Наука и технологии России

Вход Регистрация

Нелёгкий выбор

Способы преодоления стагнации, усугубившейся под влиянием санкций, источники инвестиций, необходимых для экономического роста, обсудили на парламентских слушаниях депутаты Госдумы, академики РАН, представители профильных министерств и банков.

«Картина маслом»

Экономика практически «лежит». Темпы роста вяло перемещаются вокруг нулевой отметки. Капиталы бегут из страны – по разным оценкам, в 2014 году вывезено от 90 до 120 миллиардов долларов. Ещё 160 миллиардов выпадут из экономики, поскольку российским корпорациям и банкам придётся выплатить их до конца года по внешним долгам. Население же должно заплатить более 2 триллионов рублей в виде процентов по ранее выданным кредитам – его задолженность банкам, по информации Минэкономразвития, достигла 11,5 триллиона рублей.

Цены пока робко, но растут, и в сочетании со стагнацией экономики вырисовывается весьма неприятная картина стагфляции.

Структура экономики по-прежнему преимущественно ориентирована на сырьевой экспорт. По данным заведующего кафедрой экономической теории и политики РАНХиГС Абела Аганбегяна,

доля в ней «экономики знаний» составляет всего 15%, в то время как в Европе – 35%, а в США – 45%.

Технологическое отставание России от развитых стран не сокращается.

«Ситуация, безусловно, усугубляется экономическими санкциями», – констатировал первый заместитель председателя Государственной Думы Александр Жуков. Они «влияют на нашу взаимную торговлю, существенным образом ограничивают привлечение капитала в российскую экономику».

Директор Института экономики РАН Руслан Гринберг считает, что «мы вступаем в достаточно длительную полосу стагнации», когда правильнее говорить о существовании, а не о развитии.

«Если мы будем в длительном периоде иметь темпы роста меньше 2%, то мы будем иметь тот уровень жизни, который сейчас есть в стране, что было бы, конечно, обидно», – заметил директор Института народнохозяйственного прогнозирования РАН Виктор Ивантер.

Парламентские_слушания_Госдума На парламентских слушаниях в Госдуме депутаты и экономисты-академики раскритиковали жёсткую денежно-кредитную политику Центрального банка и прижимистость Минфина

Кто виноват?

Ответственность многие выступавшие возложили на финансово-экономический блок правительства и Центральный банк. «И ресурсы огромные, и деньги есть, и люди есть умные – только проблема управления. А управление – это называется политика. И когда вы избегаете слова “политика”, тогда у вас огромные ошибки в управлении», – заявил руководитель фракции ЛДПР в Госдуме Владимир Жириновский. По его мнению, «виноваты ЦБ, Минфин и Минэкономразвития». Депутат отвёл им два года на исправление ошибок. «Если в течение двух лет вы не дадите нам положительные результаты, то в отношении всех трёх руководителей будет возбуждено уголовное дело», – пообещал Жириновский.

В том, что действия Центрального банка согласованы с действиями правительства, денежно-кредитная и бюджетная политика – с политикой развития, усомнился первый заместитель председателя Внешэкономбанка Андрей Клепач. А советник Президента Российской Федерации Сергей Глазьев назвал денежно-кредитную политику ЦБ «самым слабым местом» и «самым большим барьером для экономического роста», цена которого, по его подсчётам, составляет «два годовых ВВП».

Корень зла заместитель руководителя фракции КПРФ Николай Коломейцев узрел в неправильной структуре правительства и отсутствии преемственности при её изменении: «В результате каждое новое правительство примерно год тратит на то, чтобы привести свои руководящие положения в соответствии с тем, для чего их придумали».

Что делать?

Эксперты сошлись на том, что для оживления экономики нужен мощный приток инвестиций. Но из каких источников их взять?

Триллион рублей инвестиций, необходимых для выхода из стагнации, по словам Абела Аганбегяна, можно найти, отступив от бюджетного правила и увеличив долю инвестиционного кредита в портфеле банков с 2 до 6%. Признавая рискованность выбора таких инструментов, академик предупреждает, что «риски стагнации, рецессии и стагфляции несоизмеримы по своим плохим последствиям». Результат от дополнительных инвестиций, по его мнению, будет выше, если их направить в строительство новых предприятий, развитие транспортной инфраструктуры, производство продукции с высокой добавленной стоимостью – наукоёмкой, инновационной.

Методы государственного стимулирования, в том числе доступ к инвестиционным кредитам, Сергей Глазьев рекомендует применять только к национальным компаниям. Он выступает за снижение налоговой нагрузки на производственный сектор и увеличение налогов на потребление, а также за введение прогрессивной шкалы подоходного налога. Эффект последней меры академик оценил в 5 триллионов рублей, которые следовало бы вложить в обновление основных фондов. Толчок развитию частного бизнеса могло бы дать снижение тарифов на электроэнергию и тепло на 20–30%.

Возможность использования средств Фонда национального благосостояния, золотовалютных резервов и ожидаемого в этом году профицита бюджета для поддержки экономики в тяжёлый период, увидел Андрей Клепач: «Дать их через банки, дать на определённых условиях, чтобы это действительно работало на предприятия, которые требуют и финансового оздоровления, требуют развития, как в сельском хозяйстве, промышленности». Структурные реформы экономики должны быть подкреплены средствами федерального бюджета, и они есть, полагает экономист.

Ответ представителей власти

Для Центрального банка важнейшей задачей является сдерживание инфляции, даже если цена вопроса – торможение роста экономики.

Более 70% населения, как свидетельствуют социологические опросы, озабочены инфляцией.

«Только стабилизировав и снизив инфляцию, мы создадим предпосылки, чтобы наши люди смогли стать долгосрочными инвесторами, готовыми инвестировать в российскую экономику, чтобы потом на доходы от этих инвестиций хорошо жить на пенсии, финансировать крупные покупки, вкладывать в образование, в свое будущее, в своих детей», – подчеркнула Ксения Юдаева, первый заместитель председателя Центробанка. Она полагает, что не денег экономике не хватает, а спроса на них у людей и компаний. Реакция зала на это высказывание была негативной.

Подходы к стимулированию экономического роста представителей министерств отчасти совпадают с предложениями академиков и депутатов. В Минэкономразвития полагают желательным «незначительное смягчение» кредитно-денежной политики. «Мы считаем, что сейчас экономика нуждается в дополнительных инвестициях, и возможно допустить бюджетный дефицит, – сказал заместитель министра экономического развития Алексей Ведев. – И бюджетный дефицит мы рассматривали хотя бы до 2% ВВП». Направить инвестиции необходимо, прежде всего, в инфраструктурные проекты и производство импортозамещающей продукции.

Взгляд Минфина, естественно, иной. Основным источником длинных денег для развития экономики, в ведомстве видят не банки, а «институты финансового рынка, прежде всего пенсионные фонды», сообщил заместитель министра финансов Алексей Моисеев.

Минпромторг предлагает ввести налоговые преференции для проектов по приоритетным направлениям развития промышленности, специальный инвестиционный контракт для развития индустриальных парков, рассказал заместитель министра Виктор Евтухов. Напомнил он и о создании Фонда развития промышленности, который «будет предоставлять средства на возвратной основе под пониженный процент» – 5%. Правда, объём выделяемых на эти цели ресурсов в ближайшие три года составит всего 17,5 миллиарда рублей.

Предложения участников парламентских слушаний, организованных Комитетом Госдумы по экономической политике, инновационному развитию и предпринимательству, будут обобщены и на их основе сформулированы рекомендации для Правительства России, федеральных органов исполнительной власти. Последуют ли им адресаты, выяснится скоро, при рассмотрении проекта федерального бюджета на 2015–2017 годы.

РЕЙТИНГ

4.25
голосов: 4

Обсуждение