Наука и технологии России

Вход Регистрация

Региональная сила для национального подъёма

Маятник воззрений на то, как должна быть организована экономическая жизнь государства, раскачивался на протяжении истории, достигая крайностей и свободного, даже «дикого», рынка, и полного подчинения хозяйственной деятельности государственным институтам. Наверное, в каждой ситуации есть оптимальное соотношение «вертикального» и «горизонтального» распределения полномочий. В условиях кризиса российские экономисты всё громче говорят о «модели региональной самостоятельности». О том, что могут и должны сделать регионы Российской Федерации для подъёма собственной экономики и как это спасёт всю страну, рассуждали участники дискуссии « Научно-техническое развитие и подъём экономики регионов – стратегический приоритет», прошедшей в рамках VI Абалкинских чтений в РЭУ им. Г.В. Плеханова при поддержке STRF.ru.

Неравномерность социального развития российских регионов остаётся важнейшей проблемой нашей страны. Первый заместитель Председателя Совета Федерации Федерального Собрания Российской Федерации Николай Федоров сравнил динамику экономических показателей регионов за 16 лет: «В 1998 год – валовый региональный продукт (ВРП) на душу населения в самом успешном регионе, Тюменской области, составил 58 600 рублей. Показатель наименее успешного в этом смысле региона, Ингушетии, составлял 3400 рублей. Одно значение в 17 раз превышало другое. В 2014 году зафиксировано увеличение разрыва между самым высоким и самым низким показателями ВРП. На верхней строчке стоял Ненецкий АО с ВРП 4 252 000 рублей, а показатели Чеченской республики в конце списка составили 104 000 рублей. То есть, разница в 41 раз».

В развитых зарубежных странах наблюдается гораздо меньший разрыв: разница ВРП между разными штатами США составляет 5 раз, в Китае – 4,7, а Германии – 2,3 раза.

Причиной такого расслоения регионов в России является экспортно-сырьевая модель развития государства в целом. Чтобы остаться конкурентоспособной в мире, наша странга должна найти новые ниши и преимущества, чему может поспособствовать, в частности, высокотехнологичная специализация того или иного региона. Осталось только дать им пространство для манёвра, но здесь возникают главные противоречия.

Далеко не все субъекты федерации способны выдержать такую «встряску». Если раньше Россия придерживалась принципа «50 на 50», когда регион мог рассчитывать на равные доли государственной поддержки и собственных усилий, то теперь экономика региона «считается» в соотношении «70 на 30» в пользу федерального бюджета. И это говорит не столько о застое региональных экономик, сколько об экономическом ослаблении ряда субъектов, считает заместитель директора Федерального исследовательского центра «Информатика и управление» РАН, д.э.н. Александр Шевцов.

Кто поедет на Дальний Восток?

Своего рода тестовым полигоном для решения комплексных проблем развития экономического потенциала стал Дальний Восток – опыт тем более интересный, так как решается в рамках региона, удаленного от федерального центра, заметил заместитель Министра Российской Федерации по развитию Дальнего Востока  Кирилл Степанов.  Для подъема экономики региона нужны люди, рабочие места, жилье, и, по мнению Степанова, позитивную роль сыграл проект «Дальневосточный гектар». Минвостокразвития прогнозирует в ближайшие годы переселение на Дальний Восток около тридцати миллионов человек. При этом целевым ориентиром является рост численности населения региона к 2025 году до 6,5 миллионов человек. Заявлено, что в результате реализации мероприятий Госпрограммы на Дальнем Востоке будет создано 102,3 тыс. новых рабочих мест. Это непосредственно связано с планируемым привлечением 2, 66 триллионов рублей.

«На данный момент на Дальнем Востоке создано 12 территорий опережающего развития, в 2016 году будут введены 3 новые территории. Подобный масштаб обеспечит рабочими местами 26 000 высококлассных специалистов. Полагаю, через некоторое время мы сможем использовать успешный опыт развития Дальнего Востока и в других регионах РФ», – отметил Кирилл Степанов.

«Оазисы» Сибири

С другой стороны, нефтегазовые регионы Сибири, которые приносят сегодня немалый доход государству, тоже нуждаются в «перестройке». Здесь уже есть пример инновационного региона, который слез с «нефтяной иглы» – Новосибирская область, отметил директор Института экономики и организации промышленного производства Сибирского отделения РАН, академик РАН Валерий Кулешов. «Индустриализация нашей «провинции» основывалась на нефтегазовой промышленности. Но нет никаких сомнений в том, что в результате этого периода Новосибирская область стала высокотехнологичным регионом страны, продвинутым в той сфере, который сейчас называется экономика знаний».

Но после 1989 года индустриализацию сменила другая тенденция. «Доля высокотехнологичной промышленности ВРП Новосибирской области сократилась с более чем 40% до 18% в текущий момент. А ее место уверенно заняла торговля и операции с недвижимостью», – пояснил Кулешов. При этом большая часть малого бизнеса с тех пор развивается именно в торговле и сфере услуг, а наукоёмкие производства «перекочевали» под крыло крупных организаций, как правило, связанных с оборонно-промышленным комплексом, металлургией или энергетикой.   

«Сибири нужен ребрендинг, – подытожил Кулешов. –  Это срединный регион, место между Западными и Восточными зонами турбулентности».

Очевидно, ребрендинг нужен не только Сибири, но и подавляющему большинству регионов России, чтобы вывести их из депрессивного состояния. Но запрос на это должен возникнуть в самих регионах.

РЕЙТИНГ

0
голосов: 0

Обсуждение