Наука и технологии России

Вход Регистрация

Неблагодарные прогнозы

Среди лауреатов Премии Шведского государственного банка по экономическим наукам памяти Альфреда Нобеля (так называемая Нобелевская премия по экономике. – STRF.ru) было всего два наших соотечественника – Василий Леонтьев (1973) и Леонид Канторович (1975). В преддверии объявления ежегодной премии, которое состоится 15 октября, мы предложили российским экономистам сделать свои прогнозы.

Кто, на ваш взгляд, достоин стать лауреатом/лауреатами Премии Шведского государственного банка по экономическим наукам памяти Альфреда Нобеля?

Наталья Иванова, заместитель директора Института мировой экономики и международных отношений РАН, академик РАН, доктор экономических наук:

Наталья_Иванова
Наталья Иванова

Дарон Асемоглу (Acemoglu Daron), американский экономист (MIT) армянского происхождения, родился в Турции, учился в Англии. Биография – в духе времени, и все будут счастливы. Ходят слухи (именно слухи, поскольку по правилам Нобелевского комитета, информация о номинантах не публикуется 50 лет), что он номинирован на премию, и не в первый раз. Он действительно очень широко известен, входит в число наиболее цитируемых экономистов мира. Главный недостаток – он родился в 1967 году, а средний возраст лауреатов – 62 года, самым молодым лауреатом был Кеннет Эрроу – в 51 год. Думаю, что если он и получит премию, то наверняка разделит её с кем-нибудь ещё – маститым и, может быть, не таким известным.

Мой выбор – Энн Крюгер (Anne Krueger, Стэнфорд, США), поскольку она – не только великий экономист, но и одна из немногих женщин, которые достойны этой премии. Пока только одна женщина получила Нобелевскую премию – Элинор Остром, и, к сожалению, она скончалась в прошлом году. Энн Крюгер специализируется в области мировой экономики, известна книгами, статьями, преподаванием и практической работой в крупных международных организациях, в том числе в МВФ и Мировом банке. Была президентом Американской экономической ассоциации, награждена многочисленными профессиональными наградами. По возрасту соответствует безупречно.

Валерий Гребенников, заведующий лабораторией институциональной динамики ЦЭМИ РАН, доктор экономических наук, профессор:

Валерий_Гребенников
Валерий Гребенников

– По большому счёту сейчас нет экономистов, которые заслуживают Нобелевской премии, по сравнению с теми, кто получал её лет 30–40 назад. В последнее время Нобеля дают занимающимся в основном техническими поделками или изощрёнными теоретическими подделками. Экономическая наука, если мерить её по «по понятиям», увы, находится в тупике.

Впрочем, я бы всё же предложил, коли есть деньги, дать премию Эрнандо де Сото (Перу) с его основными произведениями «Иной путь» в соавторстве с Э. Жерси и М. Жибеллини (1986) и «Загадка капитализма: почему капитализм торжествует на Западе и терпит поражение во всём остальном мире?» (2000). Его обычно относят к лагерю либералов, но среди них он заметно выделяется тем, что обосновываемая им стратегия сокращения государственного вмешательства в экономику может считаться эффективной лишь тогда, когда она учитывает (в основных моментах, а не просто отдельными корректировками западной модели) коренную культурную, историческую и прочую специфику конкретных стран и регионов.

Александр Апокин, ведущий эксперт Центра макроэкономического анализа и краткосрочного прогнозирования, кандидат экономических наук:

Александр_Апокин
Александр Апокин

– Угадывать лауреата премии не проще, чем угадывать цену на нефть – круг потенциальных претендентов довольно узок. Но с учётом размера современной экономической науки «узок» означает выбор не из 3–5, а из 30–50 здравствующих претендентов, заложивших 30–40 лет назад основы целых научных областей в экономике.

В своих решениях Нобелевский комитет в среднем не отступает от принципа ротации предметных областей, за развитие которых присуждается премия, хотя у этого правила и много исключений. В формулировке комитета предметные области понимаются довольно узко (например, «теория экономического роста» или «теория игр»), однако и между вручением премий по микро- и макроэкономике проходит хотя бы год.

В этом смысле премия 2011 года, присуждённая за «эмпирические исследования причинно-следственных связей в макроэкономике», со значительной долей уверенности позволяет исключить макроэкономические исследования – в первую очередь исследования в рамках так называемой новой теории роста, бурно развивающейся области макроэкономики, по которой в сентябре прошёл симпозиум Нобелевского комитета. Вместе с тем «теория развития» (А. Дитон и А. Аткинсон, лидеры рейтинга Thomson Reuters этого года), получившая новый стимул с интеграцией в теорию роста в 2000-х, не привлекала премий с 1979 года. Однако я бы предположил, что проведение симпозиума в этом году говорит о высокой вероятности премии в ближайшие годы, но не в этот год.

Спорным представляется вопрос об эмпирических исследованиях. Премия 2011 года К. Симсу, автору первых векторных авторегрессий, была присуждена «по макроэкономике», у эмпирических методов родом из других областей экономической науки остаются шансы, особенно если учесть, что предыдущая «чисто эконометрическая» премия была присуждена в 2003 году создателям моделей условной гетероскедастичности (Р. Энгл, К. Грейнджер). В области эмпирических исследований особо выделяются широко применяемые, но не отмеченные премией, эконометрика панельных данных (Дж. Хаусман, М. Ареллано, М. Нерлов) и, в меньшей степени, непараметрические методы (П. Холл, Дж. Горовиц).

Премия в области микроэкономических исследований не присуждалась с 2010 года (П. Даймонд и другие; рынки с издержками поиска), а в более-менее «чистой микроэкономике» – с 2008 года (П. Кругман), что делает эту область наиболее вероятным кандидатом на награждение. В микроэкономике давно не отмечали достижений в политической экономии (Р. Алезина, Т. Перссон) и в отраслевой экономике, а также в смежной с ней теории контрактов (Ж. Тироль, П. Милгром, Д. Крепс, М. Уилсон, Б. Хольстрём, О. Харт).

Премия за исследования в области финансов не присуждалась с 1997 года (Р. Мертон, М. Шольц), однако не уверен, что её следует ждать и в этом году. «Против» играет как изменение отношения к финансовым исследованиям после глобального финансового кризиса, так и ожидания «вечного запасного» дуэта Е. Фамы и К. Френча, создавших теорию эффективных рынков. Конечно, следует отметить, что нобелевские лауреаты Э. Фелпс (2006) и О. Уильямсон (2009; вместе с Э. Остром) были выбраны как раз со скамейки «вечных запасных».

К области «вечных запасных» относятся и создатели важных элементов «новой институциональной экономики», в частности теории фирмы (А. Алчиан и Г. Демсец), и создатели теории борьбы за ренту (Г. Таллок и Э. Крюгер). Премия за эту область была в 2009 году, и её повторение маловероятно.

Назвав «шорт-лист» из 19 кандидатов, подведу итог. В порядке убывания я полагаю наиболее вероятными следующих кандидатов на награждение:

Ж. Тироль, Б. Хольстрём – микроэкономические исследования (теория отраслевых рынков);

Дж. Горовиц – эмпирические методы (полу- и непараметрические методы, в панельных исследованиях сложнее выделить индивидуальный вклад в создание области);

Р. Алезина, Т. Перссон – микроэкономические исследования (новая политическая экономия);

А. Алчиан и Г. Демсец – институциональные исследования (теория фирмы). Это был бы и мой личный выбор.

Мамикон Айрапетян, научный руководитель Центра проблем модернизации РАНХиГС при Президенте РФ, доктор экономических наук:

– За что экономистам присуждать премию? Кризис проспали, глобализация трещит по швам, новый мировой экономический порядок смоделировать не могут – всё решают политические (чьи-то личные и корпоративные) интересы. Ни в одних моделях не учитывались культурные факторы, не говоря уже о религиозных.

За абстрактные модели рынков, спроса и предложения, совершенной конкуренции премию можно дать кому угодно. И опять дадут американцам, для приличия – вкупе с индийским или китайским экономистом. Мол, есть достижения в системе построения развивающихся экономик. Но это будет хитрый трюк: одно дело образец экономической теории, другое – реальный, геополитический подход США к проведению внешнеэкономической политики.

РЕЙТИНГ

3.67
голосов: 3

Галереи

300-летие Ломоносова

На пресс-конференции в Домжуре, посвящённой празднованию 300-летия Михаила Ломоносова, атмосфера была такая же депрессивная, как и погода за окном. Стальное небо, моросящий дождь и ставшие уже привычными жалобы учёных на плохое самочувствие российской науки. Основной посыл академиков и представителей вузовской среды был прост: именно безразличием к отечественной науке объясняется тот факт, что только РАН, МГУ и ещё несколько учебных заведений России готовятся к Ломоносовскому юбилею. В масштабах всей страны следов подготовки к 300-летию величайшего российского мыслителя не видно, уверены учёные.
Подробнее http://strf.ru/material.aspx?CatalogId=222&d_no=42194

7 фото

Обсуждение