Наука и технологии России

Вход Регистрация

Физтех нерушимый

Сотни новых лабораторий, приток умов и укрупнение земель – о более чем смелых планах развития Московского физико-технического института рассказывает неравнодушный к науке предприниматель Сергей Белоусов, знакомый нашим читателям по материалу «Как превратить кванты в гранты?».

Сергей_Белоусов

Справка STRF.ru:
Сергей Михайлович Белоусов – старший партнёр венчурного фонда Runa Capital, СЕО, основатель компаний Parallels, Acronis, Acumatica, Rolsen. Председатель попечительского совета Российского квантового центра. С отличием окончил Московский физико-технический институт. Почётный доктор МФТИ. Член правления «Физтех-Союза», официальной организации выпускников МФТИ

Почему вы решили помогать родному вузу?

– Если считать все расходы, я уже трачу на Физтех более миллиона долларов в год. Там есть базовая кафедра моих компаний Acronis и Parallels, открытая ещё в 1999 году. Всего несколько месяцев назад я вовсе не горел желанием вкладывать ещё больше денег. Однако вышло так, что я случайно ввязался в одну полублаготворительную историю. Рядом с Казанью строится IT-город с университетом – Иннополис. Его придумал Николай Никифоров, ранее министр связи Татарстана, теперь всей России. Я познакомил создателей университета Иннополиса с партнёром – Университетом Карнеги–Меллон. Карнеги производит очень качественных специалистов. Среди его выпускников 15 нобелевских лауреатов. Но больше всего Карнеги–Меллон известен профессионалами в области computer science и soft engineering, которые потом работают в Facebook, Microsoft, Apple, CISCO.

Мы пригласили в Россию советника проректора Карнеги–Меллон, профессора и известного инвестора Уильяма Гутмана. Он мне сказал: «Хочу поехать в Физтех, посмотреть. Вы такие же крутые, как мы. У вас 10 нобелевских лауреатов, а могло быть и больше, если бы не закрытость Советского Союза». И мы поехали смотреть: зашли к ректору, потом пошли в новый биофармкластер «Северный». Шутим, улыбаемся. А Уильям приехал с сыном лет десяти. Вдруг мальчику захотелось в туалет. Один из проректоров Физтеха кидается отговаривать: «Нет, не надо, только не здесь!». Но деваться некуда. И вот они выходят из туалета – и мы минуты три идём молча. Уже никакого веселья. А потом мне наш гость говорит: «Сергей, что случилось? Почему такая разруха? Почему такой кошмар? Неужели ваш вуз закрывают?» И в этот момент я решил, что надо Физтеху как-то более системно помогать.

А именно?

– В первую очередь собрать людей, не только готовых помогать, но и лучше других понимающих, что именно нужно для развития МФТИ. Кто это может быть? Конечно, сами физтехи. Как те, которые обладают достаточными возможностями для решения глобальных задач, так и те, которым просто не всё равно, что происходит в институте. Так родилась организация выпускников «Физтех-Союз». Когда мы её создавали, нас было 5–6 человек страшно занятых бизнесменов (все – физтехи): Александр Абрамов, Юрий Алашеев, Андрей Иващенко, Григорий Бубнов, я. Тем не менее мы находили время встречаться, планировать, решать задачи… Потом начали привлекать и других. Почти сразу к нам присоединились Вадим Якунин, председатель совета директоров «Протек», Александр Ручьёв, президент «Мортон», Константин Агладзе, всемирно известный биофизик, ныне профессор МФТИ, и Николай Кудрявцев, ректор МФТИ. Вообще, «Физтех-Союз» стал первым объединением выпускников, которое поддержал сам вуз, – МФТИ является соучредителем «Физтех-Союза». Сейчас с нами около 50 выпускников и друзей Физтеха. Это только начало. И я надеюсь, что нас поддержит большинство выпускников МФТИ, которых около 33 тысяч в мире.

Такие ассоциации выпускников существуют во многих вузах…

– Да, во всех приличных университетах, в том же Гарварде или Корнелле. Но обычно вуз помогает выпускникам. Мы же хотим сначала помочь Физтеху, чтобы потом и он мог поддерживать своих выпускников. Физтеховцы часто занимают ключевые позиции. Александр Абрамов миллиардер, владеет металлургическим и горнодобывающим холдингом «Евраз». Александр Ручьёв – крупной строительной компанией. Некоторые занимают высокие государственные посты, вплоть до замминистра. Кажется, есть достаточно много возможностей для того, чтобы помочь Физтеху войти в сотню лучших в мире вузов.

Но об этом уже позаботилось государство: МФТИ вошёл в число 15 вузов, которым будет увеличено бюджетное финансирование именно с целью войти в международный рейтинги. Зачем тогда создавать «Физтех-Союз»?

«Физтех-Союз» принимал активнейшее участие в том, чтобы МФТИ смог попасть в этот рейтинг. Мы начали разрабатывать стратегию развития Физтеха вместе с руководством института и его ректором ещё задолго до объявления конкурса. И мы очень рады, что наш вуз – в числе победивших. Эта госпрограмма, без сомнения, очень важная и нужная поддержка для Физтеха, но нельзя сказать, что полноценная. Наверняка она может помочь МФТИ увеличить свой рейтинг и войти в топ-200 – такая официально поставленная задача.

Но нам этого недостаточно: во-первых, мы хотим вывести МФТИ в топ-30 вузов или выше. И зафиксировать этот результат не на время, а навсегда. А во-вторых, даже чтобы войти в топ-200, одних материальных ресурсов недостаточно. Для привлечения в институт лучших мировых учёных, преподавателей, нобелевских лауреатов нужны связи. Для развития инфраструктуры, выстраивания нового менеджмента, внедрения новых образовательных программ нужны опыт и знания. В России вообще не так много людей, умеющих эффективно решать подобные задачи. А решать их именно для Физтеха, зная всю специфику института, его систему, тем более. Просто так никто не соберётся. Поэтому нужны выпускники. Поэтому нужен «Физтех-Союз».

Мы объединяем тех людей, которые обладают не только большими возможностями, – а выпускники МФТИ, как я уже говорил, лидеры во многих отраслях. Но самое главное – мы объединяем тех, которым небезразлична судьба Физтеха, которые готовы тратить на его развитие и своё время, и свои собственные ресурсы.

Почему вы думаете, что выпускники начнут вступать в «Союз»? Что станет скрепляющим раствором?

– Физтех – один из немногих вузов, чьи выпускники себя идентифицируют как физтеховцы. Они не говорят: «Я родился в Краснодаре». Они говорят: «Я окончил Физтех». Представьте, что вы в команде из ста человек отправились на Северный полюс, не просто отправились, а ещё и дошли. Конечно, вы будете чувствовать со спутниками что-то общее.

Что вам лично дал Физтех?

– Прежде всего – контакты с правильными людьми. Физтех готовит очень «результативные» кадры. Гарвардские профессора, нобелевские лауреаты и люди, заработавшие миллиарды долларов, на улице не валяются. В Институте стали и сплавов наверняка тоже учились будущие олигархи, но не нобелевские лауреаты и профессора Гарварда.

Я учился на факультете общей и прикладной физики. Это самый фундаментальный факультет Физтеха. Два моих сокурсника стали профессорами в Гарварде. Один из них, Михаил Лукин, входит в число наиболее цитируемых российских физиков. Его индекс цитируемости очень высокий – 80, выше, чем у многих нобелевских лауреатов.

Взять хоккей. Даже если вы всего один сезон играете в премьер-лиге, вы уже приобретаете опыт. Смотрели «Легенду № 17»? Там видно, как готовят ЦСКА и как готовят клуб второй лиги в маленьком уральском городке… Система образования и проверки знаний в Физтехе всегда была жёсткой. Но именно она помогла мне сформировать тот крепкий фундамент, на основе которого в дальнейшем я строил различные модели бизнеса.

В чём ваш план развития вуза?

– Мы ведём работу по нескольким направлениям. Одно из них – развитие научно-исследовательской базы. В Физтехе почти никогда не было собственных лабораторий. Очень большой процент сотрудников Физтеха – совместители, их основное место работы – академические институты. Такая система обучения очень хорошо работала в советское время. Была централизованная мощная воля партии, она заставляла все разрозненные вузы петь под одну дудку. Кроме того, Академия наук получала большое финансирование. Сейчас Академия получает намного меньше, а вузы плохо контролируются сверху, под одну дудку не поют – у всех свои интересы. Да и транспортная ситуация изменилась. Меня в студенческие годы автобус из Долгопрудного в Черноголовку вёз 50 минут. А сейчас сколько ехать? Два часа? Три? Но точно не час – это я вам гарантирую.

С моей точки зрения, чтобы выиграть, Физтеху надо открыть большое количество научных лабораторий прямо в кампусе.

Разве сейчас в Физтехе мало лабораторий?

– Тут весь вопрос в числе. Сейчас там десяток лабораторий. Это мелочь. На пять тысяч студентов нужна тысяча профессоров. Пятьсот профессоров – плохо. Две тысячи профессоров, как в Калтехе, – очень хорошо. Есть тысяча профессоров – значит, должна быть тысяча лабораторий.

Смело!

– Может быть, не тысяча, а триста лабораторий, с учётом того, что есть Академия наук. Но явно не десять. Кстати, по этой программе Минобрнауки можно будет еще 20–40 лабораторий организовать, но этого всё равно недостаточно.

И велика ли надежда открыть эти сотни лабораторий?

– Мы предпринимаем огромное количество разных шагов и собираемся предпринимать дальше: сотрудничаем с руководством Физтеха, общаемся с разными государственными ведомствами, бизнесменами. Российскому бизнесу и государству необходим вуз уровня Калтеха или MIT. Без него никак. И как видите, уже есть первые успехи. Надеюсь, самые основные – впереди.

Каких областей знаний коснутся новые лаборатории?

– На этот счёт есть разные мнения как в «Физтех-Союзе», так и в МФТИ. Безусловно, лаборатории должны заниматься физикой, не сверхфундаментальной, а той, которая даёт прикладные результаты. Например, популярными темами в физике конденсированного состояния: квантовой информатикой, метаматериалами, нанофотоникой. Другое направление – биотехнологии и медицина. Его уже ведёт один из учредителей «Физтех-Союза», председатель совета директоров Центра высоких технологий «ХимРар» Андрей Иващенко. Третье – компьютерные технологии. Четвёртое – энергетика. Пятое – новые материалы. Наши крупные индустриалисты считают, что нужно создать школу системного инжиниринга. Сейчас такая кафедра уже открывается в МФТИ, ею занимается ещё один участник «Физтех-Союза», ректор Московского технологического института Григорий Бубнов. Системный инжиниринг требует совмещать разные дисциплины. Выпускники кафедры смогут вести большие проекты: например, проложить мост из Питера в Хельсинки или перестроить Саяно-Шушенскую ГЭС.

Вы один из создателей Российского квантового центра. В Физтехе появится его лаборатория?

– Появится, но профиль пока вам назвать не могу. Скажу только, что её возглавит известный цитируемый физик, он будет вести исследования и преподавать. Всего в квантовом центре будет пока около десятка лабораторий.

Насколько большие вложения нужны Физтеху?

– Тут вопрос не финансовый, а политический. Деньги нужны большие, но в масштабах проектов они маленькие. Несравнимо меньше денег, которые собираются потратить на «Сколково». Физтех – браунфилд, там уже есть система образования, есть бренд.

Ваше мнение об эндаумент-фонде МФТИ?

– Такому вузу, как Физтех, нужен эндаумент-фонд в несколько миллиардов долларов. Например, у Гарварда фонд – 30 миллиардов. Только создавался он двести лет. Нельзя издать указ – и ждать, что все сразу понесут деньги.

Что сейчас в принципе мешает развитию Физтеха? В чём его слабые стороны?

– Есть три банальные проблемы. Первая – земля. Физтех – вуз с уникально маленьким количеством земли. Там просто нет места, где поставить научные корпуса. Даже у очень маленького Калтеха земли в пять-шесть раз больше, чем у Физтеха. Второе – нужны деньги. Мир науки глобален. Многие наши известные учёные работают не в России. Если вы нобелевский лауреат, вы можете в любой момент сесть на самолёт и улететь, вам предложат работу где угодно. Поэтому уровень ваших запросов на финансирование исследований никак не меняется, в Москве вы или в Гарварде. Нет денег – нет хорошей науки. Здесь никого нельзя обмануть.

И как удержать умы в России?

– Умы не надо удерживать. Они не принадлежат никому. Умы нужно привлекать. Это и есть третья проблема – люди. Создайте такие же условия, как в Европе или в Азии, – и учёные поедут в Физтех. Им нужны лучшие студенты, которых Физтех, как пылесос, подтягивает со всей страны.

Важен не только вопрос земли и денег, но и климата в стране. Вне зависимости от зарплат выпускники Физтеха могут уехать и не вернуться.

– Могут. Но вообще-то, вы будете удивляться, все учёные аполитичны. Политика – дело прошлого. Государства, границы – это ненужная часть жизни. Учёные живут в мире знаний. Им наплевать на политику. Хорошую науку делали и в гитлеровской Германии, и в Советском Союзе, и в Америке, свободной и прекрасной. Меня недавно на питерском экономическом форуме всё спрашивали, хороший ли климат в России для IT-компаний. И забывали, что рядом Белоруссия, ужасная и бедная, но там несколько многомиллиардных IT-компаний. Почему? Потому что, к сожалению, политика и наука напрямую не связаны, а для технологических компаний в первую очередь важны люди. Нужны условия для работы! В Физтехе эти условия есть.

В Париж уже сбежал один успешный выпускник Физтеха, Сергей Гуриев…

– Я его прекрасно знаю, он мой однокурсник.

На ваш взгляд, его отъезд – частный случай или часть системной проблемы?

– Гуриев уехал потому, что ему так удобно. Захотелось уехать – уехал. Тема для журналистов весёлая, понимаю, но никакой системной проблемы я тут не вижу. Такое бывает везде. Ну, неприятно, конечно.

На него давили правоохранительные органы…

– Ну и что такого? Думаете, не бывает давления со стороны правоохранительных органов в Америке? Какая разница? Учёные везде сталкиваются со сложными жизненными проблемами. После создания водородной бомбы Оппенгеймера отстранили от исследований и хотели посадить. Эйнштейн не сразу получил американскую визу.

Вы всегда рисуете учёных этакими обитателями башни из слоновой кости. Получается, до простых людей им не должно быть дела?

– Есть высшее предназначение человечества – создание новых знаний. Я сейчас на эту тему имею вполне ясное мнение. Других предназначений нет. Все проблемы на Земле – от отсутствия знаний. Всё хорошее в мире создано учёными. К ним сейчас относятся с недостаточным уважением. Дети не хотят заниматься наукой. Они хотят стать Бредом Питтом или Бараком Обамой. Это несправедливо. Если бы не учёные, люди даже жили бы меньше и мучились всю свою маленькую жизнь. Создавая знания, учёные приносят гораздо больше пользы, чем пытаясь быть хорошими, моральными, этичными. Помните человеческий идеал доктора Хауса? Японский врач, которого все страшно ненавидели, но сразу звали всякий раз, когда возникал сложный пациент. Учёный должен фокусироваться на создании новых знаний. Другим образом вмешиваться в общество он не должен.

РЕЙТИНГ

4.11
голосов: 35

Галереи

Московский физико-технический институт сегодня

МФТИ создан в 1951 году. Его основателями и сотрудниками были П. Л. Капица, Н. Н. Семёнов, Л. Д. Ландау, получившие Нобелевские премии за выдающиеся достижения в физике. Здесь учились нобелевские лауреаты по физике 2010 года Андрей Гейм и Константин Новоселов. Институт готовит специалистов высшей квалификации в различных областях современной науки и техники. В институте преподают студентам более 80 академиков и членов-корреспондентов Российской академии наук. С самого основания в Московском физико-техническом институте используется оригинальная система подготовки специалистов, получившая широкую известность как «система Физтеха», когда практическая работа в научном вузе начинается на третьем курсе.

35 фото

Обсуждение