Наука и технологии России

Вход Регистрация

Федеральные университеты потеряли из виду цель

О перспективах развития федеральных университетов в России рассуждает директор Центра университетского менеджмента НИУ ВШЭ Евгений Князев.

Евгений_Князев
Евгений Князев: «На практике ни один из федеральных университетов так и не сумел распространить своё влияние на весь округ»

Шесть лет назад, работая в Федеральном агентстве по образованию, Вы стояли у истоков проекта по созданию федеральных университетов. Между тем, что задумывалось тогда, и реализуется сейчас, – большая разница?

– Я думаю, что разница есть. Но сначала поправлю – будет неверно сказать, что я стоял у истоков. Мне это поручили. В целом это был коллективный творческий труд, где были задействованы не только сотрудники Министерства образования и науки и Рособразования, но и Минфина, Минэкономразвития, Минрегиона России, Аппарата Правительства и Администрации Президента. Очень многие специалисты участвовали в разработке, обсуждении этих идей. Давайте не забудем и вузовскую общественность Красноярска, Ростова-на-Дону и Таганрога, которым приходилось не только проектировать своё будущее, но ещё и взять на свои плечи связанные с этим проектом трудности.

Замысел федеральных университетов заключался в том, чтобы создать в отдалённых регионах страны возможность для получения качественного высшего образования и занятия наукой в современных инфраструктурных условиях. Чтобы ребята из Красноярска и Норильска не ехали учиться в Москву или Питер, не отрывались от привычной среды, а имели возможность получить образование не так далеко от дома.

Что не получилось? Во-первых, не удалось до конца додумать предназначение федеральных университетов, их миссию и место в университетской системе. Говоря формальным языком, мы так и не увидели аккредитационных требований к этому виду вузов. Их нет и сейчас. А ведь это было необходимо, чтобы через определённое время после их создания проверить, выполняют ли они задачи, которые перед ними поставили президент и правительство, или нет.

Во-вторых, в процессе создания новых федеральных университетов сместились изначальные принципы. Предполагалось, что они будут решать целый комплекс задач социально-экономического развития больших территорий, крупных региональных проектов в составе федеральных округов. На практике, к сожалению, ни один из федеральных университетов так и не выбрался из региональных границ, не сумел распространить своё влияние на весь округ. Есть отдельные попытки, но это не стало правилом.

Почему?

– Потому что университеты повязали тотальным контролем по каким-то мелочным показателям. Их настолько много, что на работу времени не остаётся, только на одни отчёты. Вообще говоря, предполагалось, что университетам предоставят большую свободу. Для этого законодательно введена норма, согласно которой ректоры федеральных университетов назначаются правительством Российской Федерации, что значительно повысило их статус. Им разрешено работать по собственным образовательным стандартам. Для этого их программы утверждаются. Когда в Красноярске и Ростове-на-Дону начали действовать федеральные университеты, то в обоих были выделены специальные помещения для работы контролирующих структур – счётной палаты, прокуратуры, налоговой инспекции и т.д. Я могу это понять, серьёзные бюджетные вложения требуют контроля. Но по факту получилось всё по-другому: выстроенные министерством отношения с этими вузами получились сильно деформированными. Да, надзор со стороны Министерства образования нужен. Но по существу, по гамбургскому счёту, если можно так выразиться. А мы получили ситуацию, когда в вузе всё время стоит нянька, кто-то из-за плеча смотрит и за рукав на всякий случай придерживает. Вряд ли стоит ожидать эффективного развития и результатов при такой модели отношений. Менеджмент вуза должен быть ответственным и профессиональным.

Первые федеральные университеты – Сибирский и Южный – создали в конце 2006 года. Их пятилетние программы развития уже закончились. Можно подвести итоги, насколько они справились со своими программами?

– Итоги должны подводить те, кто реализует государственную политику. В первую очередь, Министерство образования и науки, а также Правительство Российской Федерации, которое утверждало программы. Когда закончились пятилетние программы развития Сибирского и Южного федеральных университетов, уже упомянутые мной требования так и не появились, не была проведена и содержательная оценка их работы. Я, честно говоря, не знаю, в чём заключалась приёмка работ по программе. Никаких публичных, общественных, профессиональных дискуссий на эту тему не было. На мой взгляд,

из двух пилотных проектов – ЮФУ и СФУ – значительный прогресс можно наблюдать в Красноярске,

хотя скептики говорили, что изначально красноярские вузы были очень слабы по сравнению с теми, что объединились на юге – Ростовский государственный и Таганрогский радиотехнический. Да, изначально они были слабы, но сумели и коллектив мобилизовать, и команду сформировать более сильную и дееспособную, и конструктивный диалог с региональной властью выстроить. СФУ заметно вырос. А вот Южный федеральный университет, по моему мнению, к сожалению, не продемонстрировал этого единства по целому ряду и объективных и субъективных причин.

Что Вы считаете главным показателем успеха этих университетов?

– Главные успехи я не связываю ни с увеличением финансирования, ни с большим контингентом учащихся. Наверное, главные успехи связаны с возросшей привлекательностью нового, реорганизованного вуза (а это объёмы хоздоговорных и контрактных исследований) в глазах деловых партнёров и абитуриентов, с существенным обновлением программ, с выведением результатов научных исследований на международный рынок. Больше стало публикаций в самых престижных, «топовых» научных журналах.

Надо отдать должное обоим университетам, что они активно участвовали в конкурсах по знаковым постановлениям правительства Российской Федерации – 218, 219 и 220. В Сибири привлекаются достаточные средства из бизнеса. «Роснефть» инвестировала значительные средства, построив шикарное здание, помогла создать и оснастить Институт нефти и газа, который на самом современном уровне сейчас разворачивает свою деятельность. А деньги, как известно, сами по себе способствуют привлечению других инвестиций. Рост доходов может быть не менее эффективным и на Юге, поскольку потенциально там был создан колоссальный задел в Таганрогском радиотехническом университете, который активно связан с «оборонкой», с радиоэлектроникой, с динамичными отраслями. Там всегда были хорошие ресурсы, хорошая наука. Ростовский госуниверситет всегда был в ряду наиболее сильных вузов страны. Но прирост данного потенциала за период реализации первой программы развития был менее ощутимым, чем в Красноярске. Динамика другая. Конечно, материально-техническая база обоих федеральных университетов приведена в более современное состояние и это, разумеется, создаёт им конкурентные преимущества в соревновании с другими российскими вузами. Это – факт.

Как Вы оцениваете программы развития новых федеральных университетов, созданных в 2010 году?

– Мне нравится, как развиваются дела на Урале. Не надо питать иллюзий: там не безоблачная картина, есть свои сложности. Но изначально проект более разумный, чем в других регионах. К тому же объединились два сильных вуза, в федеральный университет не вошли слабые учебные заведения, которые бы оттягивали на себя интеллектуальные и экономические ресурсы.

Мне не нравится, как реализуется проект в Казанском (Поволжском федеральном) университете. Там коллеги пошли по пути расширения материально-технической базы, ввели в состав ряд учреждений, которые, честно говоря, не прибавили университету академического веса и потенциала.

Практически не слышно Якутского (Северо-Восточного) федерального университета. На мой взгляд, это проект с самыми неясными перспективами. Он объективно локализован в регионе. Там должен быть проект гораздо ярче и необычнее, чтобы привлечь людей из других, более благополучных даже в климатическом отношении регионов.

Как-то ничего не слышно, что происходит в Калининграде. Это тоже территориально локализованный проект. Многие полагают, что там есть своя «фишка»: создать «ворота в российское образование» для Европы. Мне не очень верится в эту возможность. Жизнь покажет.

Сейчас идёт осмысление того, что делать на Северном Кавказе. Федеральный университет там не может быть таким же, как Сибирский или Дальневосточный. Он должен быть более гуманитарным и более, если так можно выразиться, «сетевым». На Кавказе сложная межэтническая и межконфессиональная картина, там нельзя создавать структуру, которая будет действовать по чьему-либо образу и подобию. Она должна, в первую очередь, работать с этим сложным социумом.

Вообще говоря, миссия федерального университета и заключается в том, что он несёт оздоровление и совершенствование региональных систем профессионального образования. Если НИУ работают с отраслями, в приоритетных направлениях своего развития оказывают влияние на образование через достижение хорошего, конкурентоспособного уровня в науке и воспитание научной элиты, то в развитии федеральных университетов присутствуют более комплексные проекты. Это в большей степени проекты современного, качественного массового образования.

Для создания федеральных университетов выбрали модель объединения нескольких вузов. Управлять такими большими структурами, особенно если они разного уровня развития, очень сложно. Вероятно, это один из тормозящих факторов на пути развития нового федерального университета?

– Конечно, любая реорганизация – это стресс для учреждений. Это всегда смешение разных по уровню достижений, разных традиций, с внутренними конфликтами, которые только усиливаются, когда появляются посторонние. В данном смысле это сложнейшие задачи.

Почему тогда решили идти именно по такому пути, а не взять в регионе какой-то сильный вуз и на его базе создать федеральный?

– В любом случае нужно думать о том, как расширить его материально-техническую базу. Когда объединяются учреждения, там сразу появляется несколько моментов со знаком плюс: укрупняется имущественный комплекс, объединяется штатная численность. Скажем, было 2000 сотрудников и 15000 студентов, а после объединения стало 6000 и 40000 соответственно. Комплексы учебного и научного оборудования объединяются. Научные школы сближаются. Есть возможность укрупнения подразделений, создаются предпосылки для конструктивных шагов по снятию дублирования деятельности и создания более современной, адекватной решаемым задачам организационной структуры. Да, всё это болезненно и сложно, однако сулит определённые возможности.

В стабильно функционирующем учреждении трудно протекают процессы изменений, потому что они стабильны. При объединении жёсткая конкурентность вносится в решение всех вопросов: структурных, кадровых, финансовых – по приобретению оборудования, по распределению площадей, по формированию укрупнённых единиц в институтах. Люди начинают конкурировать. В массе своей в наших университетах люди разучились или так и не научились жить в условиях конкуренции за ресурсы. А жизнь этого требует и по-другому уже не будет!

Это нужно было сломать?

– Это необходимо осознать! И развивать свой потенциал, ставить перед собой трудные задачи, решать их. Это и есть развитие. Именно в решении неподъёмных задач. Как говорил Фритьоф Нансен, «трудное – это то, что можно сделать немедленно. Невозможное требует чуть больше времени». А не будет никакого развития – не получится новых современных университетов.

Некоторые эксперты отмечают, что со стороны субъектов федерации, где появились университеты, недостаточно внимания уделяется разработке и реализации их программ развития. Вы согласны с этим?

– В некоторых – да, без сомнения. Но там, где я знаю, – скажем, на Урале, в Красноярске, Казани, Владивостоке, Архангельске власть уделяет достаточно много внимания. В ряде субъектов даже приняты региональные программы развития федеральных университетов. Если уделяется мало внимания, то это от непонимания ценности инструмента, которым регион наделили, либо это просто недальновидность региональных руководителей, которая быстро будет изживаться. Если президент и премьер-министр страны регулярно уделяют достаточно внимания университетам, то это для чиновников отчётливый знак.

Я недавно разговаривала с ректором Воронежского университета. Он выступает за идею создания ещё одного федерального университета в ЦФО. Как Вы считаете, сколько должно быть университетов? Или сегодня они довольно-таки равномерно покрывают всю территорию России и в принципе их достаточно?

– Численные границы не устанавливались. Изначально предполагалось, что мы должны за пределами Центрального федерального округа, т.е. во всех остальных округах, создать хотя бы по одному университету. А дальше надо смотреть. Одно дело – Дальневосточный федеральный округ с огромнейшей и малонаселённой территорией. Там даже одного вуза мало. Сибирский и Уральский федеральные округа – тоже территориально крупные и сложные по стоящим перед ними задачам социально-экономического развития. Я считаю, что

сильных и эффективных вузов много не бывает. Их должно быть столько, сколько оправдывается задачами и подкреплено бюджетными возможностями.

Поэтому решения по их созданию принимаются президентом России. В Воронеже, по-моему, не нужен федеральный университет. Нужно улучшать деятельность уже созданных вузов. Инструменты для этого сегодня уже есть. Арсенал их сегодня богаче, чем в 2006 году.

Вы вначале упомянули, что не определены аккредитационные показатели для федеральных университетов. Недостаточно анализировался опыт первых пилотных вузов. И в этой ситуации вообще непонятно, что будет с теми, которые уже созданы.

– Независимо от наличия, а где-то и с учётом наличия федеральных университетов, меняются отношения в образовательной сфере. В последних поручениях президента (майских) определены принципы реализации государственной политики в сфере образования и науки. В частности будут меняться системные инструменты обеспечения и контроля качества. Здесь нужно учитывать, что у федеральных университетов есть право работать по собственным стандартам, выдавать собственные негосударственные дипломы. Но это будет возможно и успешно только тогда, когда там будет действительно высокоуровневое образование. Поэтому одна из основных задач сегодня заключается в разработке и внедрении федеральными университетами собственных образовательных стандартов, формировании механизмов и системы государственно-общественной и общественно-профессиональной аккредитации. Т.е. специалисты и потребители должны вынести свой вердикт: состоялся федеральный университет или нет.

Каким образом? Приходя туда учиться?

– Студент «голосует ногами». Работодатель «голосует рублём» – заказывая разработки и целевую подготовку специалистов. Государство – ставя новые задачи и поддерживая их решения в рамках программ развития. Мы сейчас работаем над государственной программой развития образования, которую планируется в этом году принять. Там много новых инновационных инструментов, серьёзное внимание уделяется федеральным и исследовательским университетам, развитию этих сетей. Внимание не только в смысле финансовой поддержки, но и повышенного спроса, привлечения их к процессам обновления вузовской системы и всего профессионального образования.

Если в целом взять проект под названием «федеральный университет», можно уже сейчас спрогнозировать, что из него в итоге выйдет?

– Я ожидаю, что университеты перешагнут региональные границы, будут действовать в соседних субъектах. Начнут работать по собственным стандартам, популяризировать их, продвигать и защищать, а также привлекать практиков и работодателей к этим процессам.

Через развитие исследований как определенной гарантии качества предоставляемых ими образовательных услуг эти вузы вместе с национальными исследовательскими университетами должны стать действительно ведущими вузами страны, настоящими современными университетами, которые будут предметом нашей национальной гордости и которые займут достойное место (то, которого они действительно достойны) в мировом университетском образовании.

Я рассчитываю, что государство не снимет с себя ответственность за участие в развитии федеральных университетов. Современное качественное профессиональное образование, а тем более высокая профессиональная наука сегодня очень дорого стоят. Выбрав один раз вектор на приближение их к отдалённым регионам в нашей огромной стране, нельзя останавливаться на полпути. Поэтому надеюсь, что не возобладает чиновничья позиция: «Сколько можно давать?!» Вкладывать в университеты нужно столько, сколько принесёт ощутимые обществом, экономикой результаты.

Программы развития федеральных университетов должны поддерживаться целенаправленно. Программы должны ставить перед вузами трудные задачи, каждый раз поднимая планку, и быть до последней копейки профинансированы.

Но и оценивать результаты развития нужно открыто, на основе оценки реальных научных и образовательных достижений и отдачи обществу и экономике, всей системе российского профессионального образования. И ещё: персональное назначение ректоров федеральных университетов правительством России имеет и другую сторону – персональную ответственность этих руководителей и за достижения и за отсутствие достижений.

РЕЙТИНГ

3.18
голосов: 11

Галереи

Круглый стол «Стратегическое планирование развития ВУЗа в контексте модернизации высшего профессионального образования РФ», 30 марта 2012 года

На круглом столе, организованном центром «Открытая экономика» в здании Минобрнауки России, обсуждались программы стратегического развития вузов.

28 фото

Обсуждение