Наука и технологии России

Вход Регистрация

Co-op Education, или «Русский метод»

Марина – шестикурсница Московского государственного индустриального университета и инженер Научно-производственного центра автоматики и приборостроения им. академика Н.А. Пилюгина. Ей удалось совмещать учёбу с полноценной работой ещё с четвёртого курса, и она считает это своей удачей: «После получения диплома мне не надо было ходить по собеседованиям и рассылать резюме – я была трудоустроена, у меня уже был стаж, оборудованное рабочее место и хороший коллектив». Всё это – благодаря особой образовательной системе в университете, который окончила Марина. Такую систему реализует треть вузов США, но для сегодняшней России то, что делает МГИУ, – почти эксперимент. Успехи системы и возможности её тиражирования по всей стране на днях обсудили на круглом столе, организованном самим МГИУ, ООО «Парк-медиа» и Департаментом науки, промышленной политики и предпринимательства города Москвы.

Валерий_Кошкин Ректор МГИУ Валерий Кошкин: «Кооперационное обучение даёт студентам хороший старт для дальнейшего развития карьеры»

Впервые я услышала о нестандартной системе образования в МГИУ ещё летом – во время беседы с ректором вуза Валерием Кошкиным. Внедрить её университету удалось благодаря тому, что Министерство образования и науки России позволило продлить срок обучения на полгода, студенты уже с четвёртого курса фактически переходили на вечернюю форму обучения (хотя базовое образование они получили на дневной форме) и в течение двух лет, не теряя времени, работали и получали зарплату. По словам Кошкина, в реализации этой схемы взаимодействия вуза и предприятия помогала и статья № 33 Постановления Правительства России «Об утверждении Типового положения об образовательном учреждении высшего профессионального образования». В ней указано, что в вузе «допускается сочетание различных форм получения образования, в том числе совмещение обучения по очной форме с работой в организации». Основные пункты этой статьи (например, о возможности сочетания различных форм обучения) вошли в новый законопроект об образовании, но в нём ни слова не сказано о возможности студентам одновременно работать на предприятии и учиться на очном отделении. А это, как считает ректор МГИУ, может усложнить ситуацию в будущем, и, если в законе не появится необходимая строка, вузу придётся искать новые лазейки, чтобы беспрепятственно следовать своей образовательной программе.

Рассказывая о своём опыте работы перед гостями круглого стола, Марина обмолвилась: «На четвёртом курсе меня распределили…» Такую формулировку сегодня, кажется, можно услышать только от тех, кто окончил вуз в советское время. Это неслучайно, ведь кооперированная система подготовки инженерных кадров досталась индустриальному университету от советской эпохи: МГИУ – прямой наследник завода-втуза, который был открыт в 1960 году при московском автозаводе им. И.А. Лихачёва как аналог американского General Motors Institute (ныне – Kettering University).

Вообще пионерами кооперированного образования (или Co-op Education, как это называется за рубежом) официально считаются именно США. Хотя схожая система подготовки инженеров уходит корнями в Россию 1860-х годов, когда Дмитрий Советкин, выпускник МРУЗ (ныне – МГТУ им. Баумана), вместе с группой инженеров-механиков познакомил мир с «русским методом» практического обучения профессии, сочетавшего педагогические и технологические требования. Этот метод был представлен на международных выставках и перенят сначала Сандерлендским техническим колледжем Великобритании, а затем стал шагать по всему миру: сегодня WACE – Всемирная ассоциация Co-op Education – охватывает 48 стран. Однако России в списке этих стран нет: в 1990-х годах из нормативных документов о высшем образовании исчезло понятие «завод-втуз» и университет изыскивал возможности сохранить свою традиционную систему образования.

Валентина_Филатова Валентина Филатова: «Для студентов работа – это сильная мотивация, они понимают, для чего учатся и чего хотят в будущем»

«Мы давно искали такую форму сотрудничества с университетом, – рассказывает Валентина Филатова, начальник отдела подготовки кадров НПЦАП имени академика Н.А. Пилюгина. – Наш первый опыт с отраслевым приборостроительным факультетом МГТУ им. Н.Э. Баумана был не совсем удачным». Дело в том, что сегодняшняя система обучения в Бауманке предусматривает для студентов практику на предприятиях с третьего курса – по два–три дня в неделю. Это, по мнению Филатовой, «дискретно» и неэффективно, поскольку студент, который приходит даже на три дня в неделю, неинтересен руководителям и скорее мешает им. А практика МГТУ МИРЭА, занимающая всего один день в неделю, и вовсе напоминает экскурсию на производство.

С 2007 года НПЦАП им. Пилюгина стал сотрудничать с МГИУ, и после открытия центра по трудоустройству это взаимодействие приобрело плановый характер. Теперь с середины четвёртого курса, уже обладая базовыми знаниями, студенты приходят на предприятие и работают полную рабочую неделю, а вечером, после пяти, идут на занятия. Каждому студенту назначается наставник, который не только учит его работать, но и знакомит, что называется, с корпоративной культурой. И уже через год ребята становятся полноценными сотрудниками предприятия, а после окончания вуза – имеющими квалификацию опытными инженерами, которым «есть за что платить деньги».

Борис_Красный Борис Красный: «Западные специалисты заслуживают высоких зарплат»

Борис Красный, генеральный директор Научно-технического центра «Бакор», который тоже сотрудничает с МГИУ и создаёт с ним совместный учебный центр, а также центр коллективного пользования, считает: «У западных специалистов интенсивность труда в десятки раз выше, чем у русских, и они заслуживают высоких зарплат. Поэтому наши студенты за год должны приходить из “эмбрионального” состояния в рабочее».

Валентина Филатова не без гордости рассказывает о том, что иногда заинтересованные работой студенты из двоечников становятся отличниками: «Для них это сильная мотивация – они понимают, для чего учатся и чего хотят в будущем. Бывает, что у них даже карьерный рост идёт быстрее – они влились в профессию, в коллектив, знают, как строится процесс производства». Молодые люди очень быстро становятся специалистами в проектировании и 3D-моделировании, поскольку легче адаптируются к современным технологиям. Но главное, около 70% выпускников остаются работать на государственном предприятии и после окончания вуза – за всё время существования программы около 120 выпускников МГИУ продолжили работу в НПЦАП им. Пилюгина.

«70% – это хорошее достижение, – вступила в дискуссию Анастасия Преображенская из Агентства стратегических инициатив. – Особенно сейчас, когда 60% государственного заказа на подготовку кадров не выполняется. Кооперированная система решает массу вопросов: хотя бы повышение мотивации для работы и престижности инженерных специальностей ОПК». Представители НПЦАП им. Пилюгина и ММПП «Салют» также предполагают, что именно для предприятий оборонно-промышленного комплекса (для «Росатома» и Роскосмоса) такая система образования, которая привлекает студента и мотивирует ещё во время обучения, может стать эффективным решением назревшей кадровой проблемы и позволит активнее привлекать студентов к проектам, реализуемым по Постановлению № 218 и различным ФЦП.

Однако информация о том, что молодой инженер Марина, отработав в Пилюгинском центре всего два студенческих года, уже едет на испытания от своего отдела на Байконур, вызвала возмущение у многих участников круглого стола. Они придерживались мнения, что совмещение полноценной работы с учёбой – скорее удел учреждений среднего специального образования, а «недоучек» отправлять на Байконур безответственно.

С ними не согласился Алексей Комиссаров, руководитель Департамента науки, промышленной политики и предпринимательства Москвы: «Выпускников колледжей не отправишь запускать ракеты – ответственность выше и выше уровень подготовки. Однако нам в Москве нужны не только молодые квалифицированные кадры, но и высокотехнологичные предприятия для них. Это касается и ОПК, и частных предприятий, и зарубежных. Мы чувствуем движение снизу – например, в зеленоградской ОЭЗ есть резиденты, которые выдвигают свои требования к дальнейшему сотрудничеству с вузами по подготовке инженерных кадров. Они готовы брать на себя какие-то задачи, не исключают даже финансирование и разработку программ и ждут встречной реакции от университетов».

Встречная реакция у университетов есть – и в каждом регионе она своя. Например, ректор Тольяттинского государственного университета Михаил Криштал тоже заинтересован в разностороннем взаимодействии с предприятиями: «МГИУ в этой сфере передовик. Мы работали по-другому, но идём к тому же – другим путём: провели унификацию образовательных программ, перестроили образовательный процесс и предусмотрели в планах возможность перевода студентов четвёртого курса на вечернее обучение. Но по этим планам ребята учатся только на первом курсе, так что у нас впереди три года, чтобы подготовиться. Мы уже говорили о такой возможности с ключевыми работодателями – ОАО “АвтоВАЗ”, АО “КуйбышевАзот” и ООО “Толяттикаучук”».

Однако, как считает Валерий Кошкин, официальный переход на вечернюю форму обучения – не самое лучшее решение для студентов, ведь оно не обеспечивает отсрочки от армии, а значит, молодые ребята, будущие инженеры, на четвёртом курсе будут вынуждены заступить на военную службу, не успев устроиться на работу.

Будучи заинтересованным в том, чтобы именно его университет развивался в данном направлении, Кошкин предполагает, что России нужна масштабная и рабочая система кооперированного образования, как в США, поскольку опыт одного вуза – «это некий фрагмент, который может исчезнуть». «Главный критерий – это то, что говорят работодатели и выпускники: что это классно, это даёт студентам хороший старт для дальнейшего развития карьеры, а работодатели могут отбирать себе специалистов», – прокомментировал дискуссию Кошкин.

РЕЙТИНГ

2.00
голосов: 4

Галереи

Конкурс фотографии «Рабочие моменты» '2012

Фотографируйте своих коллег на рабочем месте, на совещании, в курилке, на обеде – где угодно. Главное – поймать неожиданный кадр!

34 фото

Обсуждение