Наука и технологии России

Вход Регистрация

Персональная ответственность

Минобрнауки России создало рабочие группы, которые к маю представят рекомендации по совершенствованию государственной системы аттестации научных кадров. Одну из таких групп – по медицинским наукам – возглавил Сергей Лукьянов, заведующий отделом геномики и постгеномных технологий Института биоорганической химии им. академиков М.М. Шемякина и Ю.А. Овчинникова РАН, академик РАН, помощник министра здравоохранения. Свою личную точку зрения он высказал STRF.ru.

Сергей_Лукьянов Сергей Лукьянов: «Я не понимаю, почему всех так волнует численность диссоветов? Видимо, трудно управлять. Должна волновать система ответственности»

Какие предложения сейчас рассматриваются в вашей рабочей группе?

– На мой взгляд, ключевым моментом должен быть перенос ответственности за качество диссертаций с ВАК на институты и вузы, где открыты диссоветы. Соответственно, должны быть выработаны очень серьёзные требования к этим организациям. Им необходимо будет доказать, что у них ведутся научные работы, есть учёные, которых можно назвать учёными мирового или хотя бы регионального уровня. И организациям, соответствующим данным требованиям, следует разрешить формирование диссертационных советов, открытие аспирантуры и докторантуры. А вот уже правила формирования учёных советов должны быть достаточно мягкими, и организация должна сама решать, кто может входить в учёный совет, а кто нет.

За ВАК следует закрепить две функции – информационную (размещение объявлений на сайте, материалов защит и т.д.) и контролирующую. Должны быть предусмотрены выборочные проверки качества диссертаций. В случае если эксперты ВАК многократно выявят какие-то существенные нарушения в диссертационных работах, то организацию нужно лишать права формировать диссовет в течение определённого срока – скажем, 3–5 лет. А руководитель организации должен нести персональную ответственность, вплоть до лишения занимаемой должности. И в этом случае нам не придётся вырабатывать сложных критериев для того, кто из учёных может участвовать в работе совета, а кто нет. Это будет решаться на уровне организаций.

В области медицины в последние годы отмечается бурный рост количества защит. Как вы оцениваете качество диссертаций? И каким может быть оптимальное количество советов?

– Это всё штампы. Количество – не главное. Важно, чтобы диссоветов хватало, чтобы каждая достойная диссертация без простаивания в очереди могла быть в срок защищена. Какая разница, сколько диссоветов? Во многих из них защищается по 2–3 диссертации в год. Они не приносят никакого вреда. Наоборот, можно предположить, что эти диссоветы тщательно занимаются своей работой. Зачем их закрывать? Почему к ним относятся так, как будто они ничего не делают? Здесь надо определиться, либо мы говорим о какой-то эффективности и валовом продукте, либо о качестве. Я не понимаю, почему всех так волнует численность диссоветов? Видимо, трудно управлять. Должна волновать система ответственности. Если в диссовете происходит защита плохих диссертаций, этот диссовет расформировывается. Почему никого не расстраивает количество гостиниц или кафе, которые повсюду настроены? Может быть, их сократить? Количество не связано напрямую с качеством. Если кафе много, это не значит, что в них плохая еда.

В медицине существуют серьёзные проблемы, связанные с тем, что у нас нет дифференциации между тем, что называется M.D. во всём мире и PhD. Поэтому квалификационные медицинские защиты идут как кандидатские диссертации. Это два разных явления, которые нужно постараться как-то разделить, разнести статус M.D., doctor of medicine, и PhD – doctor of philosophy. В медицине представления о диссертациях категорически отличаются от того, что есть в других естественных науках. Считается, что человек, защитивший диссертацию, становится лучшим врачом, чем тот, кто не защищался. И, по сути, аспирантура рассматривается как финансируемое государством повышение квалификации. Поэтому в медицине стремятся к 100% защит всех аспирантов, что есть абсурд. То, что в биологии только 20–30% аспирантов защищаются, я считаю нормальным. Это не у всех получается. Аспирантура предназначена для людей, у которых есть склонность к научной деятельности. Никто не может дать точный прогноз, глядя на молодого человека, перспективен он для науки или нет. Благодаря аспирантуре можно понять, выйдет из него учёный или нет. Фактически защита диссертации – это личное карьерное достижение конкретного человека. А вовсе не достижение некоей медицинской организации, что у неё сто человек защитилось. В этом вопросе существует определённая путаница. И как это аккуратно разделить и изменить, я пока не представляю. Но будем пытаться!

Что касается качества диссертаций, то в медицине многие работы не отвечают главному требованию – не несут нового научного знания. Они скорее демонстрируют способности человека применить новые медицинские методики и проанализировать результат. Это как раз то, что в мире называется M.D. Это неплохо. Но у нас просто не произошло чёткого вычленения некоторых понятий. Поэтому и существует некоторое напряжение в этой области. А собственно диссертаций (PhD) должно быть меньше. Многие из работ должны засчитываться как M.D.

Много претензий высказывается по поводу списка журналов ВАК. Как бы вы предложили его изменить?

– Очевидно, что этот список надо улучшать, повышая требования к журналам. Мы должны прийти к тому, что в списке ВАК будут присутствовать только журналы, индексируемые в авторитетных международных библиографических базах (Web of Science, Scopus, Astrophysics, PubMed, Mathematics, Chemical Abstracts, Springer, Agris, GeoRef и др.). Также журналы из списка ВАК должны иметь полнотекстовую англоязычную версию.

Конечно, реализация этих требований невозможна мгновенно, потребуется длительный переходный период. Но такая цель должна быть поставлена, и к ней надо начинать двигаться уже сегодня.

РЕЙТИНГ

5.00
голосов: 6

Галереи

Совещание премьер-министра о совершенствовании системы аттестации научных и научно-педагогических кадров в Российской Федерации

26 марта 2013 года в МФТИ состоялось совещание под председательством премьер-министра Дмитрия Медведева с участием министра образования и науки Российской Федерации Дмитрия Ливанова, главы ВАК и ректора РУДН Владимира Филиппова, ректоров и академиков. На заседании обсуждались вопросы поднятия качества диссертационных работ и престижа российских учёных степеней. Перед этим состоялся пресс-брифинг заместителя министра образования и науки Игоря Федюкина и главы ВАК Владимира Филиппова, а Дмитрий Медведев осмотрел некоторые лаборатории и бизнес-инкубатор Физтеха.
В заседании участвовали также: помощник президента Российской Федерации Андрей Фурсенко, заместитель руководителя аппарата правительства Российской Федерации Денис Молчанов, ректор МФТИ Николай Кудрявцев, вице-президент Российской академии образования Виктор Болотов, вице-президент РАН Валерий Козлов, академики Сергей Лукьянов и Александр Чубарьян, ректор МГУ академик Виктор Садовничий, ректор Российской академии музыки им. Гнесиных Галина Маяровская, ректор РАНХиГС Владимир Мау, ректор НИУ ВШЭ Ярослав Кузьминов, ректор СПбГУ Николай Кропачёв и генеральный директор ВИАМ академик Евгений Каблов.

43 фото

Обсуждение