Наука и технологии России

Вход Регистрация

100 фильмов после детства

В российских школах появится кинофакультатив. Проект списка 100 отечественных фильмов, рекомендованных к просмотру и обсуждению, опубликован на сайте Министерства культуры и передан в Минобрнауки России. Скоро возникнет и перечень иностранных кинокартин, пока что чиновники улаживают вопрос с авторскими правами. Инициатива киноликбеза уже вызвала немало споров. STRF.ru приводит альтернативные точки зрения: государственную, либеральную и почвенническую.

Кинозал Эксперты сомневаются, что немые и чёрно-белые картины вызовут интерес у подрастающего поколения

Справка STRF.ru:
Идею создать список 100 фильмов для школьников высказал летом 2012 года на одном из круглых столов в рамках Московского кинофестиваля председатель Союза кинематографистов России Никита Михалков.
Вначале фильмы выбирали простые смертные. Осенью около 40 тысяч человек проголосовали на сайте Министерства культуры и нескольких СМИ за шесть фильмов для просмотра в школах: три отечественных и три зарубежных. В итоге был составлен список приблизительно из 300 кинокартин, набравших более 50% голосов.
На втором этапе подключились эксперты из ВГИКа, Санкт-Петербургского государственного университета кино и телевидения, Российского института истории искусств, Союза кинематографистов, Российского института культурологии, Госфильмофонда России. Они сформировали окончательный проект списка

«Важно чувство сопричастности к шедеврам»

Министр образования и науки Дмитрий Ливанов на пресс-конференции 17 января рассказал о деталях нового правительственного почина и собственных киновкусах.

Дмитрий_Ливанов Дмитрий Ливанов отметил, что для факультатива со 100 фильмами важны не образовательные результаты, а сопереживание и сопричастность культурным ценностям

– Мы понимаем, что любая традиционная образовательная система основана на некоем консенсусном наборе культурных единиц, который дети в школе должны усвоить и освоить. Но сегодня основы нашей образовательной системы стоят перед определёнными вызовами.

Первое – безусловно, увеличивается разрыв в культурных основах старшего поколения и молодёжи. В результате информационной революции резко вырос объём потенциально доступной для подростков информации. Те культурные образцы, на которых они взрослеют, просто неизвестны учителям, родителям, представителям старшего поколения.

Вторая актуальная проблема – усиливаются внешние и внутренние миграционные потоки. Так или иначе наша школа должна научиться работать с той ситуацией, когда в рамках одного класса оказываются представители совершенно разных культур.

Наше общество не первое столкнулось с этими вызовами. Даже если какие-то развитые страны традиционно шли по пути децентрализации образования, сегодня они встают на другой тренд, вырабатывают единые образовательные и культурные стандарты.

Пока у нас мало опыта теоретической и практической педагогики в этой области. Безусловно, его надо обретать. Думаю, проект 100 отечественных фильмов для школьников – один из важных этапов на этом пути.

Каковы будут первые шаги Минобрнауки в связи с появлением кинофакультатива?

– Мы только начинаем работу со списком. Но к началу следующего учебного года уже сможем кое-что предложить. Нам надо обеспечить доступ к качественным копиям. Сделать так, чтобы авторские права не нарушались, чтобы всё происходило в соответствии с законодательством. Оснастить школы соответствующей техникой. Так что сделать предстоит ещё многое.

Когда и как дети будут знакомиться с этими 100 фильмами?

– Безусловно, по каждому фильму надо провести экспертное обсуждение, определить наиболее оптимальный и эффективный путь использования этого фильма в учебном процессе и во внеучебной работе школьников. Например, ясно, что фильмы «Иван Грозный» или «Адмирал Нахимов» прекрасно могут иллюстрировать соответствующие главы учебника истории. «Войну и мир» Бондарчука школьники могут смотреть, изучая роман Льва Толстого.

Будут ли все фильмы из перечня обязательны к просмотру?

– Нет, никакой строгости, принудительности. Это именно факультатив. Экзаменов или зачётов не планируется. Не думаю, что во всех школах удастся реализовать эту программу в полном объёме. Тут важны не какие-то образовательные результаты, а чувство сопричастности, когда ученики, учителя и, может быть, родители обсуждают фильм после просмотра. Тут очень важно чувство сопереживания, которое у них возникает, ощущение причастности к культурным ценностям. Все фильмы из этого перечня относятся к шедеврам.

Наверняка посещаемость будет низкой. Будут ли предприняты меры для её повышения?

– Единственная мера – сделать курс интересным для детей и учителей. Все основания для этого есть. В списке в основном классика, но кино – искусство современное. Само слово «кинофакультатив» вызовет интерес учеников. А дальше нам надо наполнить этот интерес, отозваться на него содержательно.

Кто будет вести кинофакультатив?

– Конечно, нам нужно уделить внимание подготовке и переподготовке учителей – естественно, тех, кому будет интересно принимать участие в этом проекте. Не обязательно учителей истории и литературы. Как мне кажется, для педагогов нужно организовать специальные курсы. Это можно сделать во ВГИКе, может быть, в региональных вузах, связанных с культурой.

Какие фильмы повлияли в отрочестве на вас лично?

– Мне повезло. Я учился в школе, где был как раз такой кинофакультатив. И я помню до сих пор, насколько яркими были впечатления от фильмов, которые нам показывали на рубеже 70-х и 80-х годов. Это были классические произведения киноискусства. Как правило, на широкие экраны они не попадали. Очень хорошо помню Тарковского – и «Андрей Рублёв», и «Зеркало». Помню фильмы итальянских неореалистов: Висконти, Антониони, Феллини. Помню Иштвана Сабо. В этом плане у меня опыт только позитивный. Очень благодарен своим преподавателям. С одной стороны, был энтузиазм, с другой стороны, администрация понимала, насколько это важно, создавала соответствующие условия.

Что вы смотрите с семьёй?

– Сейчас, конечно, редко удаётся всей семьёй что-то смотреть, но мы стараемся посещать кинопремьеры. Поскольку все дети разного возраста, приходится подбирать репертуар исходя из того, чтобы всем было одинаково интересно.

«Вопрос не в отборе фильмов, а в мозгах педагога»

Евгений Ямбург, директор московского центра образования № 109, член-корреспондент РАО, входящий в Общественный совет при Минобрнауки, к спущенной сверху инициативе школьного киноликбеза относится более чем скептически.

Евгений_Ямбург Евгений Ямбург: «Нечего нам какие-то списки подсовывать! В школе эта инициатива не привьётся»

Что думаете по поводу перечня 100 фильмов для школьников?

– Это бред сумасшедшего! Меня как директора этот список не особо волнует. Кто может школу заставить: эти фильмы смотреть, эти нет? Уж в таких-то пределах мы свободны. Это же не политический вопрос. Дайте возможность профессионалам делать выбор самостоятельно. Не хватало, чтобы и этим ещё командовали. Не надо говорить: Пупкин плохой режиссёр, Тютькин хороший. Просто покажите детям Феллини – и они поймут, где настоящее кино. Сначала «Дорогу», а потом и «Восемь с половиной», пусть напрягутся.

Какие у вас конкретно претензии к списку?

– Кончается он почему-то 1994 годом, «Утомлёнными солнцем». Что, после 1994 года ничего не было, что ли? Там нет классики мультипликации, нет Гарри Бардина, в том числе и его нового замечательного «Гадкого утёнка». Нет документального кино. А в этом жанре есть вещи абсолютно блистательные, пусть спорные и полузапрещённые. Скажем, Бардин-младший снял «Россию 88» про неонацистов – важная, серьёзная вещь. А «Утомлённых солнцем» я детям показывать не буду. Ничего личного. У Михалкова есть действительно выдающиеся фильмы – «Неоконченная пьеса для механического пианино», «Пять вечеров». Их и покажу.

Что смотрят на уроках ваши школьники?

– У нас есть небольшой кинозал, мы там смотрим и обсуждаем сложные фильмы. Показывали и будем показывать старшеклассникам мировую классику: и Феллини, и Антониони, и Тарковского. Иногда опережаем время. Когда-то была запрещена к показу «Катынь» Анджея Вайды. А мы её смотрели. Рыдали все.

Как насчёт голливудских фильмов?

– Попкорновое кино дети посмотрят и без нас. Помню, было время, когда все «тащились» (как они говорят) от «Аватара». Ну и я пошёл, посмотрел – куда деваться? И ничего там страшного нет, нормальный фильм с блестящими спецэффектами, прямые идеи: не вмешивайся в чужую экологию. Всё, о чём в своё время писали Стругацкие. Я школьникам говорю: «Сейчас будем смотреть анти-“Аватар”: кино Тарковского “Солярис”. Только имейте в виду: я в вашем возрасте был не совсем дебил, но понимать автора начал только с пятого раза. Надеюсь, вы хотя бы с третьего поймёте». Через неделю приходят родители 45-летние: «Спасибо! Впервые появилась общая тема для разговоров с ребёнком!»

Не боитесь, что киноклассика для подростков слишком сложной окажется?

– Научиться смотреть медленно и внимательно – тоже интересно, тоже завораживает. Не всё ж любоваться, кто кого и как поимел (извините) и убил. Вопрос не в отборе фильмов, а в мозгах педагога. Есть, слава Богу, золотая полка киноклассики. Есть где развернуться. И нечего нам какие-то списки подсовывать! Это всё какие-то игры. «Шумим, братец, шумим!» В школе эта инициатива не привьётся. Умные педагоги и так покажут всё, что считают нужным, а бездельники не покажут ничего даже со списком.

Какие фильмы лично для вас были важны на заре туманной юности?

– Мне в этом плане повезло. Было кому развивать. Читал диссидентскую литературу, фильмы тоже смотрел неканонические. Никогда не забуду такую историю. Году, кажется, в 73-м мы с приятелем вели факультатив по теории и истории кино на базе клуба в Текстильщиках. Однажды всеми правдами и неправдами выцыганили из Белых Столбов, из Госфильмофонда, «Пепел и алмаз» Анджея Вайды. Привезли – и ахнули: там не было главной части! Той сцены, где зажигают бокалы в честь погибших соратников. Пришлось нам с другом выходить на сцену, имитировать то, что вырезали. Пересказывали и показывали вживую. Помню, как мы чуть ли не тайно показывали «Земляничную поляну» Бергмана. Не потому, что там было что-то не так с идеологией, а просто кончилась семилетняя лицензия. Фильм был запрещён к показу. А сегодня же всё есть в интернете, ну ёлки-моталки! Смотри не хочу.

Свежую «Анну Каренину» не видели?

– Не успел ещё. Замотался. В целом с экранизациями история особая. Тут нужны нестандартные ходы. Я учитель старый, древний, могу поделиться опытом. Например, я показываю и того «Идиота», где Яковлев играл, и того, где Миронов, и фильм Акиры Куросавы. Тогда возникает разговор. Есть о чём подумать. У Куросавы, конечно, вообще ничего не понятно и на текст не похоже. Во-первых, все с раскосыми и жадными глазами. Во-вторых, дело происходит в Японии, в 1946 году, после войны. Идёт снег, однозвучно звенит колокольчик, и князь Мышкин не на поезде едет, а плывёт на пароходе. И рассказывает: «На войне меня хотели расстрелять. Я стоял третьим во втором ряду». Дети, конечно, опешили: при чём тут Достоевский? Я говорю: «Господа! Здесь больше Достоевского, чем в любой буквальной экранизации!» Он же был арестован по делу петрашевцев, его должны были расстрелять, и стоял он как раз третьим во втором ряду.

Что из новинок посоветуете подросткам?

– Сейчас вышел гениальный совершенно фильм. Его никто ещё не видел, а я бы его показывал в кинотеатрах. Называется «Война принцессы», снял мой друг Володя Алеников. Я в полном восторге. Формат современный, не занудный, жёсткий. О любви русской девочки к «хачику», любви двух подростков из враждующих банд. Современная «Ромео и Джульетта»! И не надо никаких слов про толерантность. Просто покажите этот фильм!

А 100 фильмов из списка пусть чиновники сами смотрят.

«Кино должно быть замешено на истине, добре и красоте»

Пётр Киричёк, заведующий кафедрой культурологии и социальной коммуникации Российской академии народного хозяйства и госслужбы, по вопросу кинопросвещения школьников занимает почвеннические позиции.

Пётр_Киричёк
Пётр Киричёк: «Пощадите психику школьников!»

Культура должна участвовать в социализации подростка, отвечая триаде Аристотеля: истина, добро и красота. Если хотя бы один компонент в том же самом кинофильме выпадает, это уже не явление культуры. Главное требование, которое нужно предъявлять к фильмам для подростков, – тонкое и ненавязчивое жизнеутверждение. Зло нужно показывать, но через отрицание. Тогда придёт катарсис.

Я воспитывался на рубеже 50-х и 60-х. Рос на юге, на Ставрополье. Кино сильно влияло на нас – настолько, что мы, посмотрев фильм, тут же сами хотели браться за добрые дела. Посмотрели фильм «Тимур и его команда» – и тут же хотелось найти какую-нибудь старушку, воды ей натаскать, песок подгрести, дров наколоть. Смотрели «Отряд Трубачёва сражается» – хотелось поучаствовать в войне, немцев за нос поводить, сделать что-нибудь во имя Родины и Отчизны. А фильм «Доживём до понедельника» – по-моему, вершина нашего кинематографа. Лучше, пожалуй, ничего нет. Да, советское кино было идеологизировано, в чём-то наивно, но жизнеутверждающие начала, замешенные на добре, истине и красоте, там были железно.

К сожалению, таких фильмов сейчас нет. Конечно, современный отечественный кинематограф очень сильно отстаёт по уровню качества сценария, режиссуры и актёрского мастерства. Как в своё время говорили? От развала кино проиграли все, кроме Никиты Михалкова.

Мне кажется, безошибочный вариант возрождения отечественного кинематографа – экранизации классики. Но пока я вижу тут сплошные неудачи. При всём уважении моём к таланту Евгения Миронова – всё равно это не тот Мышкин, которого сыграл Юрий Яковлев. Что гоголевского в «Тарасе Бульбе» с Богданом Ступкой? Что чеховского в «Палате № 6» Шахназарова? Лучше детям показать «Попрыгунью» с Бондарчуком или «Дядю Ваню» Кончаловского. Там ничего архаичного нет. Чехов неисчерпаем, каждое поколение по-новому его трактует. Но не надо передёргивать, снижать этико-эстетический потенциал.

На Западе важна свобода выражения, свобода слова художника, но ведь общественные советы по нравственности запрещают многие фильмы к показу. В Германии, скажем, запретили «Калигулу». А Россия тут же подхватила и показала.

Я бы не спешил не только с кино, но и с внедрением в школьную программу Солженицына, Достоевского. Сложновато для психики, переваривать тяжело. Достоевского гением называли, но Горький верно заметил: временами он злой гений. На Западе почему за него ухватились, а не за Пушкина с Лермонтовым? Да потому что Достоевский, например, в «Записках из подполья» в гипертрофированном виде показывает такие отрицательные черты русского человека, которые Европе нравились: русский – дикарь, медведь, в любой момент заломать нас может, надо санитарным кордоном отгородиться от этого народа. А Солженицына я вообще писателем не считаю. Это беллетризованный социолог, к тому же многое надумавший.

Из военных фильмов школьникам, безусловно, нужно видеть «Проверку на дорогах» Германа. Из вновь сделанного – «Неслужебное задание». Там сюжет такой: война закончилась, в Чехословакии группа немцев во главе с эсэсовским генералом пытается пробиться к американцам. И эту группу ловят казаки, уже отвоевавшие, уже выпившие 100 грамм за Победу. Ещё хорошая вещь – «Приказано выжить». А фильмы «Сволочи» или «Штрафбат» абсолютно не историчны. Показывать такое – значит тащить подростка назад, от человека к человекообразной обезьяне.

Лет 25 назад я занимался литературной и художественной критикой и могу сказать: даже французы и англичане признавали, что советский кинематограф лучше всех экранизировал Шекспира и «Трёх мушкетёров». Запад был материальным полюсом мира, а Россия – духовным. Оттуда к нам шли паровозы, телефоны, а туда – наш балет, наша литература. Как в своё время Горький писал, литература – лучшее, что было создано нашей нацией.

РЕЙТИНГ

4.45
голосов: 11

Галереи

Спектакль "Ярость" театра "На Сиреневом"

24 ноября 2010 года в рамках фестиваля "Студенческая Маска-2011" в театре МОСТ состоялся показ спектакля "Ярость" по одноимённому скандальному роману Стивена Кинга, изданному в 1977 году под псевдонимом "Ричард Бахман".

Режиссёр Инна Ваксенбург (театр "На Сиреневом"). В главной роли (Чарли) - Максим Макушев. В спектакле заняты студенты Академии экономики и культуры.

Ученик средней школы маленького американского городка, страдающий от семейных и школьных проблем, и отстранённый от занятий, приносит с собой в школу пистолет, убивает учительницу математики и берёт в заложники свой класс. В ходе действия поднимаются и обсуждаются многие типичные и частные проблемы подростков. Напряжённость действия подчёркивается гипертрофированно яркими костюмами актёров и их замечательной игрой, пластическими номерами, светодинамическими и звуковыми эффектами при минимальном количестве декораций и реквизита.

Стоит отметить что книгу "Ярость" американская полиция почти всегда находит при обысках у подростков, совершивших аналогичные действия в реальности.

103 фото

Обсуждение