые высокие показатели роста подачи заявок демонстрируют Китай – 16 406 заявок (+33,4%), Япония – 38 888 заявок (+21%), Канада – 2 923 заявок (+8,3%), Республика Корея – 10 447 заявок (+8%) и США – 48 596 заявок (+8%). Радует то, что в футбол они играют примерно так же, как мы, и это пока единственное, что нас объединяет.

При анализе статистики действующих российских патентов вызывает опасение значительное сокращение их количества. В 2011 г. количество патентов на изобретения, прекративших своё действие (по истечении срока действия и/или из-за неуплаты патентных пошлин за поддержание патентов в силе, по решению Роспатента), на 44,5% превысило количество выданных патентов на изобретения.

Количество действующих в Российской Федерации патентов на изобретения по состоянию на 31.12.2011 г. составило 168 558 патентов, т.е. на 1706 патентов меньше, чем действовало в 2009 г. В демографии это называется депопуляцией или демографическим кризисом (превышение числа умерших над числом родившихся).

Доля патентов на изобретения, полученных на имя Российской Федерации, составляет 0,68% от общего количества действующих в 2011 г. патентов на изобретения (1141 патент на изобретения из 168 558 действующих патентов на изобретения). И это при финансировании за счёт федерального бюджета, по разным данным, от 60% до 80%. Эти данные иллюстрируют необходимость изменения действующей системы и показывают несостоятельность передачи всех прав госзаказчику.

Досиков Василий, Центр «Открытая экономика», руководитель научно-исследовательских проектов, к.э.н.: Какие ещё показатели используются в патентной статистике?

Наталия Полякова: Для характеристики уровня изобретательской активности, интенсивности распространения национальных научно-технических достижений, степени технологической зависимости страны в патентной статистике применяются следующие относительные показатели:

  • коэффициент изобретательской активности, определяемый как число поданных отечественными заявителями в патентное ведомство страны заявок на изобретения, в расчёте на 10 тыс. человек;
  • коэффициент самообеспеченности – отношение числа патентных заявок, поданных отечественными заявителями внутри страны, к общему числу патентных заявок, поданных в патентное ведомство страны;
  • коэффициент технологической зависимости – отношение числа патентных заявок, поданных зарубежными заявителями в национальное патентное ведомство, к числу внутренних патентных заявок, поданных отечественными заявителями.

До 2007 г. безусловным лидером по уровню изобретательской активности являлась Япония, по данным 2010 г. Япония занимает 2-е место с показателем 22,82 (падение составило около 21%). С 2007 г. безусловным лидером стала Республика Корея с коэффициентом 26,88 в 2010 г. Соединённые Штаты Америки до 2007 г. демонстрировали стабильный рост в этой сфере, небольшой спад пришёлся на 2008 г. и 2009 г., в 2010 г. с коэффициентом 7,82 США приблизилось к показателям 2007 г., но в целом общий рост изобретательской активности США за семь лет составил порядка 25%.

В Германии патентная активность стабильна, как и число подаваемых заявок.

Несмотря на значительный рост количества подаваемых заявок на изобретения, по патентной активности Китай до 2010 г. уступал Российской Федерации. В 2010 г. коэффициент изобретательской активности в Китае составил 2,18, т.е. 5-е место в мире, а в целом с 2004 г. показатель вырос в 4 раза. Показатели Российской Федерации незначительно росли с 2004 г. по 2010 г., однако в 2011 г. наблюдался примерно 7% спад изобретательской активности и коэффициент составил 1,87, что несоизмеримо мало по сравнению с Республикой Корея, Японией и США.

Важными относительными показателями патентования, являются коэффициенты самообеспеченности и технологической зависимости государства.

Показатель самообеспеченности Японии, Германии, Швейцарии и США за период с 2004 по 2010 г. практически не меняются, оставаясь постоянными. Самообеспеченность Китая и России в 2002 году практически сравнялись, однако с 2004 г. показатель самообеспеченности Китая вырос с 0,47 до 0,73, а России – снизился с 0,76 до 0,64.

Показатели технической зависимости Германии, Японии и Швейцарии ниже аналогичного показателя Китая и России, они стабильны и колеблются в небольшом диапазоне. Коэффициент технической зависимости Республики Корея снизился с 0,33 в 2004 г. до 0,29 в 2010 г. Неуклонно снижается, а точнее на 67%, указанный коэффициент в Китае (с 1,13 до 0,37), а России и США, наоборот, возрастает: с 0,31 до 0,56 в 2011 г. (на 80 %) в России и с 0,45 до 1,03 в 2010 г. – в США.

Коэффициенты самообеспеченности и технической зависимости Российской Федерации явно свидетельствуют о зависимости национальной промышленности от иностранных разработчиков.

Марина Набатникова, ИД « АиФ»: Какие меры по вовлечению результатов интеллектуальной деятельности в хозяйственный оборот необходимо принять в первую очередь?

Наталия Полякова: Инновационное развитие возможно тремя основными путями:

  • официальный государственный курс на инновационную экономику через создание рынка интеллектуальной собственности (ИС);
  • коммерциализация интеллектуальной собственности, которая невозможна без закрепления прав (увеличение количественного показателя по числу патентуемых за рубежом изобретений);
  • обязательное наличие конкретной структуры, обеспечивающей реализацию инновационного процесса.

В этом, собственно, и состоят первоочередные меры.

При коммерциализации ИС возникает ряд взаимосвязанных проблем:

  • распределение прав на объекты интеллектуальной собственности (между работником и работодателем, исполнителем и заказчиком, предприятием и государственным заказчиком на результаты научно-технических разработок);
  • выбор оптимальной формы охраны результатов интеллектуальной деятельности (РИД) и оформление исключительных прав;
  • определение наиболее эффективной формы коммерческого использования ОИС;
  • финансово-экономические проблемы коммерческого использования ОИС и бухгалтерский учёт.

Ещё одной проблемой при коммерциализации является несовершенство действующей нормативно-правовой базы, а именно трёх главных нормативных отраслей: гражданского права, налогового обеспечения и бухгалтерского учёта.

Для успешного инновационного развития необходимо гармоничное существование трёх систем: патентной, судебной и финансовой.

  • Патентная система создана и продолжает развиваться.
  • Судебная система, какая ни какая, существует.
  • Финансовая система не организована.

Но никакая система не заставит вкладывать деньги в рискованные проекты не только с технической точки зрения, но и с правовой. Патент должен стать гарантом для инвесторов, вкладывающих деньги в инновацию, а это зависит от надёжности и однозначного понимания действия первых двух систем – патентной и судебной.

Рассчитываю, что в ходе онлайн-дискуссии мы рассмотрим все имеющиеся проблемы на конкретных примерах и предложим необходимые меры.

Valery: С какими рисками может столкнуться участник рынка ОИС в РФ и каков их порядок (оценочная величина)?

Наталия Полякова: Отвечу на Ваш вопрос, как я его понимаю, хотя сформулирован он весьма неконкретно. В соответствии с Положением о патентных и иных пошлинах за совершение юридически значимых действий, связанных с патентом на изобретение, полезную модель, промышленный образец, с государственной регистрацией товарного знака и знака обслуживания, с государственной регистрацией и предоставлением исключительного права на наименование места происхождения товара, а также с государственной регистрацией перехода исключительных прав к другим лицам и договоров о распоряжении этими правами (утверждено постановлением Правительства РФ от 10 декабря 2008 г. N 941, с изменениями, внесёнными постановлением Правительства РФ от 15 сентября 2011 г. N 781 см. материалы сайта Роспатента), утвержден Перечень юридически значимых действий, связанных с патентом на изобретение, полезную модель, промышленный образец, с государственной регистрацией товарного знака и знака обслуживания, с государственной регистрацией и предоставлением исключительного права на наименование места происхождения товара, а также с государственной регистрацией перехода исключительных прав к другим лицам и договоров о распоряжении этими правами, за совершение которых взимаются патентные и иные пошлины согласно приложению, их размеры, порядок и сроки уплаты, а также основания для освобождения от уплаты пошлин, уменьшения их размеров, отсрочки их уплаты или возврата.

В соответствии с Перечнем пошлины на патентование изобретения составят:

  • регистрация заявки + формальная экспертиза – 1650 руб. + 250 руб. за каждый пункт формулы свыше 25;
  • проведение экспертизы заявки по существу – 2450 руб. + 1950 руб. за каждый независимый пункт формулы свыше 1 + 3400 за каждый независимый пункт формулы свыше 10;
  • регистрация и выдача патента – 3250 руб.

Итого: размер официальных пошлин за патентование изобретения в РФ от 7350 руб.

Существует ряд льгот по уплате пошлин:

  • размер пошлины, в случае подачи заявки в электронном виде уменьшается на 15%;
  • для физического лица, являющегося единственным автором изобретения, полезной модели, промышленного образца и испрашивающего патент на своё имя либо являющегося единственным автором изобретения, полезной модели, промышленного образца и обладателем соответствующего патента, в ряде случае уплачивается 50-процентная пошлина, а в случае, если автор ветеран войны, он освобождается от уплаты пошлины;
  • если физическое лицо является учащимся (воспитанником) государственного, муниципального или иного образовательного учреждения, реализующего образовательную или профессиональную программу обучения (за исключением послевузовской), то пошлина составляет 20% от установленного размера;
  • для заявителя, являющегося субъектом малого предпринимательства, определён 50-процентный размер пошлин и ряд других льгот.

Следует сказать, что дополнительных затрат потребует подготовка самой заявки, в случая обращения к патентному поверенному. Обращение к специалистам – это идеальный вариант, и экономия на патентном поверенном не на пользу заявке и будущему патенту. В среднем расходы составят около 25– 30 тысяч руб.

Замечу, что данные расчёты приблизительны, и могут отличаться в зависимости от конкретной ситуации.

Valery: 1000 долларов составляет финансовый риск автора, который «выставляет» свой ОИС в качестве товара на рынок. Меня же интересует проблема рисков покупателей ОИС. Ведь именно покупатели ОИС образуют собственно рынок и реализуют ОИС на практике. Что касается авторов, то их еще во времена СССР было предостаточно, как, впрочем, и сейчас. Поэтому для правильного понимания проблемы я конкретизирую свой вопрос, тем более что, как мне представляется, сбой происходит в полном отсутствии понимания в РФ того, зачем вообще-то нужны эти самые ОИС покупателям и в чем может находится у них к ОИС интерес. Для этого нужно точно проинформировать покупателей о тех рисках, которые связаны с инвестициями в приобретение ОИС. Итак, уточняю вопрос: с какими рисками может столкнуться инвестор (покупатель, предприниматель и др.) на рынке ОИС в РФ и какова их качественная структура?

Наталия Полякова: Уважаемый Valery, любой инвестор, решая для себя, вкладывать ли деньги в объекты интеллектуальной собственности, всегда рискует. Именно поэтому инвестиции в ИС, как правило, осуществляют венчурные компании – не зря этот бизнес в мировой практике называется высокорискованным. Коммерчески успешных объектов ИС – от 2% до 5%, по некоторым данным, а с учётом патентов в сфере информационных технологий, которые быстрее оборачиваются, – до 10%. Каждый специалист, вращающийся в сфере венчурного инвестирования, знаком с классическим законом этого бизнеса, правилом 3–3–3–1, по которому из 10 проинвестированных проектов 3 будут неудачными, 3 принесут средний доход, 3 – высокий доход и только 1 окажется сверхдоходным и покроет издержки на все остальные.

В России, как опять же известно, рынка интеллектуальной собственности не было почти сто лет – в СССР в условиях административно-командной системы всё принадлежало государству, разработчики получали лишь авторские свидетельства (и, следует добавить, авторское вознаграждение). Но, несмотря на это, изобретателей или рационализаторов было больше, чем сейчас. Так вот, рынок ИС не создается быстро; главное – культура поведения на этом рынке не формируется в одночасье, хотя в последние годы такой рынок и такая культура начинают зарождаться, в том числе с активным участием государства. У нас не так много частных компаний, которые могут себе позволить тратить немалые средства на приобретение перспективной разработки, аренду и покупку помещения, организацию производства, найм квалифицированных кадров, рекламу, при этом рискуя собственными деньгами.

Инвестор в России, как ни странно, вынужден опасаться автора и патентообладателя. Правовой нигилизм и отсутствие культуры ведения бизнеса приводят к тому, что инвестор сталкивается порой с недобропорядочностью продавца ОИС. Первая возможная проблема – разработка окажется служебным изобретением, когда права на изобретение на самом деле принадлежат работодателю (см. ст. 1370, ч. 4 ГК РФ) и/или государству в лице государственного заказчика (см. статью 1373, ч. 4 ГК РФ). И даже если автор запатентовал разработку, такой патент всегда может быть оспорен. Если такое случится, инвестору придётся дополнительно выкупать разработку, т.е. оформлять договор отчуждения исключительного права (уступки), или, в лучшем случае, – лицензионный договор.

Вторая проблема касается скорее иностранных инвесторов – когда разработка патентуется за границей с нарушением законодательства Российской Федерации, т.е. заявка подаётся в зарубежное патентное ведомство, минуя Роспатент, и не проходит проверку на секретность.

Третья проблема может быть связана с составом авторского коллектива. Увы, руководители предприятий или научные руководители непременно стремятся стать соавторами. Но когда они перестают быть руководителями, патент может быть оспорен реальным автором и аннулирован.

Бывает, что недобропорядочным оказывается инвестор, используя техническую документацию или описание незапатентованной разработки, которую ему предоставил автор в расчёте на вознаграждение. Но тогда это угроза для автора.

Ещё одна проблема, имеющая прямое отношение к рискам инвестора, а также автора и патентообладателя связана с нестабильностью российского законодательства – правила игры меняются, и часто – во время самой «игры».

И наконец, сейчас все профинансированные государством разработки принадлежат полностью или частично Российской Федерации. Но государство – плохой коммерсант, и это осложняет коммерциализацию ОИС. У госзаказчика нет на это ни средств, ни навыков, ни квалификации. Правда, есть надежда, что в скором времени ситуация изменится, и государство начнёт передавать права на РИД организациям-разработчикам (исполнителям государственных контрактов) и хозяйствующим субъектам.

Алексей Огнёв, корреспондент STRF.ru: В конце марта Минобрнауки России направило в правительство План по развитию в области интеллектуальной собственности, где есть предложение о создании единого органа власти, в котором сосредоточились бы все инструменты и государственные услуги в области интеллектуальной собственности. По сути, речь идёт о создании нового министерства по авторским правам. Как вы относитесь к этой идее?

Наталия Полякова: Одна из целей Плана – оптимизировать структуру федеральных органов исполнительной власти (ФОИВ) и объединить усилия государства в области охраны и защиты интеллектуальной собственности в Российской Федерации, т.е. задача придать этой важной и перспективной деятельности централизованный характер, объединив усилия и деятельность всех ФОИВ, учреждений и институтов развития.

Несмотря на особое внимание, уделяемое Президентом и Правительством Российской Федерации вопросам развития инновационных процессов в экономике страны, состояние правовой охраны, защиты и практического использования результатов интеллектуальной деятельности остаётся на недостаточном уровне.

Указом Президента Российской Федерации от 24.05.2011 № 673 «О Федеральной службе по интеллектуальной собственности» определена компетенция ФОИВ в сфере ИС и создана Федеральная служба по интеллектуальной собственности (Роспатент). Однако нетрудно заметить, что, несмотря на наличие шестнадцати объектов ИС (ст. 1225 ч. 4 ГК РФ), Роспатент занимается в основной объектами промышленной собственности. Вне поля зрения Роспатента остаются авторские и смежные права, селекционные достижения, недобросовестная конкуренция, глобальные проблемы в сети Интернет и др.

Учитывая специфику объектов прав ИС, и их способность трансформироваться друг в друга, данная схема управления ИС не кажется идеальной. Создание единого органа позволит вернуться к положениям Указа Президента Российской Федерации от 24.05.2011 № 673 о нахождении Роспатента в ведении Правительства Российской Федерации и определить ФОИВ, формирующие государственную политику в сфере ИС. Возложить на Роспатент функции контроля и надзора в сфере правовой охраны и защиты всех объектов ИС, оказания государственных услуг, ведения государственных реестров и др.

Эта идея вызывает активные споры. Но есть пример – это Всемирная организация интеллектуальной собственности, которая занимается всеми объектами ИС.

Возможно, имеет смысл попробовать новую схему, при условии, что действующая работает объективно плохо. Вопрос дискуссионный, и следует заметить, что аргументация сторонников и противников данной идеи имеет как плюсы, так и минусы.

Антон Силинин, начальник управления инновационной деятельности Кемеровского госуниверситета, к.ф.-м.н.: В 2010-2012 гг. Минобрнауки РФ осуществило поддержку программ развития инновационной инфраструктуры большой группы российских вузов (так называемое ППРФ-219). Как Вы оцениваете результаты реализации этих программ? По каким механизмам вузовская инновационная инфраструктура должна, с Вашей точки зрения, финансироваться далее: сугубо из средств вуза либо должны быть какие-либо соответствующие федеральные или региональные программы?

Наталия Полякова: Уважаемый Антон, к сожалению, на сегодняшний день оценить результативность программ развития инновационной инфраструктуры вузов сложно, поскольку прошло слишком мало времени с начала реализации ППРФ № 219.

По поводу того, должно ли государство единоразово профинансировать вуз и дальше, никак его не поддерживая, требовать отдачи и перехода на самоокупаемость. С одной стороны, нельзя всё время содержать неэффективные организации, а с другой стороны, надо отдавать себе отчёт в том, что инновация не возникает мгновенно. И для того чтобы она стала приносить прибыль, необходимо последовательно совершать определённые действия – начиная с закрепления прав, с модного нынче слова «упаковка», иначе говоря, хорошего маркетинга, с поиска покупателей, оформления договора, продажи лицензии, налаживания производства и заканчивая сбытом продукции или услуги. Такие действия занимают не год, не два и не три. Поэтому для решения вопроса о дальнейшей господдержке, скажем, через 5–7 лет, должен быть уже жесточайший отбор. Очень бы не хотелось, чтобы её получали те вузы, которые научились делать красивые отчёты, то есть бумагу. После отбора через «сито» эффективные вузы, конечно, нуждаются в «подпитке» – и не только федеральные, но и региональные. Правда, надо понимать, что власти региона могут отдавать предпочтение вузам, которые ориентированы на местную промышленность.

В контексте темы нашей онлайн-дискуссии отмечу: каждая программа вуза, выигравшего конкурс Минобрнауки по ППРФ № 219, в той или иной мере предполагает создание патентного бюро или отдела и решение вопросов охраны интеллектуальной собственности. Но здесь следует иметь в виду, что срок получения российского патента составляет 2–2,5 года. (Для сравнения: срок регистрации патента в США по процедуре РСТ – около 7 лет, с даты приоритета, в Европе или Японии – 5–6 лет.) Так что бюджетные средства, полученные вузом на создание инновационной инфраструктуры, могут закончиться раньше, чем будет запатентована за рубежом та или иная разработка.

Самоокупаемость вузов станет реальностью только тогда, когда сформируется отечественный рынок интеллектуальной собственности. А это произойдёт не ранее, чем – независимо от того, что мы вступили в ВТО, – приоритет будет отдаваться российским инновациям, пусть даже плохо упакованным, а не зарубежным. Иностранные разработки должны внедряться по принципу: рынок в обмен на технологию и только при одном условии – если в нашей стране аналогичных инновационных технологий, продуктов или услуг нет. Иначе мы станем наркоманами, полностью зависимыми от иностранных разработок и мозгов.

Яковлева Ирина, начальник отдела Научного центра правовой информации при Минюсте России: Уважаемая Наталия Владимировна! Рада приветствовать Вас, профессионала с большой буквы как модератора актуальной онлайн-дискуссии! Ваше мнение по вопросу: законодательные акты РФ, несомненно, являются интеллектуальной собственность РФ. Как вы думаете, необходим ли единый государственный орган (институт), который бы осуществлял в одном лице все функции (ввод, хранение, актуализация, распространение) по ведению нормативных правовых актов РФ. Ведь сегодня, не секрет, в свободном обороте часто находятся нелегитимные (с ошибками) нормативные акты РФ.

Наталия Полякова: Уважаемая Ирина Викторовна, спасибо за интересный и неожиданный вопрос. Информация, создаваемая государственными органами (государственная информация), обладает высокой ценностью. Согласна с Вами, что законодательные акты РФ – это государственная информация. Информация в целом и государственная информация (правовая), в частности, – это ценный интеллектуальный ресурс, основа и инфраструктура интеллектуальной собственности. Более того, сейчас, как никогда, актуально фраза: «Кто владеет информацией, тот владеет миром».

По данным исследований, проведённых в Евросоюзе, в Европе государственный сектор производит наибольшее количество информации, потенциальная ценность которой составляет около 68 млрд. евро (см. статью: Применение директивы ЕС о повторном использовании информации государственного сектора. / Патентное дело. Реферативный сборник по материалам российской и зарубежной прессы. ОАО ИНИЦ «Патент», № 5, 2012, с. 65-71).

Государственная информация является основой для подготовки нормативно-правовой базы и от её качества, методов обработки, актуализации, распространения и доступности зависит эффективность управленческих решений, принимаемых органами власти всех уровней и развитие политической системы в целом.

Таким образом, ответ напрашивается сам собой. С моей точки зрения – да, необходим единый орган или институт, централизованно выполняющий данную задачу.

В соответствии с Указом Президента Российской Федерации от 13.10.2004 № 1313 «Вопросы Министерства юстиции Российской Федерации» ведение государственного реестра нормативных актов ФОИВ и иных органов является функцией Минюста России. И в соответствии с Уставом ФБУ «Научного центра правовой информации» при Минюсте России (Приказ Минюста России от 15.11.2011 № 385) – это один основных видов деятельности Вашего учреждения.

Мы все, к сожалению, сталкиваемся с низким качеством представляемой юридической информации, и не только на различных юридических сервисах, но и на официальных сайтах ФОИВ. Считаю, что имеет смысл не только не останавливаться на представлении легитимной, качественной нормативно-правовой базы, но и осуществлять контроль над достоверностью правовой информации на официальных сайтах ФОИВ.

В заключение хочу напомнить, что без высокого уровня правовой культуры общества невозможно построение демократического и правового государства.

Ольга Королёва, служба рекламы и маркетинга Русстройбанка: Почему многие компании и авторы РИД предпочитают патентоваться за границей?

Наталия Полякова: Патентоваться за рубежом – необходимо, особенно если продукция имеет экспортный потенциал.

Следует помнить, что патентование только в РФ приносит больше вреда, чем пользы, особенно если речь идёт о продукции, имеющей экспортный потенциал.

Во-первых, это приводит в дальнейшем к утрате возможности защиты прав на результаты интеллектуальной деятельности за рубежом (в соответствии с международным законодательством возможность зарубежного патентования утрачивается по истечении двенадцати месяцев после подачи заявки на получение патента в Российской Федерации – конвенционный приоритет, в соответствии с Парижской конвенцией), поскольку решения, защищённые российским патентом, за рубежом классифицируются как общеизвестные.

Во-вторых, опубликованный патент (заявка) даёт возможность конкурентам ознакомиться с разработкой, производить подобное на своей территории и поставлять в другие страны. Наличие только патента РФ ограничивается территорией России, т.к. существуют три основных принципа патентного права: территориальный (патент действует на определённой территории), национальный (в соответствии с законодательством страны патентования), временной (например, срок действия патента на изобретение – 20 лет).

Всё перечисленное является обоснованием необходимости патентования за рубежом. Честь и хвала компаниям и авторам, которые это делают. Однако напомню, что при патентовании за рубежом следует соблюдать требования законодательства РФ. А именно: в соответствии со ст. 1395 ГК РФ, граждане России могут подать заявку на созданное в России изобретение в иностранное государство или международную организацию по истечении шести месяцев со дня подачи соответствующей заявки в федеральный орган исполнительной власти по интеллектуальной собственности, если в указанный срок заявитель не будет уведомлён о том, что в заявке содержатся сведения, составляющие государственную тайну. Несоблюдение этого правила уголовно наказуемо (в случае, если изобретение окажется секретным);

К сожалению, патентование за рубежом происходит порой с нарушением закона. И такая практика не является единичной. Её, косвенно, можно подтвердить и данными статистики. В 2011 г. из 964 поданных заявок РСТ юридические лица (бизнес) подали 29,2% заявок, а около 70% – индивидуалы (физические лица). И это от Российской Федерации, где около 80% НИОКР финансируются за счёт бюджета.

Главными причинами являются:

  • довольно жёсткие положения о служебных изобретениях (ст. 1370 ГК РФ) и о правах РФ (ст. 1373 о выполнении госконтракта за счёт бюджета), т.к. в соответствии со сложившейся практикой права на РИД полностью или частично (50/50) принадлежат государству в лице госзаказчиков, что создаёт большие сложности для их коммерциализации;
  • сложившаяся «традиция», когда руководители предприятий или учреждений, научные руководители в обязательном порядке должны входить в состав авторов;
  • отсутствие справедливых (достойных) выплат авторского вознаграждения;
  • коррупционная составляющая, когда перспективные разработки продаются за рубеж, что называется «на корню», т.е. утечка технологий;
  • утечка «мозгов»;
  • большая вероятность внедрить ИС в производство именно за рубежом, т.е. реальный спрос.

В целом все эти причины связаны с низкой грамотностью в сфере ИС, отсутствием культуры ведения бизнеса, с желанием обмануть работодателя или государство, в случае если права на РИД принадлежат РФ, а главное – с отсутствием рынка ИС и, как следствие, – с отсутствием реального спроса в России на перспективные (инновационные) разработки.

Константин Бакулев, директор Института социально-экономической модернизации, к.э.н.: Каким, на Ваш взгляд, должно быть авторское вознаграждение за РИД?

Наталия Полякова: Авторское вознаграждение должно быть справедливым (в ответе на предыдущий вопрос я уже писала об его отсутствии). Не секрет, что автор – главное действующее лицо инновационного процесса. Что касается размеров платежей, я не возьму на себя смелость их озвучивать, это должны делать экономисты. Однако я расскажу о существующей практике и проблемах.

Выплата авторского вознаграждения предусматривается п. 4 ст. 1370 ГК РФ (служебные изобретения). Несмотря на то, что Правительство Российской Федерации наделено правом устанавливать минимальные ставки вознаграждения авторам, оно до сих пор им не воспользовалось (напомню: часть IV ГК РФ принята 18.12.2006 Федеральным законом № 230-ФЗ «О введении в действие части четвертой ГК РФ»). В настоящее время до сих пор действуют нормы об авторском вознаграждении в соответствии с Законом от 31.05.1991 «Об изобретениях в СССР» (в соответствии с Федеральным законом от 18.12.2006 № 231-ФЗ применяется в части, не противоречащей ч. IV ГК РФ).

Основные трудности, с которыми сталкиваются авторы:

  • ущемление их прав работодателем, особенно в случаях, когда права принадлежат Российской Федерации, а вознаграждение, в соответствии с государственным контрактом, выплачивает исполнитель, включая занижение минимальных размеров вознаграждения, а также не использование нормы о выплате вознаграждения лицам, содействовавшим созданию и использования изобретения;
  • отсутствие методики расчёта размера вознаграждения;
  • сложность применения закона 1991 г. «Об изобретениях в СССР» в связи с изменением самого государства (переход к рыночной экономике), терминологии и определений, в т.ч. с введением нового Налогового Кодекса РФ;
  • трудности при регулировании отношений, возникающие, если один из соавторов не является сотрудником предприятия, когда имеются двое и более работодателей, работодатель – юридическое лицо, автор – физическое лицо.

Мальцева Анна: Уважаемая Наталья Владимировна, большое спасибо за глубокий анализ патентной активности РФ в сравнении с ведущими мировыми лидерами. Существует ли аналогичная статистика вовлечения РИД в хозяйственный оборот? Особенно интересуют вопросы роялти – в динамике и в сравнении. Насколько мы отстаем от мировых лидеров инновационного развития? И ещё: существует ли анализ активности регионов в части коммерциализации РИД? Возможно существуют официальные рейтинги. Где с ними можно познакомиться?

Наталия Полякова: В соответствии с Приказом Федеральной службы государственной статистики (Росстат) от 25.08.2009 г. № 183 «Об утверждении статистического инструментария для организации Роспатентом федерального статистического наблюдения за использованием интеллектуальной собственности» утверждена годовая форма федерального статистического наблюдения № 4-НТ (перечень) «Сведения об использовании интеллектуальной собственности» (Форма).

Форма состоит из трёх разделов:

  1. Использование ИС (изобретение, полезная модель, промышленный образец, база данных, программа для ЭВМ, топология интегральной микросхемы) в отчетном году;
  2. Эффективность использования (учётная стоимость объекта, сумма амортизационных отчислений, экономический эффект) ИС в отчётном году;
  3. Патентование ИС за рубежом в отчётном году.

На официальном сайте Роспатента можно ознакомиться со справками, подготовленными по данным Формы № 4-НТ (перечень):

  • Справка об использовании результатов интеллектуальной деятельности по федеральным округам РФ за 2011 г. (см. материалы сайта);
  • Справка об использовании результатов интеллектуальной деятельности по видам экономической деятельности за 2011 г. (см. материалы сайта).

В восьми федеральных округах РФ всего используется 20758 РИД (6 видов ИС), из них – 11173 изобретения. Лидирует Центральный федеральный округ – 8621 РИД (Москва – 4362, Московская область – 947, Тульская область – 891 РИД). В ЦФО, используется 4896 изобретений, (Москва – 2192, Тульская область – 812, Московская область – 706).

На втором месте Приволжский федеральный округ – 5315 РИД (Республика Татарстан – 1088, Пермская область – 1015, Нижегородская область – 673 РИД). В ПФО используется 2971 изобретение.

На последнем, восьмом, месте Северо-Кавказский федеральный округ – 148 РИД (Ставропольский край – 122, Республика Дагестан – 16, Республика Северная Осетия-Алания – 10; в четырех республиках РИД не используются). По изобретениям в СКФО, всего используется 38 изобретений, из них, в Ставропольском крае – 26.

Использование по видам экономической деятельности следующее: лидирует «Научные исследования и разработки» – 6571 РИД, из них 4489 изобретения. На втором месте «Производство машин и оборудования» – 2104 РИД, из них – 1119 изобретения. На третьем месте «Образование» – 1645 РИД, из них – 751 изобретение.

На сайте Роспатента 16.04.2013 опубликован Годовой отчёт за 2012 год, где в Разделе 1.7. приводится статистика о предоставлении государственных услуг по государственной регистрации договоров о распоряжении исключительным правом и переходе прав без договора.

Общее количество зарегистрированных договоров снизилось на 5,36% – с 3207 в 2011 г. до 3035 в 2012 г. Статистика показывает снижение доли договоров об отчуждении исключительного права: с 1445 договоров в 2011 г. до 1195 договоров в 2012 г., т.е. снижение на 17,3%.

Количество зарегистрированных лицензионных договоров увеличилось: договоры исключительной лицензии на 9,93%, а договоры неисключительной лицензии на 3,42%.

Статистика зарегистрированных договоров по областям техники показывает, что лидирует энергетика и электротехника (499 договоров, что ниже на 12%, чем в 2011 г. – 567 договоров), на втором месте – химия, нефтехимия (438 договоров, что ниже на 3,5%, чем в 2011 г. – 454 договора), на третьем – медицина (388 договоров, что ниже на 6,3%, чем в 2011 г., – 414 договоров). В совокупности по указанным областям техники зарегистрировано 43,66% от общего количества зарегистрированных договоров.

Данные (доля от общего числа соглашений, в %) по активности участников зарегистрированных договоров в зависимости от категории хозяйствующих субъектов показывают следующее. В качестве передающей стороны лидируют негосударственные организации – 48,47%, из них иностранные фирмы – 6,59%, далее следуют физические лица – 31,6% и государственные предприятия, НИИ, КБ, ВУЗы – 19,93%.

В качестве принимающей стороны доминируют негосударственные предприятия – 84,5%, из них иностранные фирмы – 5,3%, далее физические лица – 9,09% и государственные предприятия, НИИ, КБ, ВУЗы – 6,39%.

Статистика количества зарегистрированных договоров по объектам ИС следующая:

  • на изобретения – снижение на 7,65% (с 2027 договоров в 2011 г. до 1872 в 2012 г.);
  • на полезные модели – рост на 2,16 % (878 договоров в 2011 г. и 897 в 2012 г.);
  • на промышленные образцы – снижение на 11,92% (с 302 договоров в 2011 г. до 266 в 2012г.).

Следует отметить продолжающийся и значительный рост количества товарных знаков, в отношении которых зарегистрированы договоры:

  • об отчуждении исключительного права на товарный знак + 3,04%;
  • лицензионные договоры + 35,47%.

Мне не доводилось видеть рейтинги по сделкам в сфере ИС в РФ. Возможно, причина кроется в конфиденциальности финансовой и экономической деятельности.

Приведу пример из зарубежной практики о роли интеллектуальной собственности в сделках по приобретению и слиянию компаний, по данным журнала Managing Intellectual Property. В августе 2011 г. компания Google приобрела за 12,5 млрд. долларов компанию Motorola Mobility и не ради производства телефонов и планшетных компьютеров – её с целью были 17 000 патентов компании.

Сомневаюсь, что в РФ есть компания, обладающая подобным портфелем (пулом) патентов. Буди искренне рада, если ошиблась.

В то же время, я уверена, есть примеры коммерчески успешных сделок в сфере ИС в РФ. Но у нас больше принято говорить о недостатках, чем об успехах, и это, скорее, упрек в адрес СМИ. Однако в целом отсутствие позитивной информации, пусть не в таких размерах, как в указанном примере, наносит урон престижу ИС в России.

Для более детального ответа на Ваш, безусловно, толковый вопрос, необходимо провести серьезные исследования, а для этого одной ночи мало.

Алексей Дубинский, заместитель генерального директора компании СУПРОМАТ: Как Вы относитесь к передаче прав на РИД исполнителям и авторам?

Наталия Полякова: Я считаю, что в большинстве случаев права на РИД должны быть переданы исполнителям и только в исключительных, строго оговорённых, случаях – госзаказчику, при условии, что государству гарантируется предоставление безвозмездной лицензии в случаях использования РИД для государственных нужд.

Многолетняя практика закрепления прав на РИД за госзаказчиком показала свою несостоятельность. Более того, госзаказчик (ГЗ) сегодня во многом напоминают «патентных троллей». «Патентные тролли» – это компании, которые приобретают патентные права, чтобы собирать лицензионные платежи или вести тяжбы, вместо того чтобы внедрять запатентованное изобретение.

Передача исключительных прав исполнителям позволит:

  • повысить мотивацию исполнителей выявлять перспективные и патентоспособные разработки, а не скрывать их от ГЗ;
  • повысить вероятность участия частного бизнеса в НИОКР или внедрения перспективных разработок;
  • возродить практику авторского надзора;
  • повысить ответственность за контролем над процессом патентования (т.к. только разработчик владеет всей информацией);
  • использовать интеллектуальную собственность в качестве нематериальных активов, что повысит уставный капитал акционерных обществ, а также вероятность получения кредитов и др.

В настоящее время управление правами на РИД гражданского, военного, специального и двойного назначения (ГВСДН) подразумевает:

  • оформление прав РФ на РИД, т.е. патентование в РФ и за рубежом;
  • государственный учет результатов НИОКР;
  • организацию оценки стоимости и принятие на бухгалтерский учёт;
  • распоряжение правами РФ на РИД;
  • организацию использования РИД.

Управление правами на РИД осуществляется госзаказчиком в соответствии с Постановлением правительства от 22.03.2012 № 233 «Об утверждении Правил осуществления государственными заказчиками управления правами Российской Федерации на результаты интеллектуальной деятельности гражданского, военного, специального и двойного назначения».

Мнение о данном постановлении было высказано мною в статье: «Новый механизм управления правами Российской Федерации на РИД – реальность или утопия?»/ Научно-практический журнал «Изобретательство», T. XII. N 12.2012, с. 15–25. Если коротко, я противник передачи всех прав ГЗ и сторонник передачи прав на РИД исполнителям.

В качестве обоснования приведу пример США. В 70-е годы, когда большинство патентов принадлежали правительству, США отставали в мировой конкуренции от ряда европейских государств. Ситуации изменилась после принятия закона Бэя-Доула (1980). В соответствии с законом исключительные права на РИД, созданные в университетах и национальных лабораториях за счёт государства, стали закрепляться за авторами. Также правительство США стимулировало приток частных инвестиций в инновационные проекты, предоставило льготное налогообложение, выгодные кредиты и т.д. Результаты хорошо известны.

К тому же США, являясь безусловными лидерами, не останавливаются на достигнутом. После принятия в 2011 г. Закона США «Америка изобретает» и в рамках модернизации патентной системы было принято решение о создании региональных филиалов Американского патентного ведомства. Филиал в Детройте действует с июля 2012 года, также создаются филиалы в Денвере, Кремниевой Долине в Калифорнии и в Далласе.

Патентное ведомство США представило в Сенат доклад, который был посвящен вопросу международной охраны изобретений малого и среднего бизнеса. В докладе рассматривался вопрос о возможности принятия программы кредитования для покрытия расходов на патентование за рубежом для предприятий малого и среднего бизнеса.

Лилия Абузова, выпускница РУДН: Уважаемая Наталия Владимировна, скажите, пожалуйста, где ведётся подготовка патентных поверенных?

Наталия Полякова: Обучение по программам подготовки кандидатов в патентные поверенные проводит Институт повышения квалификации и профессиональной переподготовки Российской государственной академии интеллектуальной собственности (РГАИС). Например, курс «Изобретения, полезные модели» включает разделы:

  • Основы гражданского права;
  • Интеллектуальная собственность в свете IV части ГК Российской Федерации;
  • Патентное право, правовая охрана изобретений и полезных моделей;
  • Получение патента на изобретение и полезную модель, требования к документам заявки;
  • Зарубежное патентование, требования к международной заявке РСТ;
  • Распоряжение исключительным правом, виды договоров;
  • Международные соглашения в области охраны ИС, решение ситуационных задач.

Стоимость обучения: 40 тыс. рублей.

Общее кол-во аудиторных часов: 68.

По окончании обучения выдается Сертификат.

Отношения, связанные с деятельностью патентных поверенных на территории РФ, требования к патентным поверенным, порядок их аттестации и регистрации, а также обязанности и ответственность определяются и регулируются Федеральным законом от 30.12.08 № 316-ФЗ «О патентных поверенных».

В соответствии с этим законом к патентному поверенному предъявляются следующие требования:

  • достиг возраста 18 лет;
  • постоянно проживает на территории Российской Федерации;
  • имеет высшее образование (обратите внимание – любое);
  • имеет не менее чем четырёхлетний опыт работы в сфере деятельности патентного поверенного в соответствии со специализацией, применительно к которой гражданин выражает желание быть аттестованным и зарегистрированным в качестве патентного поверенного.

Для получения статуса необходимо сдать квалификационный экзамен. Всю необходимую информацию можно получить на сайте Роспатента.

Замечу, что в соответствии с законодательством большинства зарубежных стран квалификационные требования, предъявляемые к патентным поверенным, более жёсткие. В частности, лицо, допущенное к работе в качестве патентного поверенного, должно обладать высшим инженерным или естественно-научным образованием, а также иметь диплом о высшем юридическом образовании. Лица, имеющие лишь юридическое образование, могут быть допущены к работе только в качестве патентных поверенных по товарным знакам и знакам обслуживания. Лица, имеющие лишь инженерное или естественно-научное образование, т.е. не имеющие высшего юридического образования, могут быть зарегистрированы лишь в качестве патентных агентов.

Для справки: в соответствии со «Сведениями о распределении патентных поверенных по федеральным округам и субъектам РФ по состоянию на 2011 г.», содержащимися в отчёте о деятельности Роспатента за 2011 г., число действующих патентных поверенных составляет 1395 человек, из них –1035 в Москве и г. Санкт-Петербурге, т.е. на всю остальную страну – их всего 360 человек.

По федеральным округам число патентных поверенных распределяется так:

  • Центральный округ – 945 (839 в г. Москве);
  • Северо-Западный округ – 215 (196 в г. Санкт-Петербург);
  • Южный округ – 27 (9 в Краснодарском крае);
  • Северо-Кавказский округ – 3 (по одному в Дагестане, Северной Осетии-Алании и Ставропольском крае);
  • Приволжский округ – 103 (18 в Саратовской области);
  • Уральский – 43 округ (21 в Свердловской области);
  • Сибирский округ – 42 (13 в Томской области);
  • Дальневосточный округ – 17 (11 в Приморском крае и 6 в Хабаровском крае); и это при соседстве с Китаем, Японией и Южной Кореей – лидерами по патентованию.

Дмитрий Котиков, ФТС России, к.ю.н.: Как можно получить патент на изобретение в Европе?

Наталия Полякова: Существует несколько основных способов патентования в Европе: традиционная процедура – подача заявки непосредственно в патентное ведомство страны патентования, патентование в Европейском патентном ведомстве (ЕПВ) и патентование в ЕПВ с применением процедур РСТ (ЕПВ-РСТ). Поэтому ответ на Ваш вопрос целесообразно разбить на три части и дать пояснения.

  1. Подача заявки на получение патента непосредственно в патентное ведомство страны патентования.

    В настоящее время невозможно воспользоваться национальной процедурой патентования Франции, Италии, Нидерландов и некоторых других стран – членов Европейской патентной организации. В этой ситуации необходимо использовать процедуру ЕПВ-РСТ.

  2. Подача заявки в Европейское патентное ведомство, как в региональное ведомство, с целью получения регионального патента. Это значительно сокращает издержки, связанные с патентованием в нескольких государствах. Таким региональным ведомством является Европейская патентная организация (Мюнхенская европейская патентная конвенция 1973 г.). В настоящее время она насчитывает 38 государств-членов и два государства, связанные с ЕПО договорами о распространении на их территории действия европейских патентов. Охрана предоставляется только изобретениям. Официальные языки – английский, немецкий и французский.

    Подача заявки в ЕПВ в Мюнхене или в его отделение в Гааге даёт возможность любым лицам, независимо от страны, получать патент на изобретения с действием в тех странах-участницах, в которых заявитель пожелает.

    В настоящее время 25 государств – членов ЕС договорились об учреждении унитарного патента, а также о централизованной системе урегулирования патентных споров.

  3. Патентование по процедуре РСТ (подробная информация о РСТ на сайте Всемирной организации интеллектуальной собственности (ВОИС).

    Договор о патентной кооперации – Рatent Cooperation Treaty (РСТ) был заключен в 1970 г. РСТ позволяет испрашивать патентную охрану изобретения одновременно в каждой из 146 стран путём подачи «международной» патентной заявки. Договор о патентной кооперации не предусматривает выдачу «международных патентов» и не регулирует отношения, связанные с выдачей национальных патентов, – эти вопросы являются исключительной компетенцией национальных патентных ведомств.

    Патентование по процедуре РСТ существенно облегчает патентование параллельно в нескольких странах и сокращается затраты. Его можно разделить на две фазы: международную и национальную.

В частности, процедура, предусматриваемая РСТ, предоставляет следующие преимущества:

  • заявитель имеет в своем распоряжении на 18 месяцев больше, чем он имеет в соответствии с процедурой вне рамок РСТ, для выбора стран патентования, для назначения местных патентных поверенных, для подготовки необходимых переводов и уплаты национальных пошлин;
  • заявителю гарантируется, что если его международная заявка соответствует форме, предписанной РСТ, она не может быть отклонена по формальным основаниям ни одним из указанных ведомств на национальной стадии рассмотрения заявки;
  • на основании отчёта о международном поиске или письменного заключения заявитель может оценивать возможности запатентовать своё изобретение, а в ходе международной предварительной экспертизы он имеет возможность вносить изменения в международную заявку.

STRF.ru

РЕЙТИНГ

4.62
голосов: 13

Обсуждение