Наука и технологии России

Вход Регистрация

Государство и МСП: помогать или не мешать?

К малым предприятиям в России, согласно закону № 209-ФЗ, относятся те, у которых численность работников не превышает 100 человек, а выручка – 800 миллионов рублей; к средним – предприятия с численностью работников от 101 до 250 человек и выручкой до 2 миллиардов рублей. Доля малого и среднего предпринимательства (МСП) в валовом внутреннем продукте России составляет 20%, в то время как в экономически развитых странах – 50–70%. Редакция STRF.ru решила выяснить, как руководители компаний, в том числе высокотехнологических, оценивают принимаемые государством меры по улучшению условий развития МСП, задав им четыре вопроса.

1. Облегчит ли работу вашей компании трёхлетний запрет на проведение плановых проверок?

Кирилл Шишков, начальник отдела рекламы и PR ООО «Т8», вошедшего в Топ 10 инновационных компаний национального рейтинга «ТехУспех» – 2014:

– Наша компания работает в сегменте B2B, и те плановые проверки, которые мы должны проходить, не доставляют нам больших проблем. Но, тем не менее, любое послабление для бизнеса в непростой период – это хороший шаг.


Евгений Долин, член правления – генеральный директор Некоммерческого партнёрства производителей светодиодов и систем на их основе (НП ПСС):

– Нашему партнёрству уже пять лет, так что нам это не облегчит работу. Все компании – члены партнёрства тоже «в возрасте».



Владимир Карпов, генеральный директор ООО «Темпо»:

– Данный запрет никак не повлияет на работу моей компании. Если бизнес вести честно и соблюдать законодательство, то плановых проверок опасаться нечего. Напротив, такие проверки могут обнаружить непреднамеренные ошибки персонала и, быть может, даже преднамеренные. А это только плюс для предпринимателя.


Евгений Храмов, совладелец компании «Пять плюс», занимающейся интернет-маркетингом:

– Возможно, для какого-то количества компаний эта инициатива окажется полезной. Мы со специальными проверками ещё не сталкивались – наша компания находится в стадии роста и её оборот, видимо, пока не представляет интереса для проверяющих органов. С другой стороны, мы аккуратно ведём дела, исправно платим налоги и, возможно, по этой причине к нам не возникает вопросов.

2. Открываются ли для вашей компании новые возможности с созданием Федеральной корпорации по развитию малого и среднего предпринимательства?

Кирилл Шишков:

– Мы сможем поделиться своим мнением только после того, как эта корпорация в полной мере заработает, сейчас комментировать нечего. К сожалению, многие инициативы государства по разным причинам не достигли своей цели. Конечно, есть и положительные примеры, поэтому будем надеяться.

Евгений Долин:

– Хотя я и слежу по роду своей работы за разными изобретениями нашего правительства, но про эту придумку не слыхал! Как может корпорация развивать малый и средний бизнес, я пока не понимаю. Наверное, так же, как и «Газпром», – то есть никак. Или напротив – раз это корпорация, то она, очевидно, является коммерческой организацией, то есть туда бизнес «заносит» деньги за «консультации» и в ответ получает лоббирование интересов.

Беда в том, что те инструменты поддержки, которые работают для крупных и крупнейших компаний, не работают для МСП и особенно высокотехнологического МСП.

Владимир Карпов:

– К сожалению, больше не верю в эффективность государственного управления малым и средним бизнесом. Поменяли название, форму, а содержание осталось таким же.

Евгений Храмов:

– Стратегически открытие такого направления выглядит очень интересно и перспективно, но я бы предпочёл смотреть на реальные проекты, которые будут реализовываться этой корпорацией.

3. Нужна ли для развития вашей компании какая-то поддержка со стороны государства?

Кирилл Шишков:

– Поскольку у нас в стране не совсем рыночная экономика, поддержка, конечно, нужна. Наши конкуренты – это зарубежные корпорации с миллиардными оборотами и хорошим лобби. У нас таких ресурсов нет. Для развития нашего производства нам нужно знать, что например, через полгода – год у нас будет некий объём заказов. Тогда мы сможем равномерно распределять загрузку производства, проводить исследования, разрабатывать новое оборудование, понимая, что на всё это будет спрос. Без такого понимания развиваться сложно. Если государству нужно своё, российское, оборудование, то оно должно давать преференции, где это возможно и уместно. Все страны лоббируют своих производителей; Китай – очень яркий пример, у них это задача государственной важности.

Вторая тема поддержки – это финансирование исследований. Сложно сделать успешный наукоёмкий продукт, если он составляет прямую конкуренцию существующему зарубежному аналогу.

Мы не сможем приблизиться к успеху Huawei или Cisco без серьёзной поддержки. Но мы можем попытаться найти новую область, не занятую никем и там занять лидирующие позиции.

Только научные исследования и новые открытия позволят найти такие области. Подобные разработки очень дороги и частные компании не в состоянии их провести. Существующая система грантов принципиально не решает этот вопрос.

Евгений Долин:

– Партнёрству господдержка не нужна, мы отлично развиваемся. А вот нашим компаниям нужна, но совершенно другая, а не та, которую сейчас предлагают. Государство тотально не верит МСП и помогает ему так, что те, кто решится эту помощь взять, потеряют 2 рубля своих денег на 1 рубль государственных. Одна поддержка зарубежных выставок чего стоит! Нелепые коллективные стенды на нелепых ярмарках, а на самом деле всё достаётся крупнейшим корпорациям, а не МСП.

Владимир Карпов:

– Вот уже 25 лет как с разных трибун говорится о необходимости развития малого предпринимательства в России, принимаются резолюции, постановления и законы по этой теме, а предпринимательство это, как было малым, так численно малым и остаётся.

Попытки составить перечни мер по развитию малого, а теперь и «среднего», предпринимательства стали похожи на буддийские мантры. С завидным постоянством повторяются заклинания о необходимости снижения налогов и административной нагрузки на малый бизнес, о государственной поддержке финансами, помещениями и землёй, о льготном кредитовании и непременных «амнистиях» МСП, как следствии предоставленных и не предоставленных льгот и государственной поддержки.

А настоящим предпринимателям нужна только одна поддержка, чтобы их перестали поддерживать.

Евгений Храмов:

– Главная поддержка должна заключаться в создании условий, максимально облегчающих ведение бизнеса, например, обеспечение равных прав в доступе к государственным закупкам. Пока этому мешает очень серьёзный ценз по обороту компаний, времени их существования, штату сотрудников, из-за которого небольшие компании, способные на самом деле оказывать качественные услуги, к тендерам, как правило, не допускаются.

4. Какую роль играет малый и средний высокотехнологический бизнес в диверсификации и структурной перестройке российской экономики?

Кирилл Шишков:

– Если кратко, то малый и средний высокотехнологичный бизнес пока не востребован в России. Поэтому все отечественные инновационные компании, которые стремятся к росту, работают в большинстве своём не для российских заказчиков. За рубежом выйти на рынок значительно проще.

Для того чтобы малый и средний бизнес был востребован, чтобы было востребовано оборудование компании «Т8», нужна честная конкуренция.

К примеру, покупку китайского оборудования банки Китая кредитуют под 1,5%, а нам такие условия никто не даёт. Нам даже под 20% кредит не так просто получить. Понятно, что сразу же наше оборудование становится дороже для покупателя.

В первую очередь надо обеспечить финансирование компаний, которые занимаются наукоёмкими технологиями. Пока мы это не почувствовали, хотя «Т8» – не рядовое высокотехнологичное производство, а лауреат и номинант многих конкурсов.

Евгений Долин:

– Малый и средний бизнес играет роль шила в одном месте у чиновников. Им надо поручения правительства выполнять, а бизнесу – делать реальное дело. Добро бы семечками торговали, а то все с высокими технологиями прутся в коридоры министерств – просто так не отвертишься от них. Вот и появляются на высокотехнологичные запросы не менее технологичные ответы.

А с точки зрения реальной экономики этот сегмент играет роль сердца – проталкивает густую и вязкую кровь по изношенным сосудам к остальным частям.

Владимир Карпов:

– В настоящее время малый и средний бизнес никакой роли в структурной перестройке экономики играть не может, потому что малым его назвать можно лишь условно. Например, как объяснить, что в валовом внутреннем продукте РФ доля малых и средних предприятий около 25%, но инвестиций в основной капитал они делают только 6% от объёма всех инвестиций в стране. При этом не секрет, что крупный бизнес использует бизнес малый, как негритят в книжке «Хижина дяди Тома». Все мы знаем о так называемых «схемах оптимизации» в торговле, автобусных перевозках, ЖКХ, строительстве. Так где же действительно малые предприятия, как отделить зерна от плевел? Значит, и «рулить» будут, как всегда, крупные.

Евгений Храмов:

– В диверсификации и структурной перестройке экономики малый бизнес может играть существенную роль, поскольку зачастую он обладает гораздо большей мобильностью – с точки зрения разработки и внедрения новых технологий, освоения нишевых рынков, нежели более крупные компании, не говоря уже о корпорациях. Безусловно, он не потянет строительство танкеров или нефтепроводов, но изготовление некоторой технологической оснастки, создание программного обеспечения малому бизнесу под силу.

Чтобы малый бизнес начал активно развиваться, прежде всего должен измениться уровень образования предпринимателей.

Очень часто проблемы, связанные с управлением компанией, финансовым планированием, логистикой, обучением кадров приводят к снижению качества продукции, неоправданному росту её себестоимости, срыву сроков выполнения проектов. Сегодня знания и опыт нужны не только для решения стратегических задач, но даже для правильного оформления трудовых отношений со своими сотрудниками.

Для высокотехнологического бизнеса мало иметь квалифицированных в своей области специалистов, нужны грамотные управленцы, маркетологи, экономисты, бухгалтеры, менеджеры, способные этот бизнес сопровождать и развивать. А структурные манёвры государства – это вторично. Немаловажно, но вторично.

РЕЙТИНГ

4.56
голосов: 16

Обсуждение