Наука и технологии России

Вход Регистрация

Гены и среда: российские учёные ищут причины алкоголизма

Гены и наркозависимость, гены и политические пристрастия, гены и склонность к депрессиям. В последнее время появляется всё больше работ, связывающих наследственные факторы с самыми разными, подчас печальными аспектами нашей жизни. Но насколько корректны их результаты и как они учитывают влияние окружающего мира? В новой работе российских учёных Института общей генетики эта оппозиция наследственности и среды столкнулась с вечной проблемой алкоголизма. Исследователи оценили влияние высшего образования и разных вариантов гена алкогольдегидрогеназы на потребление спиртного у русских мужчин.

Поступивший в организм алкоголь перерабатывается в два этапа – сначала преобразуется в токсичный ацетальдегид, который потом окисляется до безвредных продуктов.

«Двухстадийная переработка спиртов происходит не только у человека, но и у других животных, вплоть до мух и прочих братьев наших меньших, – комментирует Светлана Боринская, первый автор статьи в журнале Acta Naturae и ведущий научный сотрудник Института общей генетики. – Так что этот механизм совсем не создан для того, что продают сейчас в бутылках. Это лишь часть общего метаболизма и ацетальдегид вполне может быть продуктом других реакций, не связанных с алкоголем».

За переработку этанола в человеческом организме отвечает фермент алкогольдегидрогеназа, активно работающий в печени. Его структура определяется геном ADH1B, а скорость, с которой фермент окисляет этанол, зависит от того, какой вариант гена достался человеку от родителей. Эти варианты отличаются тем, какая аминокислота стоит в активном центре фермента – аргинин или гистидин.

Активность «гистидинового» варианта (он обозначается как ADH1B*48His) в 100 раз выше «аргининового». В результате у человека с такими «стахановскими» ферментами алкоголь очень быстро окисляется. В организме накапливается избыток токсичного ацетальдегида, который волей-неволей заставляет людей отказаться от алкоголя или как минимум снизить его потребление.

Мутации в гене ацетальдегиддегидрогеназы тоже известны, но у русских встречаются крайне редко,

а потому всё внимание исследователи уделили анализу влияния на потребление алкоголя варианта ADH1B*48His. В изученной группе каждый десятый мужчина оказался обладателем такого варианта гена.

Описать расплывчатое словосочетание «употребление алкоголя» в цифрах учёные решили с помощью опроса, в котором поучаствовали более 600 русских мужчин. У респондентов брали кровь для генетического исследования и задавали им вопросы о количестве, частоте и типе напитков, которые перемежались более привычными «родился, учился, женился». (Опрос был частью международного исследовательского проекта, который проводился российскими и английскими учёными.)

Алкоголизм Результаты опроса респондентов. Перепечатано из статьи D. Leon et al., Int J Epidemiol. 2010, 39 (5): 1279–1290, с разрешения автора

По результатам опроса всех респондентов разделили на четыре группы. В одну вошли люди, воздерживающиеся от алкоголя в течение последнего года, в другую – употребляющие суррогаты, различные технические и медицинские жидкости. А посередине между этими своеобразными полюсами расположись две самые многочисленные группы – «более пьющая» и «менее пьющая».

Оказалось, что вариант ADH1B*48His у любителей выпить встречается реже, чем у пьющих умеренно – 8,2% против 13,6%. В среднем спиртные напитки, выпитые за год обладателями варианта ADH1B*48His, содержали на 1749 граммов меньше этанола, чем у тех, кто не обладал этим вариантом гена.

Похожий «эффект» на потребление алкоголя оказывает и уровень образования. Окончившие вуз мужчины выпивают в среднем за год на 813 граммов алкоголя меньше, реже потребляют суррогаты и меньше подвержены запоям. В объёме же всей популяции эти положительные эффекты наследственности и среды оказываются примерно равными, поскольку образованных мужчин в России гораздо больше, чем счастливых обладателей «трезвых» генов. Но не может ли быть так, что образование влияет скорее на искренность ответов, чем количество алкоголя?

«В нашем исследовании много дополнительных средств контроля результатов опроса, – развеивает наши сомнения Светлана Боринская. – Так, схожие вопросы задавались родственникам обследованных мужчин, а установленное по опросам количество потребляемого алкоголя коррелирует со многими биохимическими маркерами. Их-то никаким образованием не подделаешь».

Казалось бы, вот он, рецепт борьбы с зелёным змием. Однако это только верхушка айсберга.

Ведь в категории «среда» помимо дипломов есть ещё государственная политика (снижение потребления алкоголя и смертности российских мужчин в период введения сухого закона конца 80-х учёные оценивают в 2–3 раза выше, чем приведённые в статье цифры) или сложно поддающееся научной логике воспитание, а в категории «наследственность» возникают многочисленные склонности к болезням, которые развиваются у алкоголиков и подчас заставляют их бросать пить. В таком хитросплетении причин и следствий нужно не забывать о главных вопросах – почему человек начинает пить и как побороть его болезнь без плачевных последствий.

Смертность Алкоголь – причина аномально высокой «сердечной» смертности в России. Кривая смертности от сердечно-сосудистых заболеваний повторяет все изгибы кривой смертности от острых алкогольных отравлений (именно они наиболее точны как индикатор уровня потребления алкоголя)

Светлана Боринская утверждает, что для решения этих задач усилий науки и медицины недостаточно:

«Существуют различные препараты – торпедо, эспераль, на основе ингибитора ацетальдегиддегидрогеназы. Они блокируют вторую стадию переработки спиртов, и человеку физически становится очень плохо. Но для многих стремление выпить сильнее стремления жить, а такое лечение буквально основано на страхе смерти. Поэтому раньше пациенты подписывали бумагу, что они извещены врачом об опасности для жизни. Человека подержали трезвым, как-то полечили, а зависимость может отлично сохраниться. Сначала он выпьет чуть-чуть, потом больше, и возникнет реальный риск для здоровья. Или, когда действие препарата закончится, вернётся к прежним привычкам. Сейчас существуют другие препараты, снижающие влечение к алкоголю. Но панацеи не найдено. А главное, акцент в борьбе с этой проблемой должен делаться не на лечении уже сформировавшегося заболевания, а на профилактике алкоголизма у детей и родителей. В России от трети до половины смертей мужчин трудоспособного возраста, по оценкам экспертов, до сих пор приходится на злоупотребление алкоголем.

Методы борьбы с алкоголем должны быть комплексными, направленными на понимание всех граней проблемы. Для этого необходимо взаимодействие специалистов разного профиля – генетиков, медиков, педагогов, психологов, социологов, экономистов, политиков – и более широкое обсуждение этих проблем не только на совещаниях, но и в СМИ. Решить эту проблему можно только, как говорится, всем миром».

Источник информации:

Боринская С.А., Ким А.А., Рубанович А.В., Янковский Н.К. «Влияние аллелей гена ADH1B и уровня образования на характер потребления алкоголя у российских мужчин». Acta Naturae, 2013, т. 5, № 3 (18), с. 103–110.

РЕЙТИНГ

4.89
голосов: 9

Галереи

Люди в науке. Искусство науки - 2010

Работы участников конкурса

120 фото

Обсуждение