Наука и технологии России

Вход Регистрация

Рука и сердце Америки

Международное сотрудничество в области образования, науки и инноваций – одно из главных направлений большой перестройки всей системы научных, образовательных, технологических институтов в России. Оно прописано в государственных стратегиях и программах, усиленно пропагандируется в СМИ. Часто можно слышать, что это уже норма – выезд за рубеж на стажировку студентов и молодых исследователей и чтение лекций в иностранных вузах состоявшихся российских учёных и что в разряд обыденного явления скоро перейдёт приезд иностранцев на временные или постоянные позиции в российскую научную и технологическую сферы. С этими тезисами можно соглашаться либо опровергать их, но вряд ли кто-то будет спорить с тем, что практических возможностей для расширения международных связей становится всё больше. Мы расскажем об одной из них, реализуемой в Arizona State University (ASU) с помощью специально созданного для этих целей центра РУСТЕК – организации, которая, как образно говорят её идеологи, предлагает российским учёным руку и сердце, то есть американские ресурсы и опыт. На вопросы отвечает руководитель этого проекта, профессор ASU c российскими корнями Анатолий Коркин.

Анатолий_Коркин Анатолий Коркин: «Средний американский инвестор ничего не знает о рынке российских инноваций – в лучшем случае слышал о “Роснано” и “Сколково”. Соответственно, и за стаканчиком колы они говорят о чём угодно, только не о современных Поповых и Кулибиных»

Анатолий, что представляет собой ваша организация – центр РУСТЕК?

– РУСТЕК (RUSTEC – Russian Science Technology and Education Consortia) – это инициатива снизу, моя и моих американских коллег в Университете штата Аризона. В их числе – известный эксперт в области наноэлектроники Стив Гудник из Инженерной школы; декан химического факультета и ассоциированный вице-президент ASU Бил Петуски; декан физического факультета, известный специалист в области полупроводников и спектроскопии Роберт Ниманич; вице-президент компании Arizona Technology Enterprises и директор инвестиционного фонда университета Чарлз Льюус.

Такая команда «авторитетов» из различных областей науки, технологий и инноваций, занимающих к тому же важные административные позиции, позволяет обеспечить доступ к широкому кругу специалистов и ресурсам университета для решения проблем, связанных с реализацией планов РУСТЕКа в образовании, науке и инновациях.

Как и везде, инициатива снизу наказуема, в том смысле, что деньги на проекты нам приходится искать самим.

Развитие образования, науки и инноваций в России по определению не входит в круг приоритетных задач самого большого университета в США.

Этой осенью вы собираете очередное совещание центра, где ожидаются в большом количестве гости из России. Какие вопросы будете обсуждать, каких результатов ждёте от мероприятия?

– Круг вопросов весьма широкий, и в значительной степени он определяется интересами участников и докладчиков, поскольку основная цель РУСТЕКа – это организация сотрудничества ASU и его партнёров с коллегами в России по научным, образовательным, инновационным проектам в области нано-, био- и информационных технологий, полупроводников, альтернативных и энергосберегающих технологий и медицины.

Это будет второе совещание центра, на первом мы знакомили заинтересованных лиц в России и Аризоне с инициативой создания российского центра в США и таким образом этот проект «легитимизировали». Тогда у нас было примерно 100 участников, теперь ожидаем 200. Должны приехать преподаватели и научные сотрудники университетов из России, изобретатели, а также те, кто занимается развитием инноваций в России, например представители «Роснано», «Сколково» и ряда министерств и ведомств – как из Москвы, так и из регионов. С американской стороны в совещании примут участие сотрудники университета, предприниматели и представители местных госучреждений, заинтересованных в развитии международных связей, в том числе и с Россией. Организаторы ожидают, что в ходе подготовки второго совещания и сразу по его окончании будет подписано несколько соглашений о сотрудничестве, если не по всем, то по крайней мере по ряду направлений деятельности нашего центра. Ну и, конечно, хочется, чтобы и сама инициатива РУСТЕКа получила более широкую поддержку и признание.

Arizona State University уже сотрудничает с несколькими российскими вузами. Расскажите о формате этих взаимоотношений.

– Специального формата взаимоотношений с российскими вузами у ASU нет, да и быть не может. Каждый американский университет живёт по своим правилам, которые определены федеральными законами об образовании, законами штата и собственной конституцией университета. Сотрудничество может быть организовано на любом уровне: начиная с контактов отдельных учёных до договоров между университетами. Например, университеты в Мексике и Индии покупают у нас инженерные онлайн-программы. Несколько лет назад я помог установлению связей с Университетом Токио в области создания солнечных элементов нового поколения. С Томским государственным университетом у нас подписан договор о намерениях по сотрудничеству в области образования, научных исследований и инноваций. ASU посетили две делегации ТГУ на уровне проректоров, в июне ждём инновационную команду. С Казанским национальным исследовательским технологическим университетом сложились хорошие рабочие контакты. У нас уже было несколько групп преподавателей и исследователей на стажировках. Осенью ждём ещё две группы на стажировку и для определения тематики и направлений совместных исследований. Планов и идей много. Посмотрим, что получится.

Какова заинтересованность в этих проектах американских учёных (учёных ASU)?

– Американские учёные в большинстве своём – люди доброжелательные и открытые к сотрудничеству с коллегами из-за рубежа, но вместе с тем они практичные и не любят тратить время по пустякам. Много зависит также и от наличия предыдущего опыта сотрудничества, положительного или отрицательного. В ASU много преподавателей и студентов из Индии и Китая, а из России (пока!) – единицы. Большинство учёных в нашем университете, по крайней мере из тех, что я встречал, ценят российских студентов за их изобретательность и трудолюбие. К сожалению, многие приезжающие докладчики из России не слишком хорошо владеют английским и часто делают не очень интересные доклады, да и сами презентации могли бы быть красочнее и убедительней. Эти недостатки на первых порах затрудняют установление сотрудничества (реклама – двигатель прогресса), но после того как совместная работа уже начата, они легко и быстро устраняются. У настоящих учёных, будь то русские или американцы, прежде всего доминирует природная любознательность. Им интересны свежие идеи в своей и смежных областях и возможность их проверки и реализации.

В каких областях будет развиваться сотрудничество?

– В нашем университете наиболее активно развиваются наноэлектроника, фотоника, альтернативная энергетика и энергосберегающие технологии, а также биомедицинские исследования. В первую очередь по этим направлениям мы и стараемся установить партнёрские отношения с Россией.

По Вашей оценке, насколько привлекателен российский рынок инноваций для среднего американского инвестора? Вообще, что американцы говорят за стаканчиком колы о нашей модернизирующейся России, наших высокотехнологичных проектах?

– Средний американский инвестор ничего не знает о рынке российских инноваций, в лучшем случае слышал о «Роснано» и «Сколково». Соответственно, и за стаканчиком колы они говорят о чём угодно, только не о современных Поповых и Кулибиных. Ну разве что кто-нибудь слышал о подписании договора между Exxon Mobil Corporation и «Роснефтью».

Иногда складывается впечатление, что иностранные учёные и инвесторы боятся ехать в Россию. Многие уверены, что здесь их убьют хулиганы, покусают собаки (или съедят белые медведи), собьют автомобили, обманут партнёры, разорят женщины или что-то ещё с ними случится, отчего им будет не до науки и инноваций. Как можно преодолеть многочисленные предрассудки по поводу сверхвысоких рисков работы и жизни в России для иностранцев?

– Если почитать, что пишут, к примеру, на «Рамблере» о жизни в стране, то именно такая картина и складывается. К тому же необходимая для международного бизнеса инфраструктура есть далеко не во всех городах России. В Москве всё есть, но всё очень дорого, жуткие пробки, плохая экологическая обстановка, да и климатические условия, мягко говоря, не слишком помогают привлечению иностранных предпринимателей на более длительное пребывание в России, чем турпоездка.

Ну а то, что россиянки умудряются разбивать сердца заокеанских гостей за такой короткий срок, с этим ничего не поделаешь. Вот и голландцев пугают красотой украинок и предлагают не ехать на ЕВРО-2012.

Но, мне кажется, такая «антиреклама» только помогает. Вот только на молодых женщин из России в американском посольстве смотрят как на потенциальных шпионок, представителей древнейшей профессии или невест с билетом в одну сторону. Впрочем, достаётся и российским учёным. Их американские консулаты тоже рассматривают как неблагонадёжных – проверяют по 3–4 недели. В свою очередь, и наш МИД создаёт немало трудностей на пути получения виз для американских учёных. Получение бизнес-визы требует специального одобрения МИДа. На это уходит много времени.

Эти трудности вместе с необузданными хулиганами, кусачими собаками, автомобилями без тормозов и коварными русскими красавицами сильно затрудняют обмен идеями и развитие высоких технологий в России.

Кстати, о барьерах. В английском языке есть такое выражение: “easy come – easy go”, что в переводе означает «легко приходит – легко уходит». Но у этой мудрости есть и другая сторона с точки зрения международного сотрудничества. Например, индусы, приезжающие в США, не боятся возвращаться на родину. У них нет таких сложностей для приезда в США, как для россиян, – визовых, финансовых и языковых, а значит, и возвращение на родину их не пугает. Студенты из Индии могут получить кредиты на образование в США под низкий процент, им помогают различные организации по обустройству на время обучения и с поступлением на работу по окончании учёбы – как в США, так и в Индии. В результате обмен идеями и специалистами между США и Индией происходит легко как «туда», так и «обратно». Одно из важных направлений деятельности РУСТЕКа – как раз снижение таких барьеров в США для студентов и специалистов из России, а также помощь их американским коллегам в том, чтобы их научная работа, учёба, бизнес не встречали преград в России.

РЕЙТИНГ

4.00
голосов: 6

Галереи

Айвор Джайевер

16 июня 2011 года в рамках Пятой международной конференции по бионаноскопии, проводимой в ЦКП МГУ, состоялось выступление Айвора Джайевера, лауреата Нобелевской премии по физике 1973 года (совместно с Лео Эсаки и Брайаном Джозефсоном) «за экспериментальные открытия туннельных явлений в полупроводниках и сверхпроводниках».

10 фото

Обсуждение