Наука и технологии России

Вход Регистрация

«Никого не будет интересовать вопрос, сколько сегодня стоит нефть»

Стартовала разработка стратегии социально-экономического развития России до 2030 года, хотя предыдущая стратегия (до 2020 года), над которой трудилась 21 экспертная группа, так и не была принята в качестве документа. Концептуальные подходы к формированию новой стратегии обсудили министры финансово-экономического блока правительства и эксперты на панельной дискуссии, прошедшей в рамках VII Гайдаровского форума.

Стратегия-2030
Участники панельной дискуссии «Стратегия-2030:
контуры долгосрочного социально-экономического развития России»,
прошедшей в рамках Гайдаровского форума. Фото: пресс-служба РАНХиГС

Внутренние и внешние риски

Министр экономического развития РФ Алексей Улюкаев предложил задуматься, полезно ли долгосрочное стратегирование? Здесь, по его мнению, есть «два риска – неувязка стратегии с принятием текущих решений и отсутствие ответственности за стратегию», которые надо избежать. «Оценка рисков при стратегировании означает и правильную выработку экономической политики», – утверждает министр.

Ещё один существенный риск глава Минэкономразвития видит в изменении потребительского поведения населения, которое сдвигается от модели потребления к модели сбережения. Однако такой сдвиг может послужить и драйвером развития.

«Мощная сберегательная активность создаёт тот ресурс, который при правильном выстраивании соответствующих институтов и инструментов даст основу для инвестиционного роста», – отметил Алексей Улюкаев.

Другой, внешний, риск, по мнению министра, – закрытие для российских заемщиков глобальных рынков капиталов и на ближайшие годы. Но этот вызов поможет трансформировать модель внутренних сбережений в модель внутренних накоплений, если удастся увеличить капитализацию банковской системы за счёт частичной приватизации крупнейших банков с государственным участием – Сбербанка и ВТБ, полагает глава Минэкономразвития.

При правильном определении целей и глобальных тенденций долгосрочное стратегирование, по его словам, окажется небесполезным занятием.

Бюджетная адаптация

Важнейшими задачами и в долгосрочной, и в краткосрочной перспективе министр финансов РФ Антон Силуанов считает определение приоритетов, а также адаптацию бюджета и госсектора к новым условиям. Альтернатива – стихийная настройка бюджета через высокий рост инфляции, как это было в 1998–1999 годах.

Чтобы не допустить такого наихудшего варианта развития,

министерства и ведомства должны выстроить приоритетность расходов, исходя из ассигнований на 2016 год, отсечь неэффективные траты.

Наряду с оптимизацией бюджетных расходов, необходимость которой обусловлена снижением мировых цен на нефть (она может составить примерно 10%), Минфин намерен максимизировать рост доходов бюджета, в том числе за счёт приватизации государственного имущества. А также задействовать нераспределенные ресурсы – средства Резервного фонда. Продолжится проведение жёсткой бюджетной политики, поскольку стоимость заимствований для России достаточно высока.

Модульная основа

Министр Российской Федерации Михаил Абызов выделил две основные модели формирования долгосрочных стратегий. Одна из них – визионерская, «когда государственные стратегии разрабатываются в виде целевого описания основных институтов, их трансформации». Вторая модель – это «технологические стратегии, которые опираются на чёткие операционные планы в годовом разрезе».

Мнение экспертного совета при Правительстве России, по словам Михаила Абызова, – формирующаяся сейчас стратегия-2030 должна состоять из трёх базовых модулей. Первый модуль подразумевает «набор принципов и правил работы органов власти, а также основных треков развития». Второй модуль – тактическо-операционный, то есть детализированная программа действий на первые шесть лет реализации стратегии. Третий модуль – «формирование эффективной приборной панели, своего рода камертона», позволяющего своевременно сверять операционные планы с долгосрочными целями, изменять их при необходимости, принимать правильные решения о сокращении или увеличении тех или иных расходов.

Ошибкой при формировании стратегии-2020 Михаил Абызов считает недостаточную вовлечённость политической элиты. По его словам,

новую стратегию следует разрабатывать «с глубоким вовлечением политических и бюрократических элит, не только экспертов», базируясь «на очень хорошей социологии и анализе международного опыта».

Качественная разработка стратегии как целостного документа, займёт, как минимум, 1,5 – 2 года, полагает министр. Она будет востребована при учёте интересов основных экономических субъектов и общества.

Стратегия как искусство взаимодействия

Государству в одиночку не справиться с проведением социальной политики, утверждает первый проректор Национального исследовательского университета «Высшая школа экономики» Лев Якобсон. «Нам действительно нужна стратегия социальной политики, стратегия, как искусство взаимодействия государства с гражданским обществом, государства с бизнесом, государства с потребителем», – уверен эксперт.

Формированию новой стратегии, по мнению председателя Комитета Государственной Думы по бюджету и налогам Андрея Макарова, должны предшествовать анализ ситуации, в которой мы находимся, и готовность признавать свои ошибки. «Главный вопрос любой стратегии должен звучать следующим образом: как вернуть доверие?» К слову, о доверии говорил на предыдущем Гайдаровском форуме и председатель Правительства России Дмитрий Медведев.

Декан Экономического факультета МГУ имени М. В. Ломоносова Александр Аузан опасается, что в результате разработки очередной стратегии «будет сделана бумага, никому не нужна, которая вообще никак не повлияет на движение страны». Чтобы этого не произошло, в стратегии должны содержаться представления о том, чего хочется достичь.

«Мы сейчас находимся в режиме милитаризации бюджета и восстановления военных способностей страны. С другой стороны, я не знаю людей, которые возражали бы против того, что конечной целью являлся высококачественный человеческий капитал и гордость за это. Только напрямую мы не можем выйти на эту задачу сейчас», – считает Александр Аузан. Поскольку, по его мнению, пока нет экономического спроса на умных людей, надо начинать с интеллектуального маневра в военно-промышленном комплексе. Нет, увы, и спроса на долгосрочную стратегию.

Футуристическая картина

В завершение дискуссии глава экономического министерства обрисовал весьма радужную картину жизни человека в России 2030 года: «Человек живет существенно дольше, лет на 10 дольше, чем он живёт сейчас. При этом в структуре жизни больше доля активной жизни, когда человек принимает решения, передвигается, отдыхает, занимается спортом, культурой, – сказал Алексей Улюкаев. – Соответственно, это совсем другая система потребления, где потребление товаров вырастет, но ненамного, а существенно вырастет потребление услуг, прежде всего услуг образования, квалификации и переквалификации, спорта, культуры, развития личности – услуг соответствующего количества и качества за свои налоги». В 2030 году, по его словам, «никого не будет интересовать вопрос, сколько сегодня стоит нефть, и какой сегодня курс доллара к рублю». Но чтобы такая картина не воспринималась как сюрреалистическая, правительству всё-таки придётся провести в ближайшие годы серьёзные реформы – и структурные, и институциональные.

Обсуждение