Наука и технологии России

Вход Регистрация

Провал школьных реформаторов

Сбываются ли прогнозы экспертов? Насколько далеки от жизни предложенные ими сценарии развития, которые находят отражение в многочисленных стратегиях, форсайтах и т.п. Эксперты из Высшей школы экономики вместе с коллегами решили вспомнить, каким они видели будущее российского образования почти десять лет назад, в 2003 году (читайте стенограмму дискуссии здесь). Эту тему они обсудили на очередном семинаре Института развития образования НИУ ВШЭ.

«Когда я перечитывал текст нашей прошлой дискуссии, то у меня сложилось впечатление, что большинство прогнозов не сбылось, – признался научный руководитель Института развития образования НИУ ВШЭ Исак Фрумин. – Например, мы говорили о том, что закончится доминирование школы, всё большую роль будет играть система дополнительного образования. К сожалению, на практике очень мало изменений произошло за эти десять лет. Да, школу накачали ресурсами, но на качестве её работы это мало отразилось. Интересно, что самый значительный сдвиг произошёл в высшем образовании – началась дифференциация вузов. Но тогда дискуссий на эту тему у нас даже не возникло».

Более категоричную точку зрения высказал главный редактор журнала «Директор школы» Константин Ушаков:

«Мы, эксперты, беспомощны в поисках позитивных сценариев развития.

Нам удаётся только просчитывать риски и угрозы. Это мы умеем. Складывается впечатление, что власть берёт и реализует наши негативные сценарии. А вот видения будущего у нас нет. Более того, я бы сказал, что мы потеряли драйв. А без него трудно добиться каких-то изменений в системе».

«Трудно менять, ничего не меняя, но мы будем!» – привёл слова Жванецкого профессор НИУ ВШЭ Анатолий Каспржак. «За прошедшее десятилетие в нашей сфере не появилось новых экспертов, что свидетельствует о консервации системы. Этот период можно назвать временем губительных компромиссов. Например, ЕГЭ выдержал только потому, что появились олимпиады как альтернатива для поступающих в вузы».

Десять лет для прогнозирования – это не срок, уверена директор Центра экономики непрерывного образования РАНХиГС Татьяна Клячко. Производственный цикл в образовании составляет одиннадцать лет. На этот срок нужно планировать, а не прогнозировать: что мы заложим, то и получим на выходе. Недавно обсуждали «Стратегию-2020». К этому году из школ выйдут дети, которые сели за парты в 2009 году. Их учат те же педагоги, по тем же учебникам, по тем же программам. Какие принципиальные изменения можно ожидать к этому времени? Наверное, никаких. Помимо этого, настораживает непоследовательность проводимых реформ. Допустим, в начальной школе ввели новый стандарт, а скандальный стандарт для старшей – ещё только планируют в 2020 году. Какой смысл в нём тогда будет без преемственности?

«К сожалению, многие реформы просто-напросто забалтываются»,

– пришёл к выводу вице-президент Российской академии образования Виктор Болотов. В своё время была замечательная идея у министра образования Владимира Филиппова о профилизации школы. Её долго обсуждали, критиковали, даже попытались воплотить на практике. Но так до конца и не довели начатое. В результате сегодня мы имеем массу проблем со старшей школой, где ученики не получают нужных им знаний, а тем более – навыков.

Проблема не только в непоследовательности, но и в немасштабности проводимых реформ, считает директор Института развития образования НИУ ВШЭ Ирина Абанкина. В России собираются запустить программу «Глобальное образование», по которой переобучение за границей сможет пройти тысяча человек в год. Китай по аналогичной программе за последние десять лет обучил более 500 000 человек. Несоизмеримые цифры. Аналогичная ситуация и по всем остальным программам. «Проблема масштаба – ключевая в недостижении успеха модернизации образования, – убеждена Ирина Абанкина. – Другая проблема – в неумении наладить контакт с обществом, которое, по-моему, очень часто служит ингибитором всех проводимых преобразований».

Научный руководитель института «Эврика» Александр Адамский припомнил четыре обсуждения подобного рода. Первое, посвящённое школе будущего, состоялось в 1986 году. Потом аналогичные дискуссии были в 1997, 2003 и, наконец, в 2012 году. «Я предвижу, что не за горами встреча в 2023-м. Так что уже начал к ней готовиться», – сказал Адамский. По его мнению, главная проблема несостоятельности экспертных прогнозов заключается в том, что в последние годы внешние факторы доминируют над внутренними. Почему не развивается сельская школа? Потому что ей уделяют мало внимания или потому, что в стране не развивается сельское хозяйство и люди мигрируют в города? Ответ очевиден. И таких примеров масса. «Образовательная политика находится в таком состоянии, когда внешние факторы не позволяют реализовать наиболее эффективные стратегии развития, – считает Александр Адамский. – И в этой связи манию величия образовательных экспертов я бы назвал нездоровым явлением».

Двухчасовая встреча экспертов завершилась, оставив какое-то чувство неудовлетворённости. На семинаре собралось столько людей, что всем не хватило места. Чтобы каждый мог высказаться, выступающим под конец давали уже не больше одной минуты. Но ничего принципиально отличного никто не сказал. Главный вывод, который можно из этой дискуссии сделать: в экспертное сообщество нужно привлекать новых людей. Возможно, тогда и появятся свежие идеи и более достоверные прогнозы.

РЕЙТИНГ

5.00
голосов: 1

Галереи

Самая продвинутая школа Челябинска

Именно школам облачные вычисления могут принести пользу, сопоставимую разве что с компьютеризацией как таковой. Уже сегодня в этом можно убедиться на примере челябинской школы №67, где совместными усилиями группы компаний РСК, корпорации Intel и Южно-Уральского государственного университета реализован в пилотном режиме проект «Персональный виртуальный компьютер» (ПВК).
29-30 сентября 2011 года.

15 фото

Обсуждение