Наука и технологии России

Вход Регистрация

Менталитет студентов поменялся

Растрачивать средства на неэффективных студентов смысла нет – это невыгодно и в материальном, и в интеллектуальном плане. Каких учащихся привлекать к исследовательской работе по проектам ФЦП «Кадры», рассказывает руководитель НОЦ молекулярной медицины Сибирского государственного медуниверситета Ольга Чечина.

Ольга_Чечина
Ольга Чечина: «Чтобы исследование было выполнено на высоком уровне, необходимо не только оборудование и специалисты высокой квалификации, но и расходные материалы определённого качества. Реактивы у нас – одна из основных статей расходов»

Что Вашему коллективу дало участие в ФЦП «Кадры»?

– Проект по поддержке НОЦ нам сильно помог в плане развития инфраструктуры. Министерство здравоохранения и соцразвития РФ не особенно выделяет деньги на оборудование. По крайней мере, для нашей лаборатории. Мы практически всё покупали за счёт того, что участвовали в федеральных целевых программах, получали гранты Российского фонда фундаментальных исследований, гранты президента. До 2005 года полностью укомплектовали лабораторию. Не стыдно теперь публиковаться в зарубежных журналах с высоким импакт-фактором, где этому вопросу уделяется немалое внимание. Проблемы всегда возникают с реактивами и расходными материалами. Оборудование импортное. А реактивы в России, откровенно говоря, гораздо хуже по качеству. Благодаря ФЦП «Кадры» мы смогли покупать реактивы очень хорошего качества (это у нас одна из основных статей расходов). Чтобы исследование было выполнено на высоком уровне, необходимо не только оборудование и специалисты высокой квалификации, но и расходные материалы определённого качества.

Если говорить не только о реактивах, то мы смогли выплачивать достаточно неплохую заработную плату сотрудникам, выполнявшим исследования. Для нас это актуально – базовая зарплата в университете небольшая. Что касается привлечения молодёжи, то у нас давно сложилась её поэтапная подготовка. К нам приходят студенты пятого и шестого курса для подготовки курсовой и дипломной работы. Затем часть из них поступают в аспирантуру, докторантуру. И, как вероятность, на выходе – становятся преподавателями и исследователями.

В медицинских университетах неплохо обстоят дела с привлечением молодёжи в науку. А для работы НОЦ вы как-то отбирали студентов?

– Да, мы придерживаемся достаточно жёстких принципов отбора. Опять же, это началось ещё до федеральной целевой программы. Система сложилась, она работает и сейчас, в том числе по проектам. Направления достаточно сложные. Методы исследования очень трудоёмкие. Растрачивать средства на неэффективных студентов смысла нет – это нам невыгодно как в материальном, так и в интеллектуальном плане.

Наше преимущество в том, что в университете есть медико-биологический факультет, который готовит исследователей. Большая часть студентов приходит в НОЦ именно оттуда. У них уже есть базовая подготовка – и теоретическая, и практическая. В среднем в год в нашем научно-образовательном центре работают 10 студентов (и ещё 5–7 аспирантов и докторантов), плюс-минус три.

Докторант_исследования_молекулярно-генетический_сектор_НОЦ Докторант проводит научные исследования в молекулярно-генетическом секторе НОЦ

То есть студенты заинтересованы в исследовательской работе?

– Студенты разные. Я думаю, что это беда не только нашего вуза, но и в целом страны: студенты стали слабее. Тем не менее всё равно есть те, кому интересно заниматься наукой. Мы им помогаем освоить методы, выезжаем в ведущие исследовательские медцентры Москвы, Питера, Новосибирска.

До появления этой программы у вуза не было дополнительных средств на поддержку молодёжи. Раньше студенты, по сути дела, работали «за интерес» (могу судить по себе). Сейчас всё-таки менталитет у студентов поменялся. Интерес интересом, но, если будет выбор между тем, куда пойти – туда, где интересно, или туда, где интересно и хорошо платят (с любым денежным вознаграждением), естественно, большинство предпочтут удовлетворить свою финансовую заинтересованность. Поэтому всё-таки очень важен финансовый стимул.

Ваш НОЦ выполнял трёхлетний проект, который уже завершился. Как оцениваете его эффективность? Какова судьба тех ребят, которые участвовали в исследованиях? Многие студенты пошли в аспирантуру?

– Приблизительно 70–80 процентов поступают в аспирантуру. Когда они приходят на курсовую, то изначально нацелены на получение учёной степени. Есть, конечно, отсев.

В целом, я считаю, это очень эффективная программа, и мне категорически не хотелось бы, чтобы она закончилась в 2013 году. Мы надеемся, она будет продолжаться.

Ольга_Чечина_с_аспирантами Ольга Чечина (за компьютером) обсуждает с аспирантами результаты исследований

Вы больше работаете над фундаментальными проблемами или есть прикладные?

– Последние три года мы и прикладным разработкам уделяем внимание. К нам обращаются из других вузов, компаний.

Сейчас мы занимаемся разработкой раневой повязки. Был создан экспериментальный образец, проведены исследования, подобраны условия для стерилизации. Пока этот продукт не вышел на рынок, находится на этапе коммерциализации. Мы изучали влияние in vitro биосовместимых материалов на клетки человека. Эту разработку выполняем совместно с Томским политехническим университетом, который создаёт различные биосовместимые материалы. Его сотрудники обращаются к нам для тестирования. Данные материалы весьма перспективны для создания биоконструкторов нового поколения.

Сотрудничаете с бизнес-партнёрами?

– Да, но если речь идёт о краткосрочной перспективе. Бизнес сейчас находится на таком этапе развития, что, если он уверен в быстрой отдаче вложенных средств, тогда готов к инвестициям. А в длительных проектах не заинтересован. Например, одно из наших направлений работы связано с поиском молекулярных мишеней для создания многопараметрических молекулярных диагностических панелей на основе технологий белковых биочиповых систем. Перспектива создания данных продуктов достаточно отдалённая – 10–15 лет. В России пока мало кто готов вкладывать деньги в то, что лишь когда-то – возможно, через многие годы – принесёт результаты.

Если вернуться к программе, в целом как Вы оцениваете её организацию? С какими трудностями пришлось столкнуться в ходе реализации этих проектов?

– В принципе, я затрудняюсь назвать какие-либо минусы в организационном плане. Монитор нам помогал достаточно хорошо. Кроме того, электронная система по ФЦП, где всё регистрируется, значительно облегчает работу, в том числе документооборот.

То есть Вы не будете жаловаться, как многие участники, на сложную отчётность?

– Нет. Может быть, это зависит от мониторов. Когда мы заключили государственный контракт и был первый отчётный этап, очень часто что-то было непонятно. Но мы с монитором работали таким образом, что он нам всё разъяснил. И со второго этапа у нас не возникало никаких проблем.

У Вас есть предложения по улучшению ФЦП?

– В целом всё устраивает. Но я знаю, что по ФЦП «Исследования и разработки» периодически проводятся конференции для участников. И там объясняют, как заполнять документы, решать спорные вопросы по отчётности. По «Кадрам», насколько мне известно, аналогичных мероприятий нет. Так что можно было бы улучшить программу с точки зрения методической поддержки.

РЕЙТИНГ

4.50
голосов: 4

Галереи

Выборы на участке № 2639 в Главном здании МГУ

Выборы президента РФ и депутатов муниципального собрания в МГУ прошли без заметных происшествий и сколь-либо существенных нарушений. На этом участке голоса распределились так: В. Путин – 42,7%, М. Прохоров – 31,6%, Г. Зюганов – 17,7%, С. Миронов – 4,3%, В. Жириновский – 3,7%.

28 фото

Обсуждение