Наука и технологии России

Вход Регистрация

Фабрика фальшивых диссертаций

После двух месяцев работы вынесла свой вердикт комиссия Минобрнауки, созданная для проверки одного из диссертационных советов МПГУ после нашумевшего скандала с подложными публикациями юного политика и химика Андрея Андриянова, недавно назначенного директором школы-интерната имени Колмогорова. Результаты ревизии предсказуемы: получены официальные заключения о том, что фальшивые защиты были поставлены на поток. Совет планируют расформировать, мошенников лишить учёных степеней. Остроты ситуации добавляет тот факт, что возглавляет совет не какой-нибудь безызвестный функционер, а заслуженный деятель науки РФ Александр Данилов, автор школьного учебника и зампред экспертного совета ВАК по истории. А научруком плагиатчика Андриянова выступала Марина Аракелова, профессор факультета госуправления МГУ и обладатель медали ордена «За заслуги перед Отечеством» II степени. Видимо, первую степень дают за подготовку квазидокторов псевдонаук...

Игорь_Федюкин Игорь Федюкин: «В МПГУ не просто фальсифицировали, но фальсифицировали плохо. Экспертный совет ВАК оказался не на высоте и не обеспечил должного контроля диссовета»

Решение комиссии огласил её председатель Игорь Федюкин, заместитель министра образования и науки. Порою складывалось ощущение, что звучит не официальный документ, а черновики к «Золотому телёнку». В МПГУ всё это время существовала какая-то параллельная квазинаучная вселенная, где псевдодиссертанты бурно цитировали, оппонировали и консультировали друг друга.

Справка STRF.ru:
Комиссия была создана в соответствии с приказом министра Дмитрия Ливанова от 30 ноября 2012 года. Помимо чиновников в неё входили:
  • академик РАН Валерий Тишков, директор Института этнологии и антропологии РАН им. Н.Н. Миклухо-Маклая и Центра социальной антропологии РГГУ;
  • Юрий Петров, директор Института русской истории РАН;
  • Александр Каменский, декан факультета истории Высшей школы экономики;
  • Абдулла Даудов, декан исторического факультета СПбГУ;
  • Борис Колоницкий, проректор по науке Европейского университете в Санкт-Петербурге;
  • Максим Хомяков, проректор по международным связям Уральского федерального университета;
  • Михаил Гельфанд, замдиректора Института проблем передачи информации РАН

Эксперты выбрали из двух сотен защищённых в совете диссертаций 25 работ, написанных за последние пять лет. Редакции журналов официально подтвердили, что в 24 случаях авторы указывали фантомные публикации. В 22 случаях вузы, где якобы выполнялись диссертации, от них открестились. Семь диссертаций, согласно заключению Российской государственной библиотеки, не могут быть названы оригинальными: от 13% до 90% текста заимствованы.

У Андрея Андриянова, по словам замминистра, обнаружен «весь букет» нарушений, в том числе 54% плагиата. Таким образом, есть все основания для лишения его учёной степени. Однако будет ли он снят с должности директора СУНЦ имени Колмогорова, вправе решать лишь руководство МГУ.

Напомним, в декабре председатель учёного совета школы и членкор РАН Юрий Нестеренко в интервью с нашим корреспондентом заявлял следующее: «Конечно, если выяснится, что директор школы сознательно пошёл на прямое нарушение существующего порядка аттестации научных кадров, на нарушение законодательства, директора надо менять. Такой человек, безусловно, не должен заниматься воспитанием детей».

Комиссия отметила не только нарушения в одном отдельно взятом диссовете, но и общие недостатки подготовки кандидатов и докторов наук. По мнению экспертов, количество защищаемых в нашей стране диссертаций чрезмерно – неудивительно, что их качество снизилось, а контроль ослаб. В то же время подход к подготовке диссертантов грешит формализмом и безответственностью, а система апелляции не функционирует должным образом.

Для наладки ситуации будет создан особый Совет по научный этике, срок давности по отмене решений о присуждении учёных степеней в несудебном порядке увеличат от трёх до десяти лет, а руководители диссоветов во избежание конфликта интересов не смогут входить в экспертные советы ВАК.

Как остановить поток подложных диссертаций по гуманитарным наукам, STRF.ru выяснял у авторитетных историков.

Профессор Александр Каменский, декан факультета истории НИУ «Высшая школа экономики», главный научный сотрудник Института гуманитарных историко-теоретических исследований имени А.В. Полетаева (ИГИТИ), член комиссии:

Александр_Каменский
Александр Каменский: «Университет должен заботиться о своей репутации, тогда и фактов со списанными диссертациями станет меньше»

– Работа нашей комиссии показала, что все те меры, которые на протяжении последних 20 лет предпринимает министерство и ВАК с целью ужесточения требований к защитам диссертаций, усиления контроля и т.п., оказываются неэффективны. Любое новое ужесточение мошенники находят возможность обойти. Другое дело, как к этому относятся в обществе. Например, один из министров Германии недавно ушёл в отставку, так как стало известно, что его диссертация, защищённая чуть ли не 30 лет назад, была не вполне самостоятельной. Здесь проблема социальная, вопрос престижа учёной степени.

Наша комиссия в своём докладе предлагает увеличить срок возможного аннулирования учёной степени с 3 до 10 лет.

Система присуждения степеней, на мой взгляд, должна быть изменена, приближена к моделям, которые существуют в большинстве стран мира. Это означает постепенный переход от присуждения учёных степеней Высшей аттестационной комиссией Минобрнауки России к присуждению степеней университетами и научными учреждениями. ВАК – это типичный продукт советского времени, когда власть стремилась контролировать абсолютно все сферы жизни. В мире аналогов нашей ВАК (кроме постсоветских стран) нигде нет. Сразу перейти к такой модели нельзя, должен быть постепенный процесс. На первом этапе такое право необходимо предоставить ведущим вузам – федеральным, национальным исследовательским. При этом должен сохраниться контроль со стороны государства за процедурами защиты, выполнения требований к диссертациям и т.д. На втором этапе – оценив опыт работы ведущих вузов, эту практику можно будет распространять дальше. То есть человек будет получать диплом об учёной степени, где будет красоваться не герб РФ, а название конкретного учреждения. В зависимости от того, насколько оно авторитетно и престижно, настолько ценен будет и выданный диплом.

В разных вузах требования к аспирантам разные. Защищаемость диссертаций, то есть соотношение количества защит к количеству принятых в аспирантуру людей, – сегодня один из основных показателей, по которому оценивают работу вузов. Некоторые из них по этому показателю лидируют, зато по качеству работ заметно отстают. Например, в ВШЭ показатель защит относительно низкий. У нас очень строгие требования к аспирантам, защита халтурных работ в принципе невозможна. Университет должен заботиться о своей репутации, тогда и фактов со списанными диссертациями станет меньше.

Денис Секиринский, кандидат исторических наук, учёный секретарь Национального комитета российских историков, исполнительный директор Академической образовательной ассоциации гуманитарного знания, секретарь совета Российской ассоциации историков-американистов, научный сотрудник Института всеобщей истории РАН.

Денис_Секиринский
Денис Секиринский: «Всё же главный инструмент оценки качества научных работ – это экспертная оценка и во многом репутационные показатели, которых у нас, к сожалению, до сих пор нет»

– Если смоделировать такую ситуацию, что вот действительно вскрылись факты откровенного плагиата и подлога в диссертации, то как минимум нужно такую работу отзывать. Дальше действовать согласно закону – наверняка должно быть предусмотрено какое-то наказание как для автора лжедиссертации, так и для тех, кто организовал её защиту.

Но главное, нужно стремиться к тому, чтобы сама профессиональная среда отторгала таких «учёных», чтобы ни у кого не возникло желания защищать диссертации, не занимаясь исследованиями. Всё же главный инструмент оценки качества научных работ – это экспертная оценка и во многом репутационные показатели, которых у нас, к сожалению, до сих пор нет. Сам институт ВАК со своими бюрократическими требованиями превратился в некий набор формальностей, соблюдение которых не стало таким уж непреодолимым барьером ни при защите кандидатской, ни при защите докторской. При этом девальвация гуманитарных и общественных наук, не только истории, но и экономики, права, – продолжается. Как можно этому противостоять? На мой взгляд, процесс защиты диссертаций в России нужно сделать приближённым к европейскому. В Сорбонне, например, защита проходит более открыто, известны имена всех, кто состоит в комиссии – аналоге нашего диссертационного совета, они голосуют открыто, а не тайно, как у нас, и за своё решение несут персональную репутационную ответственность. Кроме того, возможно, есть смысл в дипломе об учёной степени писать не только номер диссертационного совета, но и то учреждение, в котором проходит защита.

Конечно, просто заградительными мерами сверху остановить поток поддельных диссертаций не получится. Проблема, как я уже сказал, может решиться, только если научное сообщество станет саморегулируемой организацией. Пока оно таковым не стало. В исторической науке есть ряд объединений, тот же Национальный комитет российских историков, более мелкие узкоспециальные структуры, но они, как правило, заняты своими локальными проблемами. В прошлом году было создано Российское историческое общество, посмотрим, может, оно возьмёт на себя такие функции, хотя это опять же была инициатива сверху, а не снизу. Есть отдельные историки, которые активно проявляют свою гражданскую позицию, как, например, Иван Курилла из Волгограда, но таких очень мало. Когда их будет много, плюс СМИ будут больше уделять внимания этой теме, в том числе развивая жанр журналистского расследования, тогда будет меньше учёных степеней, за которыми нет реальной науки.

Борис Илизаров, доктор исторических наук, профессор Института российской истории РАН:

Борис_Илизаров
Борис Илизаров: «Историкам у нас всегда было сложно. Они постоянно вынуждены обслуживать интересы государства»

– Учёные степени за лояльность раздавали и в советское время. В партийных кругах это случалось сплошь и рядом. А после перестройки наука была разрушена, появились псевдонаучные учреждения и даже академии, для фальшивых диссертантов открылись широкие ворота.

Историкам у нас всегда было сложно. Они постоянно вынуждены обслуживать интересы государства. Власть всё время пытается использовать историческое знание в идеологических или политических целях. Единственное лекарство – допустить в исторической науке полный плюрализм. Единого взгляда на прошлое, одного-единственного учебника не может быть по определению. Все течения, все школы, кроме совсем уж экстремистских, имеют право на существование. Они должны бороться в идейном плане, а власть не имеет права вмешиваться. Она может высказывать свою точку, но лишь в качестве одной из возможных. Ни в коем случае не влиять на учёных. Тогда и не будет желания со стороны некоторых не очень чистоплотных людей делать учёную карьеру на почве близости к власти.

Кроме того, нужен более строгий подход к гуманитариям. Надо вести не то чтобы чистку (слово плохое), но более жёсткий контроль. И повышать качество преподавания. Я преподаю уже 40 лет и вижу: безграмотные педагоги стали вольготно себя чувствовать. В академической науке тоже много сложностей и слабостей, но всё-таки она продержалась на высоком уровне. По крайней мере, у нас в Академии наук плюрализм сегодня существует.

ВАК – это старый, закостеневший, сталинский организм. Он потонул в бюрократических инструкциях и допускает массу ошибок. Диссертационные советы формируются очень слабые, особенно на периферии. По моим наблюдениям, ВАК себя совершенно не оправдывает.

Нам есть чему поучиться у Европы. Там система высшей школы формировалась веками. Невозможно науке по всей стране навязать единые правила. Высшая школа и Академия наук должны вырабатывать свои критерии защиты диссертаций. Тогда учреждения начнут конкурировать друг с другом, как на Западе.

Между прочим, до революции так и было. Люди рвались не куда-нибудь, а в Петербургский, Московский, впоследствии Казанский университеты. Это был высший класс в образовании. И, кстати, в плюрализме мнений не было недостатка. Между историками шли постоянные споры. Одни тяготели к монархическому взгляду, другие к буржуазному, третьи к революционному. Российская империя была совершенно не демократична, но в плане науки оставалась на уровне Европы. Тогда ситуация с потоком фальшивых диссертаций была бы невозможна.

РЕЙТИНГ

4.42
голосов: 24

Галереи

Конфликт в Российском государственном торгово-экономическом университете

Минобрнауки признало РГТЭУ неэффективным и постановило присоединить его к РЭУ имени Плеханова. Студенты устроили мятеж, дневали и ночевали в актовом зале. В конце концов, на встречу с вузовской общественностью 25 декабря 2012 года приехали представители Министерства образования и науки в лице Александра Климова, Александра Соболева и Александра Страдзе в компании ректора МФТИ Николая Кудрявцева и ректора Российского экономического университета Виктора Гришина. Диалог длился около полутора часов и напоминал схватку гладиаторов в древнеримском амфитеатре. Зал улюлюкал и скандировал, но чиновники оставались невозмутимы. Действо увенчалось оглашением министерского приказа об отставке ректора РГТЭУ Сергея Бабурина: по мнению Минобрнауки, позиция его и протестующих неуместно политизирована и деструктивна. Сам Сергей Бабурин на рабочем месте отсутствовал, будучи на больничном.

40 фото

Обсуждение