Наука и технологии России

Вход Регистрация

Вуз и бизнес: неравный брак

Идея государства «поженить» вузы и крупный бизнес хороша, однако не только узы Гименея связывают новобрачных. Они скованы кандалами юридических ограничений и цепями из бюрократических бумаг. К такому выводу пришли эксперты на круглом столе Открытого правительства и Минобрнауки, посвящённом инновационному предпринимательству при вузах и исследовательских центрах.

Вуз_и_бизнес_неравный_брак
Складывается впечатление, что этот брак не нужен ни вузам, ни бизнесу

В оковах закона

Федеральный закон № 217, разрешивший бюджетным вузам и НИИ создавать малые инновационные предприятия (МИП), был принят ровно три года назад, 2 августа 2009-го. В результате компании стали расти словно грибы после дождя, но диспропорционально, отметил Раф Шакиров, главред кремлёвского портала большоеправительство.рф.

В соответствии с 217-ФЗ возникло почти 900 малых предприятий, причём больше половины – в Центральном и Сибирском федеральных округах. По данным Минобрнауки, капитализация этих компаний составляет 10–12 миллионов долларов. Впрочем, эксперты называют эти цифры завышенными, так как изначальных средств у вузовских фирм чересчур мало. 70% их уставных капиталов составляют меньше 40 тысяч рублей и только 7% – свыше 200 тысяч. Таковы данные Центра акционирования инновационных разработок.

Участники дискуссии отметили, что при 29 национальных исследовательских университетах создано лишь 26 инновационных предприятий. Почти все компании возникают при вузах: на долю НИИ приходится всего 2% от их общего числа. Значительная часть инновационных центров создаётся без плана работ, с приоритетом выделения земельных участков и строительства объектов недвижимости.

Финансовую деятельность вузовских предприятий сковывают существенные ограничения. Компании получили налоговые льготы, но крупный бизнес не проявляет к ним особого интереса. Проблему могло бы решить венчурное финансирование, однако в России оно недостаточно развито. Первую венчурную сделку с вузовской инновационной компанией «Российская венчурная компания» заключила лишь в текущем году.

– «Поженить» вузы и крупный бизнес – идея хорошая. Но зачем эти сумасшедшие ограничения по 94-ФЗ и 223-ФЗ? Для бизнеса важны гибкость и скорость, а тут всё упирается в трёхмесячные процедуры. Бюджетные субсидии контролировать надо, но крупный бизнес сам в силах разобраться, на что он тратит деньги, – возмутился Олег Мовсесян, директор Научного парка МГУ.

По его словам, при нынешнем лимите возможностей вузам невыгодно создавать малые предприятия, а бизнесменам нет резона инвестировать в них: под гнётом ограничений «интеллектуальная собственность быстро протухает». Малым предприятиям передаётся только неисключительная лицензия. Это лишает их конкурентных преимуществ: результаты научных разработок могут быть переданы любой другой компании. Крупным корпорациям проще взаимодействовать с вузом напрямую, чем через фирмы-посредники с усечёнными правами. Так что коммерциализация результатов интеллектуальной деятельности по 217-ФЗ практически невозможна.

Таким образом, вузам инновационные предприятия нужны исключительно для отчётности. Причём она отнимает у сотрудников львиную долю времени и сил.

– На нас обрушился вал запросов из министерства! Я посчитал: 7 раз в год эти компании должны отчитываться. А работать когда? – посетовал Олег Мовсесян.

Ферма, фирма, фарма

Всего по 217-ФЗ в МГУ создано 12 компаний, в них трудятся 150 человек. Общий годовой оборот – 50 миллионов рублей. Средний объём уставного капитала составляет 650 тысяч рублей – существенно выше, чем у других вузовских фирм. Об этом позаботилось руководство университета.

Предпринимательскую инфраструктуру там начали строить ещё с 1992 года, когда было принято решение о создании Научного парка. Теперь на бывшем опытном поле факультета почвоведения выращивают не редкие ботанические виды, а компании посевной стадии. На 12 тысячах м2 расположено 85 малых фирм. Параллельно развиваются Центр трансфера технологий и студенческий бизнес-инкубатор. В нынешнем году должен открыться ещё один бизнес-инкубатор, биотехнологический, ориентированный на стартапы в области фармы, приборостроения и IT в медицине. Также планируется построить новый университетский корпус инновационных проектов на 100 тысяч м2.

За 20 лет в МГУ создано около 150 инновационных предприятий. Каждый год к ним прибавляется ещё 15–20 новых. Общий объём производства инновационной продукции – около 5 миллиардов рублей в год.

– В 90-е годы к нам относились, как к купцам в храме науки, – вспоминает Олег Мовсесян. – В середине нулевых годов отношение изменилось, и мы заняли более активную позицию, стали искать будущих предпринимателей на кафедрах и в лабораториях, а до того работали в основном с теми, кто приходил к нам сам. Постепенно сложилась система поддержки малого предпринимательства. Мы ориентированы в первую очередь на молодых ребят. Они изначально склонны к предпринимательству – тут не надо себя обманывать. На входе – около тысячи человек. Мы их приглашаем на встречи с успешными предпринимателями, организуем деловые игры. Остаются сотни. Из них мы выбираем тех, у кого есть новые идеи. Они учатся на конкретных кейсах.

В прошлом году университет запустил программу «Формула Био». Из 300 желающих после жёстких собеседований выбрали 65 наиболее мотивированных. Они объединились в 8 проектных команд. На выходе – 4 стартапа, ещё 3 проекта идут внутри компаний. Новый виток программы стартует в сентябре.

Инновации трубе – или труба инновациям

Михаил Токарев, исполнительный директор «Нефтегазового центра МГУ», рассказал, что российские нефтяные компании предпочитают не инвестировать в фундаментальную науку, а приобретать готовые технологии. «Лукойл» тратит на НИОКР 22 миллиона долларов в год, то есть всего 0,2% от стоимости продукции, «Роснефть» – 16 миллионов долларов (0,17%). Для зарубежных компаний эти показатели существенно выше: ExxonMobil ежегодно вкладывает в исследования 712 миллионов долларов (1,04% стоимости продукции), Shell – 588 миллионов долларов (1,67%).

– Для меня постановление № 217 – возможность поддержать голодных учёных внутри университета, чтобы они на законных основаниях имели возможность зарабатывать, не отрываясь от любимого дела, – заявил Михаил Токарев. – Геофизика – самый большой потребитель вычислительных мощностей. Нам приходится использовать самые мощные компьютеры университета.

МГУ ведёт с нефтегазовыми компаниями около дюжины проектов на разных стадиях. Их развитию сильно препятствует пресловутая бюрократическая волокита.

– На подписание и проработку договора с «Роснефтью» у нас ушёл год. И это при активной помощи нашего ректора. Понятно, что было бы без его активной помощи, – вздохнул учёный. – Инновационный проект проходит экспертизу за месяц, а оформление в крупной компании занимает два с половиной года. Не лучше это выглядит и на более высоком уровне: проект «Скифнедра» много лет с переменным успехом бродит по инстанциям.

Не стоит верить страшилкам о том, что нефть скоро иссякнет – пока инженеры научились извлекать лишь 30% природных запасов, а ещё 70 в любом случае останутся в земле, напомнил геофизик.

Напоследок он привёл слова академика Дмитриевского: «Не будет инноваций в нефтегазовой отрасли – не на что будет делать остальные инновации».

Симуляторы бизнеса

С помощью видеомоста своё мнение об инновационном бизнесе в вузах высказали представители университетов Петербурга и Томска. Большинство выразило недовольство 217-ФЗ, отметив среди прочего, что процессы в бизнесе протекают колоссально быстро, а в бюджетных учреждениях – крайне медленно.

Отповедь ворчунам дал Дмитрий Песков, директор направления «Молодые профессионалы» Агентства стратегических инициатив:

«У нас в агентстве есть прекрасное право совсем честно говорить то, что мы думаем. Я им воспользуюсь! Представители вузов пытаются выставить инициативы правительства как игру в бирюльки. В их голосах звучит обречённость: “Навязали нам ФЗ № 217 – и мы по нему живём. Государство причиняет боль – мы думаем, как её облегчить”. Никто не борется за принципиальное изменение ситуации. По-моему, такой подход абсолютно бесперспективен.

Сейчас есть прекрасная возможность для перемен: во-первых, механизм Открытого правительства, во-вторых – абсолютно реформаторская команда Минобрнауки. Они готовы рассматривать на порядок более радикальные предложения, чем те, что вносятся сейчас.

Наши вузы прекрасно научились симулировать инновационную деятельность и разбазаривать государственные средства. Мы абсолютные мировые лидеры в этом! Но, к сожалению, симуляцию на мировом рынке продать нельзя, если только это не компьютерный симулятор.

Единственно возможное кардинальное решение проблемы – включить представителей инновационного бизнеса в руководство университетов. Государство должно поддерживать только те университеты, у руководства которых стоят не теоретики родом из эпохи марксизма-ленинизма, а люди, умеющие достичь высокой капитализации на рынке».

РЕЙТИНГ

3.00
голосов: 3

Галереи

Испытания гоночного автомобиля МАМИ на Дмитровском автополигоне

12 июля 2012 на Дмитровском автополигоне НАМИ прошли испытания гоночного автомобиля Iguana EVO 4 класса «Формула Студент». Болид разработан студентами Московского машиностроительного университета (МАМИ) для участия в европейских соревнованиях Formula SEA на трассе Red Bull Ring в австрийском Штильберге в конце июля 2012 года.
Масса машины 240 кг, объём двигателя 610 см3, разгон 0-100 км/ч за 4 секунды, максимальная скорость 140 км/ч

37 фото

Обсуждение