Наука и технологии России

Вход Регистрация

Привычка изобретать

В сфере управления интеллектуальной собственностью (ИС) назревают большие перемены. Минобрнауки совместно с ключевыми ведомствами, бизнесом, институтами развития и научной общественностью подготовило новую концепцию и законодательные предложения. В чём они заключаются, STRF.ru рассказал заместитель директора Департамента государственной научно-технической и инновационной политики Минобрнауки России Сергей Матвеев.

Сергей_Матвеев Сергей Матвеев: «Пора использовать нашу национальную черту – привычку изобретать – как конкурентное преимущество и научиться извлекать из него материальные блага»

Справка STRF.ru:
Сергей Юрьевич Матвеев в 1996 году окончил с отличием Калининградский государственный университет (с октября 2010 года – Балтийский федеральный университет имени Иммануила Канта) по специальности «физика». Кандидат технических наук. С 1993 по 2003 год работал в этом университете программистом, заведующим лабораторией компьютерной графики и лабораторией геоинформационных систем, директором Центра новых информационных технологий, помощником ректора. С марта 2007 по сентябрь 2012 года – проректор по информатизации и информационной безопасности. С октября 2012 года – заместитель директора Департамента государственной научно-технической и инновационной политики Минобрнауки России

Сергей Юрьевич, насколько эффективно государство распоряжается правами на объекты интеллектуальной собственности, созданные за счёт средств госбюджета?

– Об этом можно судить по тем правам на результаты интеллектуальной деятельности (РИД), которые вовлечены в оборот. Здесь ситуация у нас, мягко говоря, не слишком хорошая – по большинству отраслей это 1–2%.

Несмотря на то, что в России 70% финансирования науки сегодня обеспечивает государство, единого подхода к механизму закрепления прав на результаты интеллектуальной деятельности пока нет. А он важен, поскольку прежде чем распорядиться правами, их надо закрепить. Гражданский кодекс (ГК РФ) допускает любые способы закрепления прав – за исполнителем, за государственным заказчиком и даже совместное закрепление права. И получается, что по ряду ведомств доля интеллектуальной собственности, закреплённая за Российской Федерацией, составляет 95–100%, по некоторым – всего 5–10%. Понятных и простых критериев принятия решения о закреплении прав за исполнителем или государством не выработано. Во многих ведомствах практикуется также совместное закрепление прав – количество таких случаев колеблется от 12% до 41%, и при совместном владении результаты интеллектуальной деятельности оказываются как «дитя без глазу». При закреплении прав возникает парадоксальная вещь: отдать права исполнителю страшновато, поскольку государство в таком случае «выпускает из рук» результат, который может когда-нибудь понадобиться. Достоверно сказать, когда такой случай наступит, никто не в состоянии. Да и в задачи государства не входит непосредственное управление имеющимися правами за исключением очень ограниченного набора случаев.

Почти патовая ситуация.

– При существующих разрешительных нормах ГК ситуация неуправляемая. Государство закрепляет права, а распоряжаться ими эффективно не может – во всём мире это дело хозяйствующих субъектов. Да и на стадии закрепления прав возникает большая проблема: с одной стороны, для этого нужны финансовые затраты, организационные усилия, с другой – и для поддержки, например, патентов нужно платить пошлины. Вот и получается, что государство из своего левого кармана перекладывает деньги в правый без какого-либо смысла.

Но и сидеть на правах как «собака на сене» тоже бессмысленно.

– Вы повторили слова главы государства на заседании Совета при президенте по модернизации, на котором обсуждался вопрос формирования правовых механизмов коммерциализации результатов интеллектуальной деятельности. По результатам обсуждения Президентом России было дано поручение федеральным органам исполнительной власти законодательно обеспечить передачу прав государства на РИД «заинтересованным организациям-разработчикам, инвесторам либо иным хозяйствующим субъектам», а также чётко определить исчерпывающий перечень случаев закрепления прав за Российской Федерацией.

Минобрнауки России совместно со всеми заинтересованными ведомствами и научной общественностью предложило новую концепцию управления интеллектуальной собственностью, созданной с привлечением госфинансирования, и подготовило пакет соответствующих изменений в законодательство.

В чём новизна этой концепции?

– Ключевой её особенностью является однозначное закрепление прав на результаты интеллектуальной деятельности за исполнителем НИР и ОКР. За Российской Федерацией права предлагается закреплять лишь в ограниченных случаях, связанных с обороной и безопасностью государства, а также когда результат создан непосредственно для исполнения функций органов власти.

Такой подход неявно меняет модель финансирования научных и научно-образовательных организаций. Кроме денег, в том числе получаемых по грантам, у них появится реальная возможность распоряжаться результатами разработок. Это сигнал бизнесу: с наукой можно работать, поскольку каждый вложенный им рубль поддерживается государством, закрепляющим права на результаты за исполнителем. Во взаимоотношения бизнеса и разработчиков по поводу прав на РИД государство вмешиваться не будет. Именно такой подход, по мнению экспертного сообщества, в комплексе с рядом других шагов должен обеспечить повышение привлекательности сектора исследований и разработок.

Как избежать при этом финансового ущерба для государства, чтобы оно, единожды вложив бюджетные средства в разработку, не платило второй раз, покупая права у исполнителя?

– А это вторая важная составляющая новой модели: за государством сохраняется право на получение безвозмездной неисключительной лицензии – для случая, когда возникнет необходимость использовать РИД для государственных нужд. Если такой случай наступает, то федеральный орган власти обращается к правообладателю (исполнителю) за лицензией. Эту норму предложено внести в Гражданский кодекс; кроме того, в стадии общественного обсуждения находится соответствующий порядок реализации данного права.

Такой же подход предлагается в отношении РИД военного и специального применения. Я подчеркну правомерность использования термина «применение» вместо «назначение» – когда результат только получен, область его возможного использования зачастую не определена. Скажем, научная организация создала в рамках гособоронзаказа результат, не имеющий секретности, и получила на него права. Значит, она может вовлекать результат в хозяйственный оборот. Фактически речь идёт о конверсии идей. Но если, например, Минобороны решило использовать РИД для производства техники или технологии, которая обеспечит приоритет Российской Федерации в военной сфере, то оно получает у исполнителя лицензию. Кроме того, предусмотрено ограничение исполнителя в правах распоряжения результатом на период использования РИД для производства продукции в области обороны и безопасности.

А что предлагается, чтобы в тех ограниченных случаях, когда права всё же закрепляются за Российской Федерацией, они не «пылились на полке»?

– На сегодняшний день в законодательстве нет внятных норм, регулирующих этот вопрос. Поэтому в новую модель управления объектами ИС, созданными за счёт государственных средств, заложен механизм передачи закреплённых за Российской Федерацией прав на РИД хозяйствующим субъектам в виде безвозмездных неисключительных лицензий. Логика проста – такие лицензии в обмен на обязательства вовлечения РИД в оборот. Это разумное дополнение приоритетного закрепления прав за исполнителем. Если хозяйствующий субъект благодаря полученной лицензии создаёт высокотехнологичные рабочие места, новую конкурентоспособную продукцию и тем более выводит её на мировой рынок, может быть принято решение о продлении лицензий. Если лицензию на конкретный РИД получил лишь один хозяйствующий субъект (другие этим не заинтересовались), он может обратиться к соответствующему органу исполнительной власти с заявлением об отчуждении права в свою пользу. Такая норма также предложена.

Какие аргументы можно привести в пользу принятия новой модели?

– На мой взгляд, её преимущество – простота и прозрачность системы управления правами. Авторы изобретений, возможные инвесторы (бизнес) и государство получат мотивацию и понятные механизмы рационального использования созданных РИД. Стоит заметить, что эффективность любой системы может быть оценена, а по результатам сама система может быть скорректирована. При отсутствии системы оценивать результативность и корректировать просто нечего. Главный аргумент – однозначность решений и системность подхода. Модель должна быть понятна всем. Нужно создать систему управления правами, а в дальнейшем её развивать и совершенствовать.

Все составляющие новой модели нацелены на мотивацию вовлечения РИД в хозяйственный оборот

Переход к такой модели важен ещё и потому, что цикл вовлечения интеллектуальной собственности в оборот в современном мире существенно сократился. В большинстве быстро развивающихся индустрий он не превышает двух-трёх лет. Если за это время не удалось вывести на рынок новый продукт или технологию, заработать средства для продолжения исследований и разработок, созданный результат может оказаться невостребованным и цикл развития новых РИД прервётся.

Другой аргумент в пользу наших предложений – колоссальная конкуренция на рынке идей. Количество людей, занимающихся интеллектуальным трудом, исследованиями и разработками, растёт с каждым годом. Значит, где-то в другом регионе России или в другой стране почти наверняка есть человек, который занимается похожей тематикой. Если вы не успели воспользоваться вашими идеями, кто-то обязательно создаст нечто подобное и рынок будет потерян.

Ну и, пожалуй, самое важное – это стратегические задачи России, которая не просто стремится догнать передовые страны, но и получить приоритет в новых сферах и на новых рынках высокотехнологической продукции.

Концептуально модель Минобрнауки поддержало ключевое в этом вопросе ведомство – Минэкономразвития России. У нас общее понимание того, как переориентировать науку на цели инновационного развития экономики.

Проект долгосрочной государственной стратегии в области интеллектуальной собственности, разработку которой инициировал Совет Федерации, как я поняла, на этой модели и основывается.

– Разумеется, это один из важных фрагментов стратегии. Разрабатывая модель, мы использовали все без исключения предложения, которые Совет Федерации подготовил в часть 4 Гражданского кодекса. Наше министерство попыталось сделать эти поправки более техничными – с точки зрения последующей простоты их реализации. ГК должен иметь практическую направленность, чётко показывать участникам инновационного процесса траекторию движения. Нами также разработаны несколько проектов подзаконных актов, связанных с управлением уже закреплённой за Российской Федерацией интеллектуальной собственностью, порядком предоставления лицензий. Все эти документы выстроены как путеводитель, как инструкция к действию и составляют один из ключевых блоков долгосрочной стратегии, работа над которой ведётся по поручению первого заместителя председателя правительства Игоря Шувалова.

Документ ориентирован на практическое использование, в нём чётко выстроены меры государственной поддержки на всех стадиях жизненного цикла интеллектуальной собственности. При этом учтена особая российская специфика – «привычка изобретать».

«Привычка изобретать» – это высказывание Наталии Поляковой, руководителя службы институциональных инициатив ОАО «Российская венчурная компания».

Именно эта привычка сохранилась в нашем обществе; нужно использовать данную национальную черту как конкурентное преимущество и научиться извлекать из него материальные блага. То, что высокий уровень генерации идей сохраняется до сих пор, не вызывает сомнения. Приведу слова известного эксперта в области креативных индустрий Тома Флеминга: «Европа и Америка боятся, что Россия перекроет нефтепровод. Я бы сказал, нужно бояться, что она перекроет “идеепровод”».

Какие меры по защите и охране прав создателей РИД предусматриваются в проекте долгосрочной стратегии?

– Разработка этого раздела, пожалуй, наиболее сложна, поскольку практически все хозяйствующие субъекты и отдельные авторы предъявляют свои претензии к государству именно в вопросах защиты прав. Мы попытались сформулировать те гарантии государства в сфере защиты интеллектуальной собственности, которые оно должно и может обеспечить. В проекте документа нет популистских мер: например, таких как создание интернет-полиции, вылавливающей контрафакт в сети интернет. Обеспечить поиск нарушений – это задача не государства, а правообладателей. Но при этом государство должно взять на себя ответственность за создание эффективных и высокотехнологичных инструментов по обнаружению нарушений прав. Есть много разных решений: реестры авторских произведений и результатов интеллектуальной деятельности, механизмы электронных госуслуг по заключению лицензионных соглашений и контролю за правомочностью использования РИД. Такой подход поддержан представителями как промышленных, так и творческих индустрий. Правообладатели также хотят видеть в лице государства эффективный инструмент быстрого решения возникающих споров. Поэтому в дополнение к Суду по интеллектуальным правам, который создан в Российской Федерации, предложены меры по развитию судебной системы именно в сфере нарушения прав в области интеллектуальной собственности, или, как теперь модно говорить, интеллектуальных прав. И что особенно важно, предложено создание механизма медиации – досудебного разбирательства, дополненного системой бесплатных юридических консультаций в сфере интеллектуальной собственности.

Где ещё зона ответственности государства?

– На стадии охраны интеллектуальной собственности. Мы предлагаем изменить систему закрепления прав на РИД. Автор должен сам выбирать степень охраны своего результата, и она должна быть адекватна тем темпам вовлечения в оборот, которые этот автор видит. В свою очередь государство должно обеспечить в электронном виде необходимый набор государственных услуг для всех форм охраны.

Простой пример: автор разработал некую трёхмерную модель, которая является объектом авторского права. Но если завтра он сделает из неё электробритву, то может выбрать другую схему охраны, скажем, создать на основе объекта авторского права промышленный образец. Он потратит время на получение соответствующего документа, а потом сможет лицензировать модель для производства продукции и, конечно, получит вознаграждение. В какой-то момент он решит использовать модель для производства другого устройства, например телефона, разместив внутри необходимые электронные компоненты. В этом случае можно оформить патент, особенно если возникнет желание выйти на международный рынок. Государство должно обеспечить интеграцию всех услуг, связанных с охраной прав изобретателя, в «едином окне». Такое решение будет эффективным. «Единое окно» приведёт к увеличению количества РИД, которые могут вводиться в оборот с любой стадии разработки.

Уверен, что российская привычка изобретать, помноженная на интерес к использованию высоких технологий, способна обеспечить «скачкообразный» экономический рост в определённых отраслях. Только один пример: за прошлый год любовь россиян к чтению в комбинации с технологиями распространения и чтения электронных книг обеспечила рост национального рынка электронного книгоиздательства на 280%. Франция шла к такому росту в течение последних 5 лет. Мы вышли на второе место в мире по темпам роста после США и стали третьей страной в мире по абсолютному количеству электронных изданий, несмотря на ограниченность рынка русскоязычной литературы!

Что в проекте стратегии сказано о порядке и условиях выплаты авторского вознаграждения за РИД? Это ведь немаловажный инструмент мотивации.

– Я бы сказал – ключевой инструмент. Видов вознаграждения в принципе два: по факту создания и по факту коммерциализации РИД. Вознаграждение по факту создания выплачивать, безусловно, нужно, например в виде премии. Но при этом важно провести правильную оценку результатов, поставить их на баланс той научной и научно-образовательной организации, где работает автор. Речь идёт о росте нематериальных активов исследовательских организаций. Чем выше оценён результат, чем больший нематериальный актив поставлен на баланс организации, тем большую премию должен получить автор. Соответственно, увеличение доли автора в интеллектуальной собственности должно приводить к уменьшению единовременного вознаграждения, и наоборот. Система выплат должна быть сбалансированной и учитывать как интересы автора, так и интересы организации.

Что касается второго вида вознаграждения, то автор должен получать его в момент, когда принадлежащие ему результаты используются для создания новых видов продукции или повышения её конкурентоспособности. Поскольку стоимость интеллектуальной собственности формируется в процессе её применения, определить размер авторского вознаграждения не составит труда.

Мы предлагаем ввести и третий вид вознаграждения, который автор получает, осуществляя надзор за вовлечением своих результатов в оборот. Иначе говоря, речь идёт о восстановлении культуры авторского надзора, которую мы отчасти утратили. Авторский надзор одинаково важен как для творческих, так и для промышленных индустрий.

Как сделать информацию о создаваемых объектах интеллектуальной собственности более доступной?

– Очевидно, что все государственные услуги в сфере интеллектуальной собственности должны предоставляться в электронном виде. Все реестры РИД, которые ведутся различными ведомствами, нужно интегрировать. Системы учёта результатов НИР и ОКР, планируемые реестры объектов авторских и смежных прав, базы Роспатента должны быть публичными, а доступ к ним – осуществляться через интернет с помощью единой поисковой системы. Нормальная технология и концентрация информационных ресурсов непременно приведут к развитию инфраструктуры трансфера РИД в экономику.

Но и этого недостаточно сделать. Ещё одна важная составляющая – перевод регистрации лицензионных соглашений в уведомительную форму. При этом формирование типовых соглашений может стать крайне востребованной госуслугой. Например, вам потребовался тот или иной результат, тогда в государственном реестре вы должны сразу получить образец лицензионного соглашения, заключить такое соглашение с автором в электронном виде, а портал госуслуг должен автоматически сформировать необходимое уведомление.

Нововведения, о которых вы рассказали, давно назрели и, надеюсь, будут реализованы. Но специалистов в области управления интеллектуальной собственностью катастрофически не хватает. Какие предложения по их подготовке есть у Минобрнауки?

– Подход должен быть комплексным, если мы хотим получить быстрый эффект. Первое – развитие системы повышения квалификации по профессиональным группам. Никакие механизмы охраны или защиты интеллектуальной собственности не удастся реализовать, если у нас не будет должной подготовки в системе судейства, да и в системе журналистики, которая должна адекватно освещать тему интеллектуальной собственности.

Второе – необходима подготовка узких специалистов. Здесь имеет смысл воспользоваться сложившейся в России двухуровневой системой высшего образования. У бакалавра может быть любое направление подготовки. Он может быть специалистом в сфере телекоммуникаций, химии, информационных технологий, архитектуры или живописи. А в качестве второй ступени высшего образования он может закончить магистратуру по юриспруденции либо экономике, ориентированной на вопросы интеллектуальной собственности. Тогда мы получаем уникального специалиста, который владеет необходимыми компетенциями и в своей профессиональной сфере, и одновременно в сфере интеллектуальной собственности.


Сергей Матвеев: «Никакие механизмы охраны или защиты интеллектуальной собственности не удастся реализовать, если у нас не будет должной подготовки кадров»

Какие вузы, на ваш взгляд, могут готовить таких специалистов?

– Нужно чётко понимать, что государство не определяет, кто будет готовить специалистов. Оно должно установить требования к квалификации и компетенциям. Механизм федеральных государственных образовательных стандартов позволяет это сделать. Однако я уверен, что в первую очередь такие образовательные программы – и бакалавриата, и магистратуры – начнут развиваться в тех вузах, которые сами создают результаты интеллектуальной деятельности и у которых возникает колоссальная потребность в таких специалистах. Это федеральные и национально-исследовательские университеты. А дальше, с учётом новых образовательных стандартов, к подготовке подключится более широкий спектр вузов.

РЕЙТИНГ

3.00
голосов: 32

Галереи

Коллегия Минобрнауки России 20 марта 2013 года

Расширенное заседание коллегии, посвящённое итогам работы министерства в 2012 году

42 фото

Обсуждение

Новости

Правильно подобранная музыка улучшает вкус пива

В США разработали программу, корректирующую селфи под профессиональные снимки

Самая глубокая голубая дыра на планете находится в Южно-Китайском море

Лазерный твистер раскрутит Интернет

Античный город времен Боспорского царства раскрывает секреты своей обороны

Фотосинтетический искусственный лист превращает СО2 в топливо

Кстати,
на
52%
сократились...
Конференция IPS-21 IVAO