Наука и технологии России

Вход Регистрация

Каким студентам в России жить хорошо

В Российском университете дружбы народов (РУДН) учатся 27 тысяч студентов и аспирантов из 140 стран мира. Насколько им комфортно живётся и учится в России, решили изучить сотрудники кафедры социальной и дифференциальной психологии РУДН. Выяснилось, что лучше всех адаптируются латиноамериканцы, а хуже – китайцы, рассказывает Елена Чеботарёва.

Елена_Чеботарёва
Елена Чеботарёва: «Цель наших исследований – помочь студентам адаптироваться, повысить результаты обучения и в целом сделать более привлекательным российское высшее образование за рубежом»

По федеральной программе «Кадры» вы выполняли проект, связанный с межкультурной адаптацией иностранных студентов в России. Какие результаты получили?

– Это было и практическое, и теоретическое исследование. Мы изучали научную литературу, существующие способы диагностики развития межкультурной компетентности. У нас было много поездок в зарубежные университеты – например, такие известные международные учебные заведения, как Болонский университет, Римский, «Париж-8» (у него такая же направленность, как у РУДН). Изучали их опыт адаптации иностранных студентов, обсуждали, докладывали свои промежуточные результаты. Иногда наши данные совпадали, иногда – различались. Пытались выяснить причины расхождений. Это давало нам новые результаты.

После длительного теоретического анализа мы отобрали 14 разных методик для диагностики адаптации. Все анкеты перевели на иностранные языки, чтобы студенты могли отвечать на вопросы на своём родном языке.

В общей сложности в нашем исследовании приняли участие около 350 испытуемых: студенты из СНГ (Средняя Азия), Африки, Латинской Америки и Ближнего Востока. В некоторых исследованиях также участвовали российские учащиеся как контрольная группа. Нас интересовала социально-психологическая адаптация иностранцев к процессу обучения. Учитывалось много факторов. И даже не столько успеваемость, сколько адекватность поведения, эмоциональное благополучие.

Это были первокурсники?

– В основном 1–2 курс, некоторые учащиеся с 3-го. Мы учитывали знание языка, выравнивали количество, чтобы получилось примерно поровну. У нас ещё была одна из задач – посмотреть динамику адаптации.

По вашим данным, студентам каких стран сложнее даётся учёба в России?

– Китая. Это и нашими исследованиями подтверждено, и дальнейшими тренингами, после которых проводились замеры. Выяснилось, что изначально им сложнее адаптироваться и на тренинг они хуже реагируют. В прошлом году мы докладывали свои результаты в США. Оказалось, что у американцев другое представление о китайских студентах. У них как раз они дают лучшие результаты. Мы считаем, что это связано с тем, что лучшие выпускники китайских школ отправляются в американские университеты (особенно в известные), «середняки» остаются в Китае, а те, кто показал худшие результаты, едут в другие страны, в том числе в Россию. Поэтому у нас оказываются наименее мотивированные студенты. Это во-первых. Во-вторых, это особенности менталитета. Большинство китайских студентов не планируют оставаться в России. Поэтому у них очень низкая мотивация к адаптации. Кстати, с точно такими же проблемами сталкиваются и в Болонском университете. Если американцы утверждают, что китайцы лучше всех успевают, то в Италии – напротив.

Немного противоречивый стиль у арабских студентов. У них тоже есть сложности. Лучше всех адаптируются латиноамериканцы.

Определённые сложности есть со среднеазиатскими студентами. Казалось бы, культура очень похожа. Мы долгое время принадлежали к одной стране. Однако жители Средней Азии недооценивают различия, существующие между культурами. Поэтому, может быть, испытывают трудности. Наши дальнейшие исследования показали, что многие личностные особенности у них благоприятны для адаптации, однако основная проблема заключается в непонимании разницы.

Если китайцы не мотивированы учиться, есть ли смысл в том, чтобы они получали высшее образование у нас в стране?

– Отказывать мы им не можем. За них платит государство, или они сами оплачивают учёбу. К тому же мы сейчас говорим о средних результатах. При этом в любой группе есть очень разные студенты. Наверное, всё-таки нужно искать способы их мотивировать, находить к ним какие-то подходы.

Подобного рода исследования в РУДН проводились раньше?

– Да, у нас был хороший задел. На кафедре уже очень давно занимаемся кросс-культурными исследованиями, которые вылились в исследование адаптации. А сейчас мы перешли к изучению факторов межэтнической напряжённости. Это был один из разделов давней программы, который сейчас продолжается.

Цель наших исследований – помочь студентам адаптироваться, повысить результаты обучения и в целом сделать более привлекательным российское высшее образование за рубежом.

По результатам проекта мы разработали учебное пособие, подготовили монографию – сейчас она на рецензировании находится. И создали достаточно серьёзную программу тренингов по повышению межкультурной компетентности – базовые и методические рекомендации по использованию этой программы для студентов тех регионов, которые мы изучали. На подготовительном факультете работает специальный центр психологической поддержки для иностранных студентов. Там используются разработанные программы.

Как Вы оцениваете ФЦП «Кадры»: организацию конкурсов, отчётность?

– Это очень хорошая программа. Во-первых, отбираются достаточно актуальные проекты. Во-вторых, важно, что большое внимание уделяется участию молодых учёных (предусмотрены специальные показатели). То, что мы три года участвовали в этой программе, нам очень помогло привлечь студентов и аспирантов к исследованиям. По поводу проведения конкурса – здесь, наверное, общие проблемы, которые активно обсуждаются. Основная трудность заключается в том, что ценовой показатель – один из самых главных. Мы сами оказывались в ситуации, когда наша заявка попадала на первое место по качеству, но проигрывала по цене. А выигрывала заявка, у которой баллов ровно в три раза меньше, чем у нас по качеству! Получается, что финансируются проекты в три раза худшего качества. Но из-за правил проведения конкурса они проходят.

Если говорить про организацию конкурса, то всё остальное достаточно чётко. Формы заявки, конечно, очень запутанные. Если ситуация с научными исследованиями ещё более-менее, то, что касается организации мероприятий, совершенно непонятно, зачем нужна такая форма, зачем всё подробно и много раз повторять. Отчёты? Да, их достаточно много. Но они гораздо более разумны, чем формы заявки. Здесь очень большую благодарность можно выразить кураторам ФЦП. Всё, что непонятно, нам разъясняли, помогали. С отчётами больших сложностей не было.

РЕЙТИНГ

2.86
голосов: 7

Галереи

Всероссийский студенческий форум

В понедельник, 31 октября, в Барнауле открылся IV Всероссийский студенческий форум, на котором собрались более 800 участников – студенты из разных городов страны плюс ректоры, профессора и бизнесмены. В первый же день форума началась работа по направлениям: «Учебный процесс», «Наука и инновации», «Социальная поддержка», «Творчество» и «Трудоустройство», а также состоялась встреча министра образования и науки РФ Андрея Фурсенко со студентами.

48 фото

Обсуждение