Наука и технологии России

Вход Регистрация

Посланец екатерининских времён

Давно мне не доводилось слышать позитивные отзывы наших учёных о житье-бытье. Наверное, я их никогда и не слышала, поскольку начала свою журналистскую карьеру в конце 90-х, а до этого училась в аспирантуре. Тогда в присутствии журналиста разговоры велись исключительно о разрухе в институтах, низких зарплатах, отъезде за границу. О том же говорят и сейчас. Ужиная на днях среди будущих геологов и гидрометеорологов, я привычно включилась в беседу о мизерных стипендиях и карьере, которая, вероятнее всего, будет связана у этих ребят с получением PhD в зарубежном вузе. Когда Андрей Жиров, завкафедрой геоморфологии Санкт-Петербургского госуниверситета сказал мне, какой замечательный человек Йорн Тиде, как хорошо с ним работать, я крепко задумалась.

Йорн_Тиде_и_Андрей_Жиров Йорн Тиде, руководитель лаборатории в СПбГУ (слева) и Андрей Жиров, заведующий кафедрой геоморфологии

Про лабораторию, которую организует Йорн Тиде на средства правительственного мегагранта, мы рассказывали неоднократно и подробно. Её задачи обширны: это геоморфология и палеогеография полярных областей и Мирового океана. Под крыло собирали всех в университете, кто мало-мальски активен в этой области науки, и включили в план все работы, которые ещё не утратили актуальности. Личный же исследовательский интерес профессора лет двадцать связан с Северным Ледовитым океаном и сибирскими реками. Уже будучи сотрудником СПбГУ, Тиде провёл экспедицию в дельту реки Лены.

– Представьте, ему семьдесят второй год идёт, четверо детей вырастил, руководил всей немецкой геологией. Зачем ему торчать в России? А он считает, что это его миссия. Пока не создаст эту лабораторию, не уедет, – терпеливо разъясняет мне Андрей Иванович. – С ним очень просто общаться, он нас всех организовал, сплотил.

– Наверное, не последнюю роль играют и деньги, которые получил вместе с ним университет? – я не могла не намекнуть на кругленькую сумму мегагранта.

– Дело не только в деньгах. К нему руководство прислушивается, понимаете? Он знаете, как борется с бюрократами? Мы благодаря ему геоморфологический атлас Антарктиды издали, наконец, который многие годы готовили. Сдержанно, конечно, его приняли за рубежом среди антарктических исследователей. Мол, выскочки. Но погодите, мы ещё атлас Арктики издадим.

– Очень интересные данные российских ученых собраны в атласе Антарктиды. Они много лет работают на континенте, проводят детальные исследования, – профессор Тиде начал свою лекцию на симпозиуме «Мегагранты – окружающей среде России» именно с этого факта. Улыбчивый, в очках на верёвочке он выглядит по-домашнему. Сразу хочется подойти к нему, попросить о чём-нибудь совета.

– На мегагрант мы купили новое оборудование, без которого невозможно вести работу. Сейчас устанавливаем его в лаборатории в здании на Васильевском острове. Это старинное красивое здание, построенное ещё в XIX веке, но там всё устарело. Нужен капитальный ремонт снизу доверху. Приходится сражаться с администрацией университета.

Вместе с профессором на симпозиум пришли его молодые сотрудники. Пока мэтры делали доклады, они развешивали постеры и готовились к презентациям. Меня заинтересовала одна вытянутая по вертикали карта, явно не полярного региона. Аспиранты пояснили, что это часть Срединно-Атлантического хребта, та самая, на которую Россия получила недавно право исследования.

– В прошлом году я ходил в Атлантику на исследовательском судне «Профессор Логачёв», – рассказал мне Алексей Железнов. – А в этом году выиграл американский грант и через две недели еду в экспедицию. Правда, она короткая, всего один месяц.

– Будешь вести нам оттуда блог? – я предлагаю Алексею неспроста. Он создал и поддерживает сайт лаборатории, ведёт блог на сайте Российского географического общества и время от времени пишет мне едкие комментарии в ЖЖ.

После лекций я осталась послушать доклад Йорна Тиде об Альфреде Вегенере, исследователе, полярнике, защищавшем гипотезу дрейфа континентов. Вегенер был женат на внучке Петра Кёппена, русского учёного с немецкими корнями. А Кёппен учреждал в 1845 году Русское географическое общество, в его стенах в переулке Гривцова, 10, и проходила лекция. Его сын Владимир долго работал в Германии и стал знаменитым метеорологом. Его имя носит созданная Тиде лаборатория.

Екатерина Великая выписала из Германии специалистов поднимать или, как бы сказали сейчас, модернизировать, Россию. Они работали на совесть, оставив яркий след почти во всех областях. Среди них был и отец Петра Кёппена, врач. Двести лет спустя мы снова призвали «варягов» помочь нам обустроить науку. Похоже, что и в этот раз вложения оправдают себя с лихвой. Только нужно продлить проект, чтобы ремонт в лаборатории Йорна Тиде успели доделать – два года оказалось мало.

РЕЙТИНГ

5.00
голосов: 1

Галереи

Дом-музей Константина Циолковского в Калуге

Дом, в котором Константин Циолковский с семьёй с 1904 по 1933 год. Практически сразу после его смерти, в 1936 году, здесь был создан дом-музей, где можно вплотную познакомиться с весьма скромным бытом учёного и его родственников. Сейчас это филиал Государственного музея истории космонавтики.

36 фото

Обсуждение