Наука и технологии России

Вход Регистрация

Наука пускает шипы и пузырится

На плодородных угодьях МГУ в тучные нефтяные годы взросло немало новых зданий, и даже кризис не побил ломоносовской пшеницы: буквально в последние месяцы открылось аж четыре вузовских объекта (о корпусе для юристов мы писали в репортаже «Правоведы МГУ пустились в пляс»). А в 2016 году на гектаре земли вблизи Фундаментальной библиотеки, между вторым учебным корпусом и жилым кварталом «Доминион», обещают открыть грандиозный Музейно-просветительский центр. Развлекать и сеять зёрна разума университет собирается совместно с Политехническим музеем. По словам его директора, на строительство не потратят ни рубля государственных денег: сейчас идёт спешный поиск частных инвесторов, а МГУ намерен выделить средства из внебюджетных заработков. Завтра, 26 марта, станет известен победитель конкурса концепций центра. В выходные корреспонденты STRF.ru познакомились с архитектурными проектами. На смену закономерному ужасу пришла робкая надежда.


Посмотреть на карте

Всего участников шесть – это тандемы российских архитектурных бюро с зарубежными: Британия, Дания, Италия, Нидерланды, США. Глаз их творения не ласкают, а колют, причём в буквальном смысле: в лучшем случае перед изумлённой публикой предстаёт прозрачный параллелепипед, в худшем – лихорадочное нагромождение углов и шипов. Ощущение такое, что неблагополучные подростки порезвились на уроке черчения и ехидно посматривают на учителя: ну как, ничё так? В позапрошлом веке Мопассану давила мозг ажурнейшая Эйфелева башня. От нынешнего пиршества стереометрии его бы расплющило в лепёшку.

Студенты РУДН неравнодушны к проектам как будущие градостроители, а Владимир Ульянов – как обитатель новаторского для своего времени зиккурата


Проект 1: Невразумительный параллелепипед


Проект 2: Кособокий трамплин


Проект 3: Ностальгия по Lego


Проект 4: Инопланетное яйцо


Проект 5: Айсберг на суше


Проект 6: Ёж глазами Пикассо

Познакомиться с проектами поближе можно в старом здании музея на Лубянке (что его ждёт – читайте в нашем репортаже «Мы расстаёмся, Политехнический!»). Сейчас там царит атмосфера «Вишнёвого сада»: экспонаты готовят к переезду, залы – к ремонту; основная экспозиция закрыта; даже в субботу что-то пилят и где-то стучат. В роли чудаковатого Фирса – гардеробщица Клавдия Семёновна. Она ворчит, что расходы на реставрацию превышены как минимум втрое: семь с половиной миллиардов рублей она стоить не может. Старушке жалко прежних интерьеров и робота Андрюшу: англичане с французами от него были просто без ума. На макеты будущего Музейно-просветительского центра она и смотреть не хочет. Особого интереса не проявляет и стайка детишек в белых халатах – они спешат на химический практикум. Но вскоре возникают и неравнодушные посетители: средних лет архитектор благоволит ностальгии по Lego, студенты градостроительной кафедры РУДН – кособокому трамплину. За нашими спорами с хитрым прищуром наблюдает изображённый на витраже Ленин: уж его-то соратники вдоволь потрудились над обликом столицы.

Мои симпатии на выставке вызывает разве что ребристый эллипсоид: он хотя бы не столь агрессивен, он даже завораживает, он смахивает на приземлившийся посреди города инопланетный корабль и совершенно не вписывается в окружающий пейзаж, однако тем и хорош: ей-богу, должна быть какая-то тайна рядом с обувной коробкой кибернетического факультета и безысходной цитаделью Фундаментальной библиотеки. Ко всему прочему это мерцающее яйцо перекликается с цирком на проспекте Вернадского, они как будто бы вступают в сговор с охочими до игр детьми против уныния взрослых. Все прочие конструкции конкурса никак не тянут на музей науки и техники: скорей уж гипермаркет или аквапарк, а в ощеренного дикобраза могло бы въехать Министерство обороны.

Соперники якобы подавали заявки анонимно, однако в объяснительной записке авторы инопланетного яйца откровенно признаются, что проектировали музей современного искусства в Кливленде, так что вычислить их не составляет труда: британское бюро Farshid Moussavi Architecture, чья владелица родом из Ирана. В проекте вправду проглядывает нечто мусульманское: то ли Кааба, то ли восточная шкатулка…

Конечно, благими намерениями вымощена дорога известно куда. Не рухнет ли вся эта кручёная красота, как пару лет назад – Басманный рынок? Не зачахнут ли трогательные примузейные берёзки? Да и рассуждения магов-зодчих вызывают улыбку. «Сочетание круговой формы плана здания, куполообразного объёма, спирального рисунка и мерцающего остекления будет создавать образ, который перекликается со многими изображениями, вызывающими интерес у мировой науки: Земля, Солнце, атом, клетка человека, интернет, колёса, спутник, планета, турбина, яйцо». Как вам этот перечень? Волей-неволей на ум снова приходит другая чеховская пьеса: «Люди, львы, орлы и куропатки, рогатые олени, гуси, пауки, молчаливые рыбы, обитавшие в воде, морские звёзды и те, которых нельзя было видеть глазом…» Другие вольны хохотать, как Аркадина, но я скорее уподоблюсь доктору Дорну: странная она какая-то, ваша пьеса, и конца я не видел, но впечатление всё-таки сильное.

Судя по всему, основной соперник у шкатулки Фаршид Муссави – трамплин-амфитеатр; остальные будто бы на коленке состряпаны, а его сопровождает столь же обширная, как у британцев, пояснительная записка, пестрящая учёными словечками: тут вам и возобновляемые биокомпозиты, и ультрапрочная плёнка ETFE – кстати, вначале именно ею собирались перекрыть внутренние дворики старого здания Политехнического музея, однако вскоре предпочли банальные стеклопакеты: они светлее и надёжнее.

Итак, ждём вердикта жюри. Физкульт-привет олимпийской стройке!

РЕЙТИНГ

1.90
голосов: 10

Галереи

Переезд Политехнического музея

Московский Политехнический музей 9 января 2013 года закрылся для посетителей на масштабную реставрацию с частичной реконструкцией. На время ремонта его экспонаты, фонды и библиотека разъезжаются по другим музеям и хранилищам, где они будут доступны посетителям и специалистам спустя некоторое время. 15 января директор музея Борис Салтыков дал масштабную пресс-конференцию, после которой журналистам продемонстрировали, как же именно происходит подготовка к транспортировке: как описывают и пакуют экспонаты и библиотечный фонд, что делается для их учёта и сохранности с учётом аналогичного мирового опыта, и даже как выкатывают автомобили из полуподвальной экспозиции, на примере Ford T «Жестяная Лиззи» 1927 года выпуска.
Музей для посетителей и библиотека для читателей должны открыться в обновлённом здании на Новой площади 1 января 2018 года.

26 фото

Обсуждение