Наука и технологии России

Вход Регистрация

Новая экологическая парадигма

Киотский протокол, обязывающий страны-участники сокращать или стабилизировать выбросы углекислого газа, потерпел неудачу. Есть ли альтернатива ставшему неэффективным механизму? Да, считает директор Международного института прикладного системного анализа (IIASA) Павел Кабат. В сентябре он посетил Россию с целью вовлечь ее в новую инициативу – выработку Лаксенбургской декларации. Предполагается, что в декларации не будет противоречий, характерных для более ранних международных соглашений. Как это возможно, профессор Кабат рассказал журналу New Scientist.

Павел_Кабат

Хорошо известно, что крупнейшие экономики мира не склонны жертвовать национальными интересами ради интересов глобальных. В общем-то, по этой причине можно говорить о неудаче Киотского протокола. Какие меры будут предприняты, чтобы новую инициативу не ждала та же участь? Чтобы крупнейшие страны и крупнейшие компании все-таки участвовали в ней?

– Единственный способ здесь что-то изменить – это изменить парадигму, которая кладется в основу взаимодействия между участниками. Вот пример старой парадигмы. Я был в Рио-де-Жанейро в этом июне, и одной из тем той конференции (RIO+20. – Ред.), была «зеленая» экономика. К сожалению, «зеленое» снова превратилось в «защиту окружающей среды» – а это на самом деле является врагом для экономики (а экономика, соответственно, враг для экологии). Философия IIASA не такая. Философия IIASA состоит в том, что защита окружающей среды должна идти в союзе с «зеленым» ростом экономики. Если говорить о Киотской конвенции, то я считаю, что у нее запрещающий, ограничивающий характер. И мы сейчас должны изменить философию, сделав ее, напротив, философией возможностей – для инноваций, бизнеса, инвестиций и прогресса в технологиях. Новый договор, который придет на смену Киотскому, должен не загонять всех в какие-то рамки, а, напротив, стимулировать частно-государственное партнерство в области инноваций и новых возможностей для предпринимательства. Таким образом, формула, которую я считаю более правильной, такова – оставить в прошлом экологические соглашения, основанные только на директивах и запретах, учесть интересы экономики, предоставить новые возможности. Иными словами, сделать врага своим союзником.

Справка:
IIASA, расположенный в Лаксенбурге (Австрия), является одним из наиболее авторитетных международных исследовательских центров, занимающихся изучением глобальных проблем, мировой экономики и международных отношений. IIASA был создан в 1972 году и сыграл уникальную роль в организации сотрудничества Востока и Запада, в первую очередь между СССР и США, которые были главными идеологами и спонсорами института. В настоящее время странами – участниками IIASA являются 20 стран. В последнее время институт быстро развивается. Его ученые выдвинули несколько новых инициатив по борьбе с глобальными вызовами – экологическими, энергетическими, международной нестабильностью и прочими, угрожающими современному миру и его устойчивому развитию. Одна из таких инициатив – создание Глобального мозгового центра с участием политических лидеров, нобелевских лауреатов, руководителей ведущих бизнес-структур, неправительственных организаций и последующая выработка Лаксенбургской декларации, в которой будет отражено общее мнение глобальных игроков. Тем самым планируется избавить ее от пороков, противоречий и столкновения интересов, которыми грешат более ранние международные соглашения

Хорошо, но тогда для «зеленой» экономики нужны «зеленые» технологии. Есть ли примеры, когда «зеленые» технологии могут стать реальной заменой, в том числе экономически эффективной, «грязным» технологиям?

– IIASA координировал создание отчета под названием Global Energy Assessment, он составлен при участии более 350 человек со всего мира, в том числе и из России. В нем рассчитано, какая комбинация источников энергии – возобновляемых, «зеленых», ядерных, угля, нефти и газа – будет оптимальна к 2020, 2030 и 2050 годам, чтобы при этом человеку повсеместно хватало этой энергии, но также, чтобы успешно осуществлялось противодействие изменениям климата. Если говорить о конкретных видах энергии, то один из самых перспективных и недооцененных сейчас – это геотермальные ресурсы. К примеру, Нидерланды могут на 80% обеспечивать себя энергией за счет этих ресурсов. Далее, солнечная энергия. IIASA сейчас плотно сотрудничает с правительством Германии и ее частным сектором относительно создания в пустыне Сахара крупной солнечной электростанции; проблемой тут являются потери при передаче добытой энергии на европейский континент. Потом, ветровая энергия и биотопливо второго (из непищевого сырья – продуктов переработки древесины, к примеру лигнина и прочих. – Ред.) и третьего (из водорослей. – Ред.) поколений. Потенциал биотоплива этих поколений составляет порядка 20% всей возобновляемой энергетики. Но самый большой потенциал состоит в повышении энергоэффективности и модернизации уже существующей инфраструктуры. Я приведу пример того, какая здесь у IIASA идеология. А она такая, что «зеленые» энергетические технологии не могут развиваться в одиночку, без комплекса дополнительных мер. В плане руководства Лондона была реконструкция 40 000 старых зданий в год для снижения потерь энергии в них. Этому плану уже много лет. Требуемые инвестиции – 20 000 фунтов на дом или квартиру. И, конечно, никто из владельцев не соглашался платить подобные деньги – для них это было слишком дорого. Займы их тоже не устраивали, так как интерес банка составлял 6–8% в год (для Великобритании это очень большие цифры. – Ред.). Ничего не двигалось до тех пор, пока в проект не пришла банковская группа Lloyd’s, которая предложила всего 2% годовых. Проект был полностью завершен за 5 лет. Таким образом, просто «зеленая» технология здесь ничего не решала, но взаимодействие этой технологии с корректной финансовой стратегией дало результат.

Но даже в Европе заём под такой процент не слишком выгоден, если не убыточен для банка. Что заставило Lloyd’s войти в этот проект?

– Я полагаю, мужество и новое мышление. Почему так? Вот один из примеров. В прошлом году Всемирный предпринимательский совет предложил ввести для крупнейших компаний так называемый индекс устойчивого развития как еще один возможный индикатор оценки стоимости компаний на рынке ценных бумаг. Это был просто эксперимент, они в частности оценили Shell, Газпром, китайские компании, а все оценки опубликовали в Times и на CNN. На следующий день акции этих компаний выросли. Чистая психология! Но мы в IIASA ожидаем, что лет через десять этот индекс станет для рынка ценных бумаг одним из самых мощных экономических показателей! У Lloyd’s, вероятно, схожее видение.

В самом начале Вы говорили о новой парадигме, когда на основных игроков не накладывают ограничения, а предоставляют возможности. Полагаю, в их число входит и возможность получения прибыли. Однако в примере с Lloyd’s мне видится, что компания фактически работала в старой парадигме, улучшая имидж, но не имея прибыли.

– Конечно, о немедленной выгоде для них речь не идет. Но она будет.

И как же в итоге такие компании получат прибыль?

– Крупнейшие компании мира могут принять на себя риски, связанные с «зелеными» технологиями. Собственно, умение принять на себя долгосрочные риски – это одна из причин, почему они и стали крупнейшими. Безусловно, гарантии, что проекты, связанные с устойчивым развитием, окупятся, никакой нет. Но если верны прогнозы, что индекс устойчивого развития будет одним из главных индикаторов, принимаемых во внимание на биржах, то все такие компании в итоге вырвутся вперед. Фактически это инвестиции в сценарий, который либо окупится, либо нет в течение 10–15 лет. Все компании, вкладывающиеся в этот сценарий, обладают смелым, нестандартным, провидческим взглядом на вещи. Один из примеров – инвестиции, сделанные 10–15 лет назад в солнечную энергетику. В то время мало кто мог подумать, что эта отрасль станет столь мощно развиваться. Конечно, многие европейские производители солнечных батарей сейчас разоряютcя под давлением китайского импорта, но это уже другой вопрос.

Павел, Вы стали главой IIASA в начале 2012 года, и это Ваш первый визит в нашу страну в данном качестве. Что Вы хотите найти в России?

– Моя миссия в России очень проста, но в то же время весьма важна. Россия, как и Советский Союз в свое время, имеет фундаментальное значение для нашей организации. IIASA сейчас развивается, становится глобальным игроком. Я хочу найти в России пути для более тесного сотрудничества с академическими, правительственными организациями, может быть, с частным бизнесом. Я надеюсь, что Россия вместе с нами станет одним из главных игроков в контексте деятельности IIASA, не только в рамках двустороннего сотрудничества, но и в глобальном смысле.

Материал опубликован в октябрьском номере журнала New Scientist

РЕЙТИНГ

4.00
голосов: 4

Галереи

Открытие Международного аналитического центра в Институте органической химии им. Зелинского РАН

8 октября 2012 года в ИОХ им. Зелинского РАН состоялось торжественное открытие международного аналитического центра – совместного проекта Российской академии наук, компании Analytik Jena и компании Interlab.
В центре установили атомно-абсорбционный спектрометр, который позволит с помощью одной лампы одновременно определять более 67 химических элементов. Подобный метод, как и метод прямого анализа твёрдых проб в атомной абсорбции, практикует исключительно компания Analytik Jena. Изыскания центра обещают быть полезными для токсикологии, нефтеперерабатывающей промышленности и металлургии. В центре будут разрабатываться новые методики анализа биологических образцов, образцов металлургической и горнодобывающей промышленности, образцов почв.
В торжественной церемонии открытия приняли участие премьер-министр земли Тюрингия ФРГ Кристине Либеркнехт, министр экономики Тюрингии Маттиас Махниг, директор ИОХ РАН академик Михаил Егоров, президент компании Analytik Jena Клаус Берк и президент компании Interlab Александр Веденин.

14 фото

Обсуждение