Наука и технологии России

Вход Регистрация

КРИОционизм

Говорят, Джордж Лукас неспроста решил снимать свою эпопею о звёздных войнах в неправильном порядке. Прозорливый режиссёр ждал, когда компьютерная графика и другие достижения техники позволят визуализировать замысел, который зрел у него в голове. Подождать прорыва в технологиях предлагают российские учёные и предприниматели из компании «КриоРус», единственной на сегодня компании в Европе, предлагающей услуги по крионированию людей и животных.

В 2016 году компания отмечает свой первый юбилей – 10 лет на рынке. А в декабре прошлого года произошёл ещё один, не менее важный юбилей: пятидесятое криосохранение человека. Пятьдесят криосохраннных пациентов – это очень впечатляющий результат, особенно за такое короткое время. Согласно данным компании на 2015-й год, на счету «Института крионики» (США, возник в 1976 г) числится 136 пациентов, а в «Алькоре» (США, возник в 1972 году) 138.

О принципах крионики, вызовах, которые ставит перед наукой «старуха с косой» и  многом другом STRF.ru рассказал заместитель директора по науке компании «КриоРус» Игорь Артюхов.

Игорь_Артюхов Игорь Артюхов

Расскажите, пожалуйста, что такое криосохранение живого тела с возможностью его восстановить по прошествии какого-то времени?

Во-первых, когда мы говорим о крионике,

речь идёт не о сохранении живого тела, а о сохранении только что умершего человека.

Мы рассчитываем на то, что если сейчас его ещё невозможно восстановить, то через несколько десятилетий это можно будет сделать. Поэтому в идеальном случае, сразу после того, как происходит остановка сердца, вводятся определённые химические вещества в кровеносную систему, желательно – как можно раньше, чтобы некоторые из них разнесло по кровеносному руслу.

Достаточно большой проблемой является образование тромбов, поэтому вводится гепарин, который предотвращает их образование. После этого необходимо как можно быстрее охладить тело до температуры, близкой к нулю градусов Цельсия, но чтобы не образовывались кристаллы льда. Дело в том, что

если при нормальной температуре после остановки сердца нейроны головного мозга сохраняют свою жизнеспособность в течение нескольких часов, то при их охлаждении, речь может идти уже о сутках. Здесь можно упомянуть, что есть распространённое мнение, что они начинают гибнут уже через 6-8 минут; это неверно, через такое время начинается тромбоз сосудов, а сами нейроны живут несколько часов даже без охлаждения.

Затем производится замена крови в кровеносном русле на смесь веществ, которые играют роль криопротекторов (веществ, защищающих живые ткани от повреждений, вызываемых заморозкой).

Схема_смерта Источник: «КриоРус»

Расскажите, пожалуйста, подробнее, как это происходит?

Сначала кровь из русла вымывается раствором – мы обычно используем маннитол или лактозу. И затем туда вливаются с постепенно повышающейся концентрацией растворы криопротекторов. В целом вся процедура занимает часы.

Когда будет доступна технология оживления криопациента, насколько велика вероятность повреждений живых тканей?

Главное, о чём мы беспокоимся – это головной мозг. Всё остальное вторично, и вообще, во многих случаях сохраняется только голова (или даже только головной мозг). Потому что считается, что восстановление остального тела будет простой задачей по сравнению с восстановлением головного мозга.

В принципе, уже сейчас видны технические подходы вроде клонирования, биопринтинга, инженерии мягких тканей, которые в обозримом будущем позволят восстанавливать ткани тела. Сложнее – с головным мозгом, поэтому основное внимание мы уделяем именно ему.

Первое, что мы стремимся всегда делать – максимально быстро охладить голову. Обкладываем её льдом, и чем быстрее удаётся её охладить, тем лучше.

В качестве криопротекторов мы используем глицерин, диметилсульфоксид и некоторые другие вещества. При этом за счёт диффузии заменяются все жидкости в организме, а не только кровь. Криопротекторы проникают через гематоэнцефалический барьер и просачиваются постепенно в разные ткани, проникают в сами нейроны.

Понятно! А есть ли особые условия хранения криопациентов, кроме низкой температуры?

Хранить криопациентов, безусловно, нужно при низкой температуре. Какое-то время – это месяцы, может быть, год или два – их можно хранить при температуре сухого льда (это –76°С). Далее нужна более низкая температура, где-то от –130°С. Считается, что при температуре порядка –130°С материал может храниться неограниченно долго.

На практике обычно используется жидкий азот, он даёт температуру –196°С, уже «с запасом». Это достаточно удобное с технической точки зрения вещество: жидкий азот доступен, дёшев, с ним просто и безопасно работать, он не горит и не взрывается.

Дьюар
Заполнение дьюара, хранилища криопациентов, жидким азотом. Фото: «КриоРус»

Кто-то может позволить себе индивидуальное криохранилище. Это, конечно, намного дороже, чем хранить в общем криохранилище, однако были такие случаи.

Конечно, всё возможно, – землетрясение, падение метеорита, что угодно. В принципе, если хранить криопациентов в  электрических холодильниках при –130°С, действительно есть некоторая опасность, что если будут перебои с электроснабжением, может произойти разогревание. А жидкого азота надолго хватает.

За те годы, что существует компания, изменилась ли техника крионирования?

Техника скорее поменялась несильно, но появились некоторые интересные разработки. Например, американская разработка по быстрому охлаждению газом, когда через кровеносную систему продувается холодный гелий. Это позволяет быстрее охлаждать ткани, чем в случае использования раствора.

У нас есть интересные работы по использованию других газов уже в качестве криопротекторов. Гелий используют для быстрого охлаждения, поскольку у него низкая вязкость. А

в качестве газового криопротектора, похоже, можно наоборот использовать тяжёлые газы,  такие как ксенон.

Научная работа движется потихоньку, но пока больших изменений в технологии нет, только улучшается состав криопротекторов. Если раньше использовался, в основном, глицерин, то сейчас используется этиленгликоль, диметилсульфоксид. Улучшение состоит в том, что не так сильно повреждаются ткани при сохранении. Ведь сохраняют не только криопациентов – сохраняют клетки, различные ткани. И сейчас считается, что для сохранения клеток человека наилучшие результаты достигаются с использованием диметилсульфоксида.

Криопациент

Тело первого криопациента Джеймса Бедворда осматривают в компании "Алькор" спустя 24 года после криосохранения. Изменений нет. 1991 год. Фото: «КриоРус»

Наверное, самый главный вопрос, который Вам задают, это как потом вернуть организм к жизни? В этом направлении есть какие-то продвижения?

Есть продвижение в эту сторону. Понятно, что мы пока достаточно далеки от решения, и вряд ли раньше середины века можно будет говорить о каких-либо практических действиях в данном направлении. Но, в общем, развиваются нанотехнологии. Здесь основные надежды возлагаются именно на наномедицину.

Существует несколько концепций, как это можно было бы сделать. Пока это скорее умозрительные рассуждения, потому что когда уже появятся необходимые нанотехнологии (а это ожидается через несколько десятилетий), можно будет конструировать конкретные устройства.

Уже сегодня восстанавливают криогенированные объекты – клетки, ткани. Расскажите, эти механизмы применимы к целым организмам?

С клетками больших проблем нет, их сейчас уже умеют хорошо замораживать и размораживать. С тканями не всегда просто, но – в основном, с тонкими срезами тоже удаётся работать. С органами пока ещё немного рано говорить, но работа в этом направлении ведётся.

Предполагается, что

для возвращения человека или животного к жизни ещё при низких температурах какие-то наноустройства будут исправлять ранее нанесённые  повреждения, штопать стенки кровеносных сосудов, грубо говоря. По мере того, как это будет исправляться, можно будет повышать температуру и оживлять организм. Хотя здесь много концепций, вплоть до того, что возможно – оживление будет происходить не в физическое тело, а в некие электронные носители.

Смерть_и_оживление
К идеи воскрешения учёные начали присматриваться уже давно. Книга «Смерть и оживление», 1926 год. Фото: «КриоРус»

Недавно компания «КриоРус» провела крионирование своего пятидесятого пациента. Это уже весьма значительная выборка. Расскажите, есть ли что-то общее у  людей, которые соглашаются на такую процедуру? 

Во-первых, у «КриоРус» много пациентов из разных стран, включая Украину, Чехию, Нидерланды, даже Соединённые Штаты, хотя у них есть два своих института крионики.

В Америке проводили специальное исследование среди желающих подвергнутся процедуре – не только замороженных, но и тех, кто записался в очередь. Оно показало, что, во-первых,

большинство криопациентов имеют высшее образование, причём, как правило, технического или естественнонаучного профиля. Это те люди, которые могут понять саму идею и то, что за ней что-то стоит.

Довольно высокий процент врачей. В Соединённых Штатах, по-моему, 17% врачей – это намного выше, чем в среднем по населению.

У нас тоже среди криопациентов есть врачи, которые работают с нами на волонтёрском основании, есть даже такие, которые своих родственников криосохранили. Чем ближе образование к медицинскому, биологическому, а ещё лучше – криобиологическому, тем выше процент понимания.

Иногда говорят, что это что-то типа религии, «секты». Но во всех религиозных сектах наблюдается прямо противоположная картина. Чем хуже, чем ниже образование, тем больше вероятность, что человек оказывается в этой секте. А у нас все ровно наоборот.

РЕЙТИНГ

4.07
голосов: 14

Обсуждение