Наука и технологии России

Вход Регистрация

Высшая школа: консервация или реформы?

На сайте «Стратегии-2020» представлена итоговая версия доклада о социально-экономическом развитии России. Над этим документом работали 22 экспертные группы во главе со специалистами из НИУ ВШЭ и РАНХиГС с февраля 2011 года. В стратегии предлагаются меры по реформированию здравоохранения, рынка труда, жилищной политики, налогового сектора и т. д. Десятый раздел посвящён профессиональному образованию в России.

Эксперты отмечают «ажиотажный спрос на высшее образование». В 2010 году коэффициент приёма в вузы (рассчитан как общее количество первокурсников и 17-летних подростков) превысил 90 процентов. По численности студентов программ высшего и среднего профобразования Россия занимает лидирующие позиции в мире – 673 человека в расчёте на 10 тысяч (в разных странах ОЭСР этот показатель в середине 2000-х годов варьировался в пределах 160–660 человек).

Система высшего образования крайне неоднородна. В 14 процентах государственных вузов средние баллы ЕГЭ у студентов-бюджетников очной формы не выше «тройки», а у половины (56 процентов) – не выше «четвёрки с минусом».

Авторы стратегии говорят о двух причинах, объясняющих массовый спрос на высшее образование. Первая – историческая. В советское время оно было малодоступным. Перед распадом СССР в вузы поступали менее 25 процентов молодёжи. Поэтому когда в 1992 году ельцинский закон «Об образовании» позволил вузам оказывать платные образовательные услуги, численность студентов вузов начала резко расти. К 2000 году, по сравнению с 1990-м, количество студентов вузов увеличилось на 67,8 процента (из них бюджетников – лишь на 16 процентов). Вторая причина – экономическая. На протяжении всего постсоветского периода наблюдается рост премии за высшее образование (у специалистов, окончивших вуз, выше зарплата).

Как результат – сегодня в России катастрофический дефицит квалифицированных рабочих и постоянно возрастающее количество людей с дипломами о высшем образовании.

Есть значительные проблемы и в самой системе высшего образования. Во-первых, отмечают эксперты, это жёсткая структура государственных вузов и образовательных программ, сохранившаяся практически в неизменном виде со времён плановой экономики. Последние 20 лет вузы работают по инерции, бюджетные деньги они получают на обучение узкопрофильных специалистов, которые зачастую невостребованы на рынке труда. Во-вторых, низкая мотивация студентов. Многие из них начинают подрабатывать чуть ли не с первого курса и совершенно незаинтересованы в получении знаний. В-третьих, неудовлетворительное качество преподавательского состава вузов. Отчасти это объясняется низким доходом: средняя заработная плата в 2010 году составила примерно 20 тысяч рублей в месяц (около 40 процентов от необходимого уровня), только 16 процентов преподавателей на постоянной основе участвуют в научной работе. Две трети вузовских преподавателей подрабатывают, только 38 процентов владеют иностранными языками. В-четвёртых, система высшего образования непрозрачна для потребителей и государства. Отсутствует информация о «человеческом капитале» выпускников (карьере и доходах), что не позволяет абитуриентам и работодателям делать обоснованный выбор.

Эксперты прогнозируют, что феномен «общего высшего образования» – обучение для диплома – усилит тенденцию поиска абитуриентами вузов, которые не требуют от них больших усилий. Такие «вузы-клубы» будут возникать не только в негосударственном, но и в государственном секторе. Группа «людей с дипломом, но без квалификации» может составить в 2020 году 10–12 миллионов человек, или 20 процентов трудоспособного населения.

Наряду с этим оформится и будет быстро развиваться параллельная система приобретения реальных профессиональных компетенций на чисто рыночной основе: в корпоративных университетах и независимых центрах повышения квалификации. Хотя развитие образования взрослых будет строиться на принципах свободного рынка (за обучение платит слушатель), в период до 2020 года, как считают эксперты, государству следует инвестировать в этот сектор. Речь идёт о:

  1. Софинансировании переподготовки и повышении квалификации выпускников вузов 2000-х годов, не нашедших работу (совместно с крупным бизнесом).
  2. Субсидиях на развитие массового предпринимательского образования (особенно в регионах, где возможно высвобождение избыточной рабочей силы в отраслях с низкой производительностью труда).
  3. Стимулировании спроса на программы профессиональной переподготовки среди социально незащищённых категорий населения (безработные, мигранты, пенсионеры).

Повышение государственных инвестиций в образование взрослых при их рациональном расходовании позволит к 2020 году увеличить число взрослых, получающих дополнительное образование, как минимум до 15 миллионов (то есть выйти на уровень, средний для стран ОЭСР).

В стратегии предлагается два сценария развития профессионального образования в России – консерваторский и реформаторский.

Первый предполагает, что государство будет заботиться лишь о снижении социальных рисков и минимально вмешиваться в сложившуюся в высшей школе систему интересов. Бюджетное финансирование отрасли увеличится до 1,15 процента ВВП. Это позволит достигнуть эффективного уровня заработной платы, повысить стипендии студентам до прожиточного минимума, реализовать программы образовательного кредитования для студентов. В рамках этого сценария возможно успешное развитие ведущих университетов. «Однако все позитивные тренды “консервируют” систему образования, которая сохраняет свою герметичность по отношению к внешней среде. Все диспропорции рынка труда и проблемы развития экономики остаются», – говорится в стратегии.

Реформаторский сценарий предполагает активное изменение системы профессионального образования при опоре на семьи и работодателей. Сценарий может изменить сложившиеся диспропорции между образованием и рынком труда (повысится доля выпускников вузов, работающих по специальности, сократятся затраты, связанные с дообучением недавних выпускников вузов на рабочем месте) и позволит использовать значительную внутреннюю экономию (до 0,15 процента ВВП) от реорганизации неэффективных вузов.

Важное условие успеха этого сценария – прекращение практики комплектования вооружённых сил по призыву. Это позволит сократить спрос на программы высшего образования в пользу программ среднего профобразования как минимум на 20–25 процентов.

Предлагаемые меры:

  1. Эффективный контракт с преподавателями (конкурентоспособная заработная плата в среднем на уровне удвоенной по региону). Это потребует увеличения бюджетных средств к 2020 году на 245 миллиардов рублей в ценах 2011 года при сохранении структуры соответствующих образовательных программ.
  2. Прикладной бакалавриат. Это уровень высшего образования, дающий квалификацию для работы со сложными технологиями, ликвидирует социальный разрыв между рабочими профессиями и присущим выпускникам вузов повышенным социальным статусом. К 2020 году программы бакалавриата могут охватить до 30 процентов студентов вузов, в них также могут быть преобразованы до 50 процентов существующих программ среднего профобразования.
  3. Программы прикладных квалификаций продолжительностью от нескольких месяцев до года предполагают обучение «на рабочем месте». Масштаб потенциального рынка ППК к 2015 году – 20 процентов (8 миллионов человек), к 2020-му – до 20 миллионов (одна треть рынка труда).
  4. Обеспечение прозрачности образовательных учреждений. Для этого необходимы:
    • мониторинг карьеры и доходов выпускников;
    • система рейтингов образовательных учреждений и образовательных программ, основанных на достоверных, проверяемых показателях;
    • законодательная норма, обязывающая каждое образовательное учреждение обеспечить размещение на своём сайте полной и достоверной информации, необходимой для абитуриентов и студентов.
  5. Независимая госаттестация (НГА) – внешняя оценка качества остаточных знаний и освоения профессиональных компетенций. Изменение существующей практики аккредитации образовательных программ и процедуры государственных (выпускных) экзаменов.
  6. Введение минимального порога качества знаний абитуриента для получения бюджетного финансирования обучения (выше минимального балла ЕГЭ). Для участия в конкурсе на бюджетные места балл ЕГЭ по профильным предметам должен составлять 50 (55) из 100. Мера приведёт к снижению приёма 30 процентов абитуриентов, входящих в «группу риска». Экономический эффект можно оценить в десятки миллиардов рублей, имея в виду только риски техногенных катастроф, вызванных человеческим фактором. Кроме того, в системе образования возникает внутренняя экономия в 25–30 миллиардов рублей в год, которые тратятся на обучение студентов, неспособных освоить программу.

Среди других мер – развитие исследовательских университетов, образовательного кредитования, повышение стипендий. И, конечно же, оптимизация сети вузов – присоединение слабых к сильным, включение колледжей в состав профильных университетов, ликвидация региональных филиалов.

Какой путь предпочтёт правительство, пока неизвестно. Но очень велика вероятность, что большинство мер реформаторского сценария всё-таки будет реализовано.

РЕЙТИНГ

3.33
голосов: 3

Галереи

Производство конечной продукции на заводе «Микрон»

17 февраля 2012 года на зеленоградском заводе «Микрон» была запущена производственная линия по проектным нормам 90 нанометров. Это позволяет заводу производить микропроцессоры, микроконтроллеры, модули памяти, SIM-карты и специализированные микроэлектронные модули любого назначения, включая особое и космическое. Производственный цикл занимает около трёх месяцев, поэтому до конца весны 2012 года память с маркировкой «Сделано в России» увидеть не удастся, но что пока можно посмотреть, как появляются билеты московского метрополитена, складские радиометки, чипы для банковских карт и загранпаспортов.

33 фото

Обсуждение