Наука и технологии России

Вход Регистрация

Трудовая норма учёного

Правительство одобрило разработанный Минобрнауки проект закона «О внесении изменений в Трудовой кодекс Российской Федерации в части совершенствования механизмов регулирования труда научных работников, руководителей научных организаций и их заместителей». Теперь законопроекту предстоит пройти процедуру рассмотрения в Государственной Думе. STRF.ru попросил прокомментировать предлагаемые в нём нормы заместителя директора Департамента науки и технологий Минобрнауки России Сергея Матвеева.

Сергей_Матвеев Сергей Матвеев: «Если для профессорско-преподавательского состава высшей школы установлена норма проведения аттестации один раз в пять лет, то для научных работников предложен более гибкий подход – не чаще одного раза в год, но не реже, чем раз в три года»

Сергей Юрьевич, почему потребовалось ввести в Трудовой кодекс специальные нормы, регулирующие труд научных работников?

– До разработки этого проекта федерального закона труд научных работников регулировался нормами, установленными для научно-педагогических работников. Однако системные изменения сектора исследований и разработок, увеличение доли конкурсного финансирования научных организаций, развитие университетской науки привели к необходимости корректировки законодательства. Например, найм на работу специалистов в случае, если университет выиграл крупный грант на проведение исследований, вовсе не то же самое, что найм на работу профессорско-преподавательского состава (ППС). И сроки формирования коллектива жёстче, и критерии проведения конкурса совершенно иные. Да и планирование цикла работ отличается от планирования образовательной программы, где сроки, а следовательно и затраты непосредственно связаны с образовательными стандартами.

Однако Федеральный закон «Об образовании в Российской Федерации» фиксирует концепцию единства научного и педагогического процессов в высшей школе. Министерство же предлагает в новом законопроекте раздельное регулирование труда научных работников и профессорско-преподавательского состава. Как при таком подходе будет обеспечиваться такое единство?

– Раздельное регулирование не означает, что научные работники могут быть только в научных организациях, а ППС – только в образовательных. В научных организациях, например, если они реализуют программы аспирантуры, могут быть подразделения, укомплектованные ППС. И, наоборот, в университетских научных центрах уже складывается успешная практика работы учёных, непосредственно не задействованных в чтении лекций.

Единство научного и педагогического процесса в высшей школе вовсе не предполагает, что каждый работник должен делать всё сразу – и «большую науку» развивать, и быть при этом блестящим педагогом. Напротив, попытка «сгрузить» решение этой задачи на каждого сотрудника не полезно ни для науки, ни для образования. Очевидно, что при большом объёме преподавательской нагрузки наукой заниматься некогда, да и при проведении серьёзных исследований вовсе не до работы в аудитории. Здесь нужно подходить разумно. Ведущий учёный может и должен вовлекаться в процесс подготовки в первую очередь кадров высшей квалификации, только формы такого вовлечения нужно выбирать подходящие. Возможно, он должен пригласить для участия в научном проекте нескольких магистров, аспирантов, и в ходе работы сформировать у них специальные знания и навыки, или провести серию мастер-классов. Возможно – определить нужные компетенции, содержание специальных курсов, поучаствовать в создании необходимых вузу учебно-методических комплексов.

То есть механизм, обеспечивающий единство науки и образования, должен быть построен администрацией вуза так, чтобы максимально эффективно использовать потенциал и преподавателей, и учёных через системную интеграцию образовательного и исследовательского процессов.

В чём суть синхронизации порядков замещения должностей научных работников и профессорско-преподавательского состава?

– Законопроект формирует схожие, я бы даже сказал одинаковые, процедуры регулирования труда научных работников и ППС. И в одном и в другом случае замещение должностей должно происходить на основе открытой конкурсной процедуры. И в том и в другом случае по результатам конкурса должен быть заключен срочный или бессрочный трудовой контракт. И в том и с другом случае для тех работников, которые заключили бессрочный контракт, вводится обязательная процедура аттестации. И по её результатам, при несоответствии работника занимаемой должности, он может быть уволен. Однако сроки проведения аттестации различны. Если для профессорско-преподавательского состава высшей школы установлена норма проведения аттестации один раз в пять лет, то для научных работников предложен более гибкий подход – не чаще одного раза в год, но не реже, чем раз в три года.

Конкретный срок сможет определить сама научная организация. Кстати,

обязательные, раз в пять лет, конкурсы для ППС законопроект исключает, сохраняя только предусмотренный законом об образовании инструмент аттестации. Это одна из важных новелл, упрощающих работу и высшей школы, и научных организаций.

Логика такого подхода связана с циклом получения результатов каждой категорией работников. Ведь аттестовать на соответствие занимаемой должности можно и нужно только по результатам труда. Для ППС основным результатом должна быть качественная и современная подготовка специалиста, поэтому сроки аттестации связаны со сроками реализации основных образовательных программ. В науке ситуация несколько иная: во многих отраслях прикладной науки цикл получения результата намного короче – от возникновения идеи и её фиксации в форме, например, ноу-хау до начала коммерциализации иногда года оказывается вполне достаточно. А для фундаментальных исследований, когда в качестве результата ожидается публикация в высокорейтинговом журнале, нужен существенно больший срок.

В любом случае аттестация должна быть проста по своей процедуре – порядок её проведения не должен быть обременительным ни для научного работника, ни для руководителей научных организаций.

Законопроект устанавливает жёсткие ограничения на предельный возраст занятия должности руководителей научных организаций и их заместителей – 65 лет с правом продления до 70-ти. Чем эти учёные могут заниматься после ухода с руководящей должности?

– Вопрос это крайне важный. Напомню, что соответствующая задача была поставлена главой государства по итогам заседания Совета при Президенте Российской Федерации по науке и образованию, прошедшего в декабре 2013 года. Решение может быть подобным тому, что существует в высшей школе. Наряду с возрастным ограничением для ректоров вузов в законе об образовании есть норма, позволяющая ввести должность «президента». Конечно, проводить параллель между вузом и научной организацией не вполне корректно – различны социальная значимость, объём и виды решаемых каждой организацией задач. Тем не менее, в научных организациях будут введены должности «научный руководитель» и даже «руководитель научного направления», которые по представлению трудового коллектива смогут занимать руководители организаций после ухода с руководящей должности и, возможно, бывшие руководители крупных исследовательских подразделений, ведущие учёные, имеющие большой опыт организации научных исследований, формирования научных коллективов.

Такой инструмент вообще должен работать в науке – и ради омоложения руководящего состава, и ради обеспечения преемственности, плавной передачи функций и полномочий, и, конечно, ради сохранения возможностей использования колоссального накопленного опыта, носителем которого являются «возрастные» учёные.

Возможные трудовые функции научных руководителей, руководителей по научному направлению, в первую очередь организаторские, наставнические уже нашли отражение в проекте профессионального стандарта научных работников, а идеология назначения на такие должности – по представлению трудового коллектива, а не через какие-либо конкурсные процедуры – поддержана научным сообществом и профсоюзами научных организаций.

РЕЙТИНГ

2.57
голосов: 30

Обсуждение