Наука и технологии России

Вход Регистрация

Человек, который был Ученым, или Ученый, который был Человеком. Конкурс «Живые слова»

В 20 лет все перфекционисты. Такими были и мы с подругой Маринкой. На 4 курсе биофака Ростовского государственного университета мы рвались двигать вперед отечественную науку на мировом уровне. Поскольку тогда нацпроектов и в проекте не было, обеспечить «передний край науки» на нашей кафедре нам не могли. Вот и выпрашивали мы у научной руководительницы Татьяны Павловны: «Ну отправьте нас куда-нибудь на практику, ну отправьте…». Она вздыхала и отправляла. Конечно, более всего нас манила Москва. Ведь там все самое современное – оборудование, методики. И вот, благодаря нашей настойчивости и усилиям Татьяны Павловны, нас ждет Медико-генетический центр! Уже и билеты куплены, но вдруг выясняется, что общежитие нам не дают. А практика – полтора месяца. Практически прощаемся со столь вожделенным и снова недоступным «передним краем». Но тут вдруг наша научница говорит: «Есть еще один вариант», и набирает номер. «Ну, здравствуй, душа моя! Ты у себя на комплексе моих девочек не поселишь? Хорошие девочки…» Так мы заочно познакомились с одним из самых удивительных людей в нашей жизни.


Павлов Борис Николаевич (1947-2009)

Рис. 1. В барокамере

Рис. 2. Хлебосольный хозяин

Рис. 3. Эксперимент с криптоном



А потом была Москва, комплекс из бетона и железа, как в «Сталкере», коридоры, как в НИИЧАВО, и человек с седой бородой, идущий по такому коридору с распахнутыми руками и радостным возгласом: «Голубушки приехали!». Это и был Борис Николаевич Павлов – заведующий отделом, доктор наук, врач-спецфизиолог. 

И началась наша жизнь на уникальном глубоководном водолазном комплексе ГВК-250. Барокамеры, манометры, баллоны, газоанализаторы… Все это мы видели в первый раз. И в первый раз мы видели ученого, который жил прямо у себя в кабинете и только на выходные отправлялся проведать семью. «Чтобы стать физиологом, надо жить в лаборатории», цитировал он Клода Бернара. Какая же семья это выдержит? Только такая же удивительная. А другой у Павлова и быть не могло! Жена – доцент кафедры нормальной физиологии РГМУ, врач-физиолог лыжной команды «Метелица», покорившей Северный и Южный полюсы и Эверест впридачу. Сын – анестезиолог-реаниматолог, каждый день спасающий человеческие жизни, невестка – квалифицированный отоларинголог. Все трое – кандидаты наук, ученые, исследователи.

И атмосфера на комплексе была необычная для научного учреждения: начиная от кабинета Павлова, где стены были увешаны архивными фото и сувенирами вроде гайки с подводной лодки «Курск», и заканчивая камбузом, где периодически собирались на посиделки сотрудники и гости. А гостями можно было считать и студентов, которым Борис Николаевич читал лекции, и пациентов, будущих или бывших, надеющихся на излечение или благодарных за спасение, и ребят-спецназовцев, называвших Бориса Николаевича «Дедушка Ау», и коллег из других городов, не преминувших воспользоваться гостеприимством Павлова.

И ко всем он обращался: «Душа моя!». Ещё Борис Николаевич очень вкусно готовил. Он ведь вырос на Дальнем Востоке, в краю деликатесов и вкусностей. Дальневосточная скоблянка, телятина, запеченная в зеленом сыре, печеночные котлеты, бульон из индюшачьих пупков, пироги… Возвращаясь на комплекс после работы в Медико-генетическом центре, мы знали, что нас ждет вкусный ужин и интересная беседа: о науке, о книгах, о фильмах. Именно по рекомендации Б.Н.Павлова мы с Маринкой посмотрели «Андрея Рублева».

В общем, через полтора месяца мы были очарованы. Павловым, атмосферой комплекса, коллективом, барофизиологией… И конечно, когда через два года стал вопрос об аспирантуре, мы решили поступать не в Медико-генетический центр, не в Институт физической химии, а только в ИМБП к Борису Николаевичу Павлову.

Готовились к экзамену на комплексе. Физиология нам, генетикам, казалась непостижимой. И Борис Николаевич вместе с сыном открывали для нас новые грани науки, которой мы так мало внимания уделяли в университете.

Экзамен сдали на «отлично», а вот потом пошли трудовые будни. Не все было просто. И слезы были, и ссоры, и хлопанья дверями. «Большого напряжения и великой страсти требует наука от человека», писал И.П. Павлов. И Борис Николаевич не мог относиться без страсти и напряжения к своей работе. За каждое свое детище, будь то барокомплекс, медицинская технология или учебник, идею которого он вынашивал несколько лет, он переживал всем сердцем. Еще он считал, что работать нужно с друзьями. И всех коллег хотел воспринимать как близких людей, каждому старался помочь. Больше всего его злили и расстраивали безразличие и лень. Он не понимал, почему он должен требовать, приказывать, наказывать. Всегда надеялся на самосознание и самодисциплину, что люди должны захотеть работать, чтобы был положительный результат.

Сам ведь обладал поразительной трудоспособностью, спал по 4-5 часов в сутки, остальное время работал. Днем – организационные вопросы, вечером и ночью – эксперименты и работа с документами.

Борису Николаевичу поступали предложения о работе за рубежом, о работе в коммерческих клиниках, но он хотел служить российской науке. Он не представлял себе жизни заграницей, даже паспорта заграничного у него не было. Сначала был невыездным, а потом и выезжать не захотел. И в бизнес не стремился. Он видел, как тускнели глаза у тех его коллег, кто не смог выдержать в 90-е и бросил науку ради зарабатывания денег. 

Его любили и ненавидели, его уважали, ему завидовали. А иногда и все вместе. Равнодушных не оставалось. Своей неуемной энергией он разжигал пламя в окружающих. В ком-то огонь творчества, в ком-то жгучую зависть. Его упрекали в поверхностном отношении к науке, а он говорил: «Я, как первопроходец, лишь указываю вектор, направление, куда стоит двигаться другим со всеми их высокотехнологичными современными методами и оборудованием». Павлов работал не на статистику, а на феноменологию, показывая людям те явления, механизмы которых предстояло понять спустя многие годы. Он всегда хотел быть первым. При его участии создан первый гипербарический микроскоп и впервые в мире осуществлен спуск крысы на глубину 1908 м с использованием газовых смесей, содержащих водород. Он мог подхватить идею, додумать, развить – и получить новые, неожиданные результаты. Так, были попытки применять кислородно-гелиевые смеси и до него, однако только ему удалось получить положительные результаты такого применения и обосновать целое направление в медицине – лечение инертными газами. Когда весь мир бросился изучать инертный газ ксенон как идеальный анестетик, Борис Николаевич уже мечтал работать с криптоном. Пусть, его активность как анестетика не так высока, но эффект можно усилить, применяя его под повышенным давлением. И эксперименты с участием добровольцев были проведены успешно. Потом идея клатратного анабиоза, исследования которого начал еще академик В.В.Кованов Идея об обратимой смерти, как говорил Борис Николаевич… Она всецело захватила его, велись переговоры с различными учреждениями о проведении совместных исследований.

Но вдруг болезнь. И неизвестность. Удивительный человек не мог заболеть обычным заболеванием. Становилось все хуже. Диагноз поставили лишь спустя год. У другого бы опустились руки. Но Бориса Николаевича беспокоило только одно. Успеть бы, успеть довершить начатое… Помочь мне с защитой диссертации, помочь сыну, написать учебное пособие и еще много всего. Снизилась работоспособность, уже не мог спать по 4 часа в сутки. Упало зрение, трудно было читать, глаза слезились, он боролся, пока были силы, потом просил читать вслух. Текст надиктовывал. В 2008 году учебное пособие «Основы барофизиологии водолазной медицины, баротерапии и лечения инертными газами» увидело свет. Из-за спешки оно вышло сырым, с множеством опечаток, но это был первый опыт обобщения имеющихся данных в этой области.

И как-будто Борис Николаевич получил второй шанс. Казалось, что ему становится лучше. Он снова начал работать. Усиленно работать. Мемуары, лекции для аспирантов, разработка экспериментов… Ездил на переговоры. Спешил, боялся не успеть. Может быть, стоило остановиться, но он не умел.

2 месяца в реанимации. Разрешили его проведать. Каждое предложение стоило ему усилий. Но он сразу стал спрашивать: «Как прошла операция у Паши? А в командировку как наши съездили? Аня, я же лекции написал, надо бы их отредактировать». До последнего момента он думал о других и о работе.

14 июля 2009 года Бориса Николаевича не стало. Плакали даже мужчины. Но даже уйдя из жизни, в последний раз он сделал то, что любил делать всегда – собрал близких и дорогих людей за одним столом.

Когда-то он говорил каждому «душа моя» и он был прав. Во многих, с кем он общался, он оставил часть своей души. И часть души каждого унес с собой.

Физиолог Иван Петрович Павлов писал: «Наука требует от человека всей его жизни». Физиолог Борис Николаевич Павлов, родившийся на век позже знаменитого однофамильца, всю свою жизнь отдал науке. И людям.

Краткая биография

Родился в г. Тронгсунде, Выборгского района, Ленинградской области 26 сентября 1947 года. Когда ему было 4 года,  его родители переехали на Дальний Восток. Его отец Николай Всеволодович был офицером, командиром боевой части, охотником за подводными лодками, заслуженным моряком Амура. Неудивительно, что у маленького Бори с детства зародилась любовь к морю, водолазам, подводникам и загадочному подводному миру. Начав с конца 50-х годов заниматься подводным плаванием, он стал одним из первых спортсменов-подводников Хабаровского края, там же первым председателем Федерации подводного плавания, чемпионом Дальнего Востока, а с 1966 года – профессиональным водолазом.

Со второго курса Хабаровского мединститута начал исследования по гипербарической физиологии, организовав на кафедре нормальной физиологии единственную в том регионе гипербарическую лабораторию для исследований на животных.

В 1971 году Борис Николаевич окончил лечебный факультет Хабаровского государственного медицинского института. В том же году поступил в очную аспирантуру на кафедру нормальной физиологии 2-го МОЛГМИ им. Н.И.Пирогова, где под руководством Г.И. Косицкого в 1976 году защитил кандидатскую диссертацию. С 1978 по 1985 год работал старшим научным сотрудником отдела подводной биомедицины НИИГВТ МЗ СССР.

С 1985 года Б.Н. Павлов работал в ИМБП МЗ СССР с.н.с, зав. лабораторией и с 1992 года заведующим отделом барофизиологии и водолазной медицины. Он являлся председателем водолазно-медицинской комиссии ГНЦ РФ-ИМБП РАН, членом Центральной водолазной медицинской комиссии Минздрава России, членом Ученого совета института. В 1997 году защитил докторскую диссертацию на тему «Физиологическое действие индифферентных газов при нормальном и повышенном давлении».

В качестве научного руководителя, ответственного исполнителя и водолаза-испытателя участвовал во всех программах по гипербарической тематике Института, а в качестве представителя Минздрава – в работе межведомственных комиссий по испытаниям и приёмке в эксплуатацию глубоководной водолазной техники и снаряжения.

В последнее десятилетие опубликовал  более 50 научных трудов, включая 5 патентов на изобретения, непосредственно сам проводил экспериментальные исследования в барокамерах.

Свою  научную деятельность он сочетал  с работой испытателем, дежурным врачом обеспечивающим кессонные работы и водолазные спуски, где провел более 400 компрессий и декомпрессий кессонных рабочих с полным медосмотром и углубленным обследованием кардио-респираторной и костно-мышечной систем, проводил лечение пострадавших от декомпрессионной болезни.

Практические  работы позволили ему в соавторстве с сотрудниками отдела теоретически обосновать и практически проверить новый метод лечения отсроченных форм декомпрессионной болезни, пролечив свыше 110 пациентов с блестящими клиническими результатами

Б.Н. Павлов являлся соавтором семи монографий, которые в настоящее время являются основополагающими при медицинском обеспечении водолазных и кессонных работ и лечении профессиональных заболеваний водолазов и кессонных рабочих. Он также обосновал принципы построения Российской системы медицинского обеспечения, транспортировки и лечения при декомпрессионной болезни и баротравмы лёгких в сочетании с переохлаждением у водолазов, подводников, кессонщиков и дайверов.

В 2004 году вместе с другими сотрудниками ИМБП Б.Н.Павлов был награжден премией Правительства Российской Федерации, в 2008 году – премией «Подводный мир»

РЕЙТИНГ

4.03
голосов: 33

Обсуждение