Наука и технологии России

Вход Регистрация

Лёд тронулся?

Одна из основных претензий российских учёных к властям (после низких зарплат, конечно) – необходимость заполнять горы бумаг по малейшему поводу, вместо того чтобы заниматься делом. Нельзя сказать, что чиновники совсем не слышат исследователей. Так, есть надежда, что требования 94-ФЗ о госзакупках всё же будут смягчены в ближайшем будущем (действительно, 7 декабря законопроект о выводе госконтрактных и грантовых денег из-под действия 94-ФЗ подписан президентом России. – STRF.ru). Ещё немного облегчить жизнь учёных должно создание в Курчатовском институте таможенного подразделения для оформления научного оборудования, материалов и реактивов.

Ввоз научного оборудования, образцов и материалов доставляет уйму хлопот как ученым, так и таможенным службам. Ученым приходится тратить время на сбор документов, подтверждающих, что ввозимый объект не ядовит, не радиоактивен, не взрывается, не является наркотиком или крокодилом. Таможенникам – ломать голову над тем, как классифицировать сложное и необычное (а иногда уникальное) научное оборудование, и решать, в зависимости от классификации полагаются ли при его оформлении какие-то льготы. Необходимость упростить процедуру ввоза научного оборудования зреет уже давно.

В апреле этого года мэр Москвы Сергей Собянин посетил Курчатовский институт. В беседе с директором института Михаилом Ковальчуком родилась идея – упростить ввоз и вывоз научного оборудования и материалов, создав таможенный отдел, который будет обслуживать научные организации Москвы. Дальнейшее развитие эта идея получила после встречи Дмитрия Медведева с учеными-победителями конкурса «мегагрантов», в ходе которой был поднят вопрос о сложности таможенного оформления научных образцов. 2 июня 2011 года на территории Курчатовского института был создан отдел таможенного оформления и таможенного контроля (ОТОиТК) №2 Михневского таможенного поста Московской таможни, предназначенный для оформления инновационной продукции.

Особенность нового таможенного подразделения в том, что оно предназначено для работы с научными организациями. Если раньше оформлять свои грузы они могли только в общем, иногда весьма интенсивном, потоке (до 200 машин в день на один пост), то теперь отдел в Курчатовском институте работает исключительно для них.

Закрытого списка организаций, допущенных к оформлению грузов в новом таможенном отделе, не будет. По словам Сергея Горбатова, советника Департамента науки и промышленной политики города Москвы, это могут быть любые научно-исследовательские институты и частные инновационные компании. Чтобы оформить груз в отделе, организация должна заявить туда о своем намерении и представить документы, подтверждающие ее причастность к поставкам материалов и оборудования для научных целей. Процесс облегчает то, что заявить о намерении можно по телефону, а прислать документы – по факсу.

В том же здании, где находится новый отдел, планируется разместить другие контролирующие организации, с которыми нужно согласовывать ввоз и вывоз грузов. Это позволило бы максимально ускорить прохождение таможенных процедур. Пока же в сложных случаях сотрудники отдела могут связываться с надзорными службами – Федеральной службой по контролю за оборотом наркотиков, Роспотребнадзором, Россельхознадзором и Федеральной службой по техническому и экспортному контролю. Сотрудники этих служб могут дать консультацию или прислать формы для заполнения, при необходимости – приехать в отдел.

Первую декларацию в отделе оформили 22 июня – Курчатовский институт отправил в США «кристаллические индикаторы, изготовленные из карбида кремния, для измерения максимальных температур вращающихся и движущихся частей механизмов».

Пока что отдел работает не слишком активно – не все научные организации о нем знают, хотя Центральное таможенное управление регулярно проводит совещания с целью донести до ученых информацию об этом начинании. Возможно, загвоздка тут не только в медленном распространении информации.

Во-первых, ученые сами не слишком проявляют активность. Во-вторых, как известно, НИЦ «Курчатовский институт» – режимное предприятие, и чтобы попасть на его территорию, необходимо разрешение охраняющих институт внутренних войск МВД и курирующих подразделений ФСБ. Въезд большого числа посторонних машин может входить в противоречие с требованиями особого режима. По словам Алексея Павлова, первого заместителя начальника Московской таможни, возможным компромиссом здесь может стать размещение зоны таможенного контроля вне охраняемой территории (на внешнем периметре института) и переход на электронную подачу деклараций.

В этом случае, если на документах не требуются отметки надзорных органов, а за сам груз не нужно платить пошлину, для его оформления вообще не придется приезжать в Курчатовский институт.

В существующем варианте функционирования отдела тоже есть свои сложности: для успешного оформления инновационной продукции нужно создать условия для досмотра и хранения поступивших грузов. Дорогое научное оборудование желательно держать в охраняемом помещении, а разного рода материалы и образцы, например биологические, могут не перенести в автомобиле зимние морозы или летнюю жару. Пока специального склада временного хранения, куда можно помещать товары научного характера, на территории Курчатовского института нет.

Несмотря на все организационные сложности, новый отдел понемногу набирает обороты – к настоящему времени через него прошло чуть более десятка грузов: Курчатовский институт вывозит документацию, изотопы, приборы; Институт медико-биологических проблем РАН отправил в немецкий госпиталь фракции крови. В ближайшее время ожидается поставка оборудования и для других организаций.

Не таможней единой
Совещание с участием научных организаций и поставщиков научного оборудования и расходных материалов прошло в Москве, в Центральном таможенном управлении, 22 ноября. На нем представители таможни и московского правительства попытались рассказать ученым, чем им может быть полезен отдел №2 Михневского таможенного поста в Курчатовском институте. Отдел работает уже несколько месяцев, но научные организации пока не слишком активно участвуют в перемещении через него грузов.
«Сотрудники департамента практически за руку готовы на этот пост приводить», – говорит Алексей Комиссаров, руководитель Департамента науки и промышленной политики города Москвы, который активно участвовал в создании отдела. Это, конечно, метафора, но чувствуется, что в иных случаях так и будет: ученые не проявляют высокой активности. На совещании были более 30 представителей заинтересованных организаций. Только пятеро задали таможенникам какие-то вопросы, причем два из них к работе нового отдела имели довольно отдаленное отношение.
Ученых понять можно. Сложность проведения научных грузов через таможню – лишь одна из существующих проблем. Когда через пост идут фуры, вагоны и самолеты, не каждый его сотрудник сможет вникать в специфику штучных научных отправлений. Эту трудность можно решить с учреждением отдельного таможенного подразделения. Но есть и другие. Речь идет об обилии разрешительной документации от надзорных органов. «Главная проблема на самом деле не с таможней, – говорит старший научный сотрудник НИИ физико-химической биологи имени А.Н. Белозерского Евгений Шеваль. – У нас [в России] многие вещи избыточно зарегулированы. Научные организации пересылают очень маленькие образцы, например генетические материалы. Сейчас на них требуется получать слишком много разрешительной документации, проводить экспертизу, в то время как на Западе это строится в уведомительном режиме. Государство доверяет научным организациям в том, что они не отправят в своих посылках запрещенные или опасные грузы. Хотелось бы, чтобы и мы двигались в этом направлении. Без этого иностранная наука имеет над нами серьезное конкурентное преимущество». Евгений Шеваль лично приезжал «на разведку» в Курчатовский институт. «Очень вежливые и предупредительные люди, – отзывается он о сотрудниках ОТОиТК №2 Михневского поста. – Они мне и пропуск заказали. Но контроль на входе (в Курчатовский институт) очень жесткий, отбираются все электронные приборы».
Конечно, в одночасье невозможно избавиться от всех формальностей. Но, как объяснил начальник управления внешнеэкономических связей Курчатовского института Владимир Кочетков, облегчить этот процесс вполне реально. «На совещаниях, которые проводило правительство Москвы вместе с таможней, целый ряд министерств и ведомств заявили, что они отказываются от некоторых документов, упрощают их, и, самое главное, заявили, что сроки будут в 2-3 раза сокращены при оформлении», – сообщил он.
Пересылка образцов – это только один вопрос. Другой – крайне длительные сроки доставки оборудования и реактивов, закупаемых из-за рубежа. По словам директора по логистике компании «Хеликон» (поставляет в Россию научное оборудование и расходные материалы) Анны Кириченко, если научная организация за рубежом получает реактив от Sigma-Aldrich «овернайт», то есть на следующий день после заказа (максимум в течение 2-3 дней), то российская того же самого реактива будет ждать два месяца. Анна с надеждой смотрит на возможность сотрудничества с ОТОиТК №2 Михневского поста. «Это была моя голубая мечта, – говорит она, – чтобы появился пост, на котором есть нормальные специалисты, заточенные именно под работу с научным оборудованием, научной проблематикой. Зачастую таможня требует такие бумажки, которые вообще не предусмотрены законодательством». В «Хеликоне» пока не знают, смогут ли проводить грузы через новый отдел, но, по словам Кириченко, отторжения у сотрудников Центрального таможенного управления эта идея не вызвала: «Нам сказали: «приходите, давайте посмотрим».
Иван Охапкин

Статья опубликована в декабрьском номере журнала NewScientist

РЕЙТИНГ

0
голосов: 0

Галереи

Минобрнауки России расставила наносеть

Первый этап президентской инициативы «Стратегия развития наноиндустрии» завершён. Это констатировали участники круглого стола «Формирование национальной нанотехнологической сети», прошедшего во вторник, 6 декабря, в Москве.

18 фото

Обсуждение