Наука и технологии России

Вход Регистрация

«Кошмарить бизнес» уходит в прошлое?

Какие меры ни принимала бы законодательная и исполнительная власть по развитию в России малого и среднего предпринимательства (МСП), в том числе инновационного, бюрократические препоны вновь вырастают, как грибы после дождя. Так, в частности, было и после вступления в силу пакета законов о дерегулировании экономики, принятых в 2002 году. Как сейчас законодатели расчищают правовое поле для смены модели развития, в которой было бы комфортно работать тем, у кого есть новаторские идеи, рассказал в интервью STRF.ru председатель Комитета Государственной Думы по экономической политике, инновационному развитию и предпринимательству Анатолий Аксаков.

Анатолий_Аксаков Анатолий Аксаков. Фото: Пресс-служба Комитета Госдумы по экономической политике, инновационному развитию и предпринимательству

Анатолий Геннадьевич, встречаясь с членами Ассоциации менеджеров, Вы сказали о своей ключевой задаче – «постараться сформировать правовые условия для изменения модели экономического развития страны». Что Вы под этим подразумеваете? К тому же попытки уйти от сырьевой модели пока не увенчались успехом.

– Новая модель экономического развития означает прежде всего создание условий для свободного проявления креативной части общества. Мы должны минимизировать административные барьеры и изыскать больше источников, из которых талантливые люди могли бы черпать средства для реализации своих идей и инновационных проектов.

Не менее важно построить фундамент новой модели – инфраструктуру, равно как и производственную базу – от изготовления элементарных вещей, которые пока покупаем за рубежом (те же гвозди и сковородки), до продукции машиностроения (комбайны, экскаваторы, трубоукладчики). Иначе говоря,

государству пора уже всерьёз задуматься о принятии среднесрочной программы новой индустриализации. Реализовав её, мы смогли бы изменить облик страны – с точки зрения её прочности, устойчивости.

Что для формирования правовых условий новой модели экономического развития делает возглавляемый Вами комитет Государственной Думы?

– В весеннюю сессию Госдумы наш комитет провёл через три чтения несколько законопроектов, необходимых для создания контуров новой модели. Все они приняты и подписаны Президентом России. Приведу лишь два примера. Это Федеральный закон, формирующий механизм координации закупок продукции машиностроения, что важно для диверсификации производства и импортозамещения. Он обязывает госкорпорации и компании с государственным участием не менее 50% (а также частные компании, проекты которых обеспеченны госгарантиями либо средствами из госбюджета в объёме не менее 10% стоимости проекта) представлять в правительство планы крупных инвестиционных, в том числе инфраструктурных, проектов стоимостью свыше 10 миллиардов рублей. И прилагать к планам перечень машиностроительной продукции, которая нужна для реализации проекта. Причём закупки такой продукции за рубежом отныне не могут осуществляться без согласования с правительством. Так мы постепенно начнём поднимать долю отечественного машиностроения в крупных инвестиционных проектах. Хотя, конечно, многое зависит качества – конкурс на поставки никто не отменял.

Другой закон, который, я надеюсь, станет мощным катализатором развития России, особенно её восточных регионов, – о свободном порте Владивосток. Он открывает путь к созданию логистических, транспортных центров с сервисным обслуживанием, свободной таможенной зоной. Для Китая – это стимул инвестировать в порт, удобный как для переброски товаров из граничащих с Россией северных провинций в южные и восточные, так и для экспорта продукции в Европу. Туда наш сосед везёт товары пока через Суэцкий канал, что занимает 35–40 дней, а с созданием транзитного хаба во Владивостоке, при перевозке груза по территории России, время сократится до 11 дней. А при строительстве скоростных автомобильных и железнодорожных магистралей, соединяющих Запад и Восток страны, срок движения транспорта может сократиться до недели. Это, в свою очередь, придаст синергию развитию России по всему маршруту магистралей.

Прямая выгода для нашей страны – загрузить транспортный коридор, по которому товары из Владивостока могут идти не только в Китай, Японию и страны Юго-Восточной Азии, но и на Запад, в европейские страны, и сделать, наконец, его скоростным. Элементами новой модели также являются законы, касающиеся малого и среднего бизнеса.

В начале осенней сессии Госдума рассмотрит проект закона о федеральном бюджете на 2016-й и два последующих года. Что, с точки зрения продвижения к новой модели экономического развития, ваш комитет будет предлагать учесть в главном финансовом законе страны?

– Мы будем добиваться увеличения расходов на инфраструктуру, в том числе инновационную, а также на Фонд развития промышленности – в его распоряжении должно быть не 20 миллиардов, как сейчас, а минимум 300 миллиардов – именно на такую сумму уже есть заявки от производителей.

Дополнительные средства надо найти и на реализацию проектного финансирования – пока на такие проекты, отбираемые правительством и кредитуемые банками под его гарантии, Центральный банк зарезервировал 100 миллиардов рублей. Но этого мало. К тому же сроки, на которые выдаются кредиты, надо увеличить с трёх до пяти-семи лет. Да и сами кредиты должны быть дешевле – сейчас ЦБ рефинансирует коммерческие банки для этих целей под 9% годовых, а надо бы под 5–6%.

Недавно образованная Указом Президента России Федеральная корпорация по развитию малого и среднего предпринимательства, по Вашим словам, создаст условия для прорыва МСП. Какие именно условия, и когда такой прорыв может наступить?

– Создание данного института как раз является элементом новой модели экономического развития страны. Эта корпорация как единый институт поддержки малого и среднего бизнеса позволит объединить все ресурсы по поддержке МСП в одну структуру и будет способствовать уменьшению количества административных барьеров для предпринимателей. Им корпорация будет выдавать гарантии под кредиты «МСП банка» и региональных банков-партнёров. Капитализация Агентства кредитных гарантий, преобразованного в эту корпорацию, составляет 50 миллиардов рублей; гарантий под кредиты МСП выдано всего лишь на 2 миллиарда. Значит, гарантии могут увеличиться в 25 раз, а потенциал самих кредитов – как минимум в 50 раз. А это ещё дополнительно 2,5 триллиона рублей к 10 триллионам уже выданных малому и среднему бизнесу кредитов, т.е. плюс 25%.

Также она будет взаимодействовать с Экспортным страховым агентством России (ЭКСАР), поддерживающим экспорт нашей высокотехнологической продукции. Пока доля такого экспорта не превышает 2% от общего объёма, так что здесь гарантии корпорации будут весьма кстати.

В функции корпорации входит оказание информационной и методической помощи на местах по продвижению лучших, новаторских, проектов. Я считаю, что в ней стоит создать подразделение, занимающееся стартапами, рискованными венчурными проектами.

Специалисты корпорации будут анализировать не только планы госкомпаний по закупке товаров и услуг у малых и средних предприятий, но и их отчёты – на предмет выполнения установленной законом 15-процентной квоты по таким закупкам. И при обращении предпринимателей в суд оказывать им юридическую поддержку.

Эффект от работы этой корпорации малый и средний бизнес, который должен стать основой диверсификации и структурной перестройки российской экономики, почувствует уже в следующем году.

Не возникнет ли у чиновников соблазн обойти принятый Госдумой и подписанный Президентом России закон, который на три года запрещает плановые проверки МСП с хорошей репутацией, включая инновационный бизнес?

– Вряд ли. Во-первых, Генеральная прокуратура с 1 июля этого года начала вести реестр проверок. Там уже создан специальный центр, где концентрируется вся информация о них. Если проводится незаконная проверка, это сразу видно, значит, последует её опротестование. Во-вторых, вслед за этим наступает административная ответственность лица, принявшего решение о проведении подобной проверки. Так что закон будет работать, особенно в связке с другим законом – о реестровых проверках.

Вы не раз упоминали о том, что доля малого бизнеса в российском ВВП составляет 20%. Реально ли её увеличить, если то, о чём говорилось выше, сработает, и, что ещё важнее, расширить в ней высокотехнологическую составляющую?

– Думаю, реально. Но для этого нужны не только меры со стороны государства, о которых я сказал, не только различные, в том числе негосударственные, фонды поддержки креативных людей. Нужна атмосфера созидания, пропаганда успеха креативных людей. Ведь для человека важна именно самореализация, а не огромные деньги. Хотя, конечно, платить «головастым» ребятам надо достойно.

Справка STRF.ru:
Анатолий Геннадьевич Аксаков, депутат Государственной Думы Федерального Собрания РФ третьего-шестого созывов, с 21 апреля 2015 года – председатель Комитета по экономической политике, инновационному развитию и предпринимательству. С 2006 года – президент Ассоциации региональных банков России (Ассоциация «Россия»); член правления Российского союза промышленников и предпринимателей (РСПП). В 1997–2000 годах – заместитель Председателя Кабинета Министров – министр экономики Чувашской Республики. Окончил Экономический факультет МГУ имени М.В. Ломоносова, кандидат экономических наук.

РЕЙТИНГ

3.54
голосов: 13

Обсуждение