Наука и технологии России

Вход Регистрация

Кризис среднего возраста

Константин_Киселёв
Константин Киселёв, исполнительный директор центра «Открытая экономика»: «Конкурс мидигрантов может оказаться той палочкой-выручалочкой, которая создаст конкурентную среду в “серединном” слое российской науки и высшего образования и, соответственно, довольно быстро перевернёт убогие для Российской Федерации наукометрические показатели»

Нельзя сказать, что учёные в Российской Федерации обделены вниманием государства: создана и работает многоканальная система финансирования инициативных проектов научных групп от чисто фундаментальных идей до фактически готовых к внедрению разработок.

Деньги на фундаментальную науку распределяются прежде всего через систему Российского фонда фундаментальных исследований и гуманитарного научного фонда, где раздают относительно небольшие гранты, но, учитывая огромное количество участников, этими фондами реализуются фактически массовые конкурсы. Есть внутриведомственные грантовые конкурсы, к примеру, программы РАН «Молекулярная и клеточная биология» или «Фундаментальная наука – медицине». Это – качественные, весьма персонифицированные, но не слишком богатые программы. Некоторое количество грантовых конкурсов проводят государственные высшие учебные заведения. Молодые учёные могут рассчитывать на лотовые конкурсы по линии ФЦП «Кадры», а также на президентские гранты. Небольшие, но, как говорят сами учёные, весьма эффективные конкурсы проводят негосударственные фонды поддержки, например фонд «Династия». Наконец, хотя крупные федеральные научно-технические программы ориентированы на участие организаций и прикладной результат, тем не менее из больших денег этих программ косвенно финансируются и научные группы. Словом, грантовая система, учитывающая инициативу научных лидеров и созданных ими групп и лабораторий, в Российской Федерации, безусловно, существует. Более того, согласно буквально на днях подписанному Владимиром Путиным указу, финансирование государственных научных фондов в течение 5 лет будет увеличено до 25 миллиардов рублей.

Однако эффективность российской грантовой системы, в сравнении с ведущими мировыми странами, нельзя оценить высоко. Да, она позволяет поддерживать на плаву «научный корабль» Российской Федерации, но не более того, что и отражает беспристрастная статистика, согласно которой мы потеряли лидерство по количеству и качеству научной продукции. Нет уверенности в том, что, если мы почти удвоим расходы, то есть доведём ВЗИР (внутренние затраты на исследования и разработки) с 1,1 до 1,77 процента ВВП, статистика значительно изменится в лучшую сторону. Может быть, произойдёт обратное, потому что дополнительное финансирование неэффективной структуры вряд ли может считаться мотивирующим фактором для повышения производительности. Мы это видим на примере высшего профобразования в Российской Федерации, которое, если брать в целом, стало полузакрытой распределительной структурой, способной конкурировать с аналогичной – Российской академией наук – лишь по количеству уже освоенных и пока обещанных миллиардов, но никак – по результату (за редкими исключениями). Впрочем, в том, что вузовский сектор российского R&D нужно увеличивать и усиливать, сомнений нет никаких. Своевременный и верный шаг на этом пути – появление в 2010 году программы мегагрантов для привлечения ведущих учёных в российские вузы (постановление правительства № 220). Этим конкурсом был закрыт один из ключевых пробелов: конкурентное по мировым меркам финансирование на привлекательных условиях получили специалисты высшего уровня при почти идеально организованной экспертизе. Хотя выводы о том, что этот конкурс сильно «взбодрит» науку в вузах и повлияет на пресловутую невесёлую статистику положительным образом, делать преждевременно. Может быть, даже при получении отдельных сильных результатов мегагранты сыграют отрицательную роль: подготовленные ведущими учёными – участниками мегагрантового конкурса ученики не найдут себе места в национальной науке и уедут за границу. Они уже переросли массовые конкурсы, но не доросли до тех показателей, которые венчают головы научных «звёзд». И вряд ли, при отсутствии в России справедливым образом оцененных мест приложения своих квалификаций и талантов, они увидят смысл работать именно здесь и сейчас. Поэтому один из способов повышения эффективности российской системы конкурсного финансирования и одновременно удачный способ структуризации науки должен заключаться в закрытии образовавшегося зазора между слишком маленькими грантами и слишком большими. Наиболее оправдана поддержка специалистов, чья работа соответствует современным мировым критериям, а возраст позволяет использовать средства максимально эффективно. Это – ключевые мерки.

Сегодня многие, в том числе победители конкурса ведущих учёных, подчёркивают, что программа мегагрантов окажется эффективной только при сочетании с программой мидигрантов, которая решит множество проблем российской науки. В частной беседе Константин Северинов, профессор Университета Ратгерса (Нью-Джерси), сказал, что нам нужно очень быстро создать рабочие места и развить конкурентную среду на среднем уровне, и мидигранты здесь более чем уместны: «В противном случае я в России буду играть роль наставника по подготовке специалистов для зарубежной науки».

Конкурс мидигрантов может оказаться той палочкой-выручалочкой, которая создаст конкурентную среду в «серединном» слое российской науки и высшего образования и, соответственно, довольно быстро перевернёт убогие для Российской Федерации наукометрические показатели. Эта программа вытащит из болота уровень преподавания в ведущих российских вузах. Эта программа даст жизненные ориентиры для тех молодых талантов, кто связывает свою жизнь с российской наукой. Весьма вероятно, что на такую программу согласятся приехать работать в Россию хоть и не звёзды, но классные учёные из других стран. Наконец, конкурс мидигрантов придаст гораздо больший смысл тем триллионам рублей, которые уже запланированы для науки и образования.

Конкурс мидигрантов следует проводить по абсолютно таким же правилам, включая, разумеется, экспертизу, как и конкурс мегагрантов. Ещё раз: принципиально важно создать у потенциальных участников и победителей ощущение свободной конкурентной среды, в которой они смогут развиваться самостоятельно, зная, что личные научные заслуги являются основным залогом победы в конкурсе.

Целесообразно учредить два типа грантов: для создания новых групп и гранты для поддержки уже признанных коллективов.

Создание новых научных групп под руководством ведущих молодых учёных

В рамках мероприятия ежегодно проводится отбор около 50 проектов создания новых научных групп под руководством кандидатов или докторов наук в возрасте до 40 лет, имеющих публикации в признанных международных научных журналах (устные выступления на крупных международных конференциях). Финансовая поддержка победителям в размере 5 миллионов рублей в год выделяется сроком на 3 года с возможностью однократного продления на 2 года. Софинансирование от организации, принимающей победителя, может составить от 0 до 50 процентов от суммы гранта. В течение всего хода реализации проекта требуется участие в нём не менее двух аспирантов и не менее двух студентов. На зарплату руководителя проекта ежегодно может тратиться до 20 процентов расходов по гранту.

Поддержка научных групп под руководством ведущих учёных

В рамках мероприятия ежегодно проводится отбор около 50 проектов поддержки существующих научных групп под руководством кандидатов или докторов наук в возрасте до 60 лет, имеющих публикации в высокорейтинговых научных журналах. Финансовая поддержка победителям в размере 7 миллионов рублей в год выделяется сроком на 3 года с возможностью двукратного продления на 3 года. Софинансирование от организации, принимающей победителя, может составить от 0 до 50 процентов от суммы гранта. В течение всего хода реализации проекта требуется участие в нём не менее одного молодого кандидата наук, трёх аспирантов и не менее трёх студентов. На зарплату руководителя проекта ежегодно может тратиться до 15 процентов расходов по гранту.

И в том и другом случаях требуется присутствие руководителя гранта в организации в течение 9 месяцев в году; гражданство руководителя не принимается во внимание.

Участие в конкурсах руководителей проектов мегагрантов, а также руководителей и заместителей руководителей принимающих организаций не допускается. Раз в 2 года работа поддержанных проектов выборочно проверяется ревизионной комиссией, формируемой министром образования и науки РФ из числа российских и иностранных экспертов, не задействованных в отборе проектов.

В заключение приведу небольшую цитату из моей прошлогодней беседы в ИБХ РАН с одним из «мегагрантников» академиком Сергеем Лукьяновым, где мы говорили о том, как важно именно сейчас запустить конкурс мидигрантов:

«Молодым учёным надо понимать, где они найдут работу, и выбор должен быть не из трёх институтов и десятка лабораторий, а гораздо шире. На мой взгляд, мидигранты должны быть в 5 или 10 раз меньше, чем мегагранты, и из этого расчёта таких грантов надо сделать не менее 1 000. Произойдёт переход конкурса мегагрантов, который я рассматриваю как эффективную, но всё-таки разовую акцию государства, в стабильно работающую систему. Эта система будет с высоким уровнем конкуренции, что только добавит эффективности тем рублям, которые будут на неё потрачены».

РЕЙТИНГ

3.15
голосов: 26

Галереи

Круглый стол «Развитие системы подготовки научных и научно-педагогических кадров с целью обеспечения инновационного развития экономики РФ», 28.04.2012

В ходе круглого стола, организованного центром "Открытая экономика", участники обменивались идеями и опытом подготовки и привлечения молодых исследователей в науку.

22 фото

Обсуждение