Наука и технологии России

Вход Регистрация

Нужна целевая поддержка малых предприятий

Ежегодно в России регистрируется до 20 миллионов травм, половина из них происходит в результате дорожно-транспортных происшествий. Для лечения переломов в травматологии и ортопедии часто используются пластины, стержни и аппараты внешней фиксации, с помощью которых пациенты сравнительно быстро возвращаются к нормальной жизни (требуется от 4 до 12 месяцев). Учёные Самарского медицинского госуниверситета (СамГМУ) разработали металлофиксаторы с биологически активным покрытием, которые сокращают время заживления на 25–30 процентов. О перспективах внедрения этих разработок рассказывает Александр Колсанов.

Александр_Колсанов Александр Колсанов: «В основном мы брали толковых ребят из научных кружков. Просто взять и ни с того ни с сего поручить человеку исследование – большая ответственность»

Справка STRF.ru:
Колсанов Александр Владимирович, заведующий кафедрой оперативной хирургии, клинической анатомии с курсом инновационных технологий, заместитель проректора СамГМУ по научной и инновационной работе, руководитель Управления инновационных технологий СамГМУ, член проблемной комиссии по трансплантации Минздравсоцразвития России, доктор медицинских наук, профессор

Ваш научно-образовательный центр «Новые технологии» выполнял проект по ФЦП «Кадры». Каких результатов Вы добились?

– Мы разработали опытные образцы изделий медицинского назначения для травматологии и ортопедии, а также хирургии, в том числе челюстно-лицевой. Ряд изделий не имеет аналогов в мире. Мы изменили их форму, напыление. За счёт этого получили изделия (болты, пластины из различных металлов), которые обладают уникальными свойствами. Позволяют добиться меньших осложнений, лучшего сращения переломных тканей.

Эти разработки мы начали ещё до программы «Кадры». Имелся небольшой задел. Иначе не пошли бы на этот проект. И уже во время программы создали макет, опытный образец и провели эксперименты на животных (в нашем распоряжении есть баран, кролики и лабораторные крысы).

Этот проект мы выполняли совместно с Тольяттинским госуниверситетом, у которого хорошая техническая база. Там оценивались механические свойства изделий, а у нас – биологические, лечебные и прочие.

Сейчас занимаемся регистрацией изделий в Минздравсоцразвития. В конце 2012 года планируем начать серийное производство, выпустить первую партию. Уже закуплено оборудование для мелкосерийного производства и начата процедура лицензирования.

Нашли партнёров из промышленности?

– Нет, пока будем пытаться своими силами, на базе малого инновационного предприятия, созданного в университете по 217-ФЗ.

У нас очень много разработок останавливается на этапе создания опытного образца. Государство готово финансировать НИР и НИОКР, а дальше должен подключаться бизнес. Но, как показывает опыт, бизнес не особо идёт на этот этап, не берёт на себя инициативу по производству.

Мы считаем, что

для малых предприятий, созданных в вузах по 217-ФЗ, надо проводить отдельные конкурсы на закупку мелкосерийного оборудования, лицензирование и т.д. Процесс коммерциализации шагнул бы в разы быстрее при таком развитии событий.

Я не могу говорить обо всех вузах, но, судя по нашему, уже скопилось достаточное количество опытных предсерийных образцов. Сейчас же имеется проблема именно с запуском серии. Потому что у вуза нет собственных средств, чтобы передать/купить оборудование, упаковку и т.д. Это отдельная работа.

Предполагалось, что по 217-ФЗ учредителями компаний будут бизнес-партнёры вузов…

– У нас при вузе создано 11 предприятий. К сожалению, в большинстве случаев бизнес не пошёл в эти предприятия. В основном учредителями выступают вузы, сами разработчики, у которых денег нет. И в небольшом количестве – бизнес, который очень неохотно пока во всём этом участвует.

Это отдельная тема. У ФЦП «Кадры» всё-таки была своя задача – «привлечение молодёжи в науку». Как Вы считаете, с ней программа справилась?

– Я считаю, да. У нас 70 процентов участников проекта – молодёжь: аспиранты, клинические ординаторы, интерны, студенты, соискатели. Сейчас несколько кандидатов ведут научные исследования. Есть просто студенческие научные работы.

В общей сложности, в проекте принимали участие порядка 25 человек. В основном мы брали толковых ребят из научных кружков. Работа достаточно серьёзная. Просто взять и ни с того ни с сего поручить человеку исследование – большая ответственность. Поэтому, как правило, мы привлекали подготовленных студентов.

Что привлекает молодёжь в работе НОЦ: интерес к науке или возможность подработать?

– Первично всё-таки интерес к науке. А если эта работа ещё и оплачивается, то он возрастает. И это нормально. В нашем проекте аспиранты и студенты принимают самое активное участие: выполняют эксперименты на лабораторных животных, морфологические и другие исследования, ведут патентный поиск, участвуют в написании отчётов и т.д.

Плюсы и минусы программы. Как оцениваете организацию конкурсов и показателей финансирования? Устраивают ли условия расходования средств?

– В целом всё устраивает в программе. Иногда происходит задержка в перечислении средств из Минобрнауки России.

ФЦП затрагивает различные сферы и этапы научного процесса. В программу нужно внести изменения, позволяющие закупать оборудование, а не только тратить средства на зарплату и расходные материалы. Закупленное оборудование позволит не только создать опытный образец, выполнить НИОКР, но и затем его использовать, в частности для мелкосерийного производства. Тогда можно будет говорить и о коммерциализации проекта. Также имеет смысл внести изменения в механизм принятия решения о победителях конкурсов – на первое место не нужно ставить стоимость работ (дешевле – не значит лучше), главное – качество выполняемых работ, опыт работы коллектива в подобной сфере, полученный результат.

РЕЙТИНГ

3.00
голосов: 2

Галереи

Завод «Метровагонмаш» в Мытищах, 21 февраля 2012 года

Завод «Метровагонмаш», входящий в состав Трансмашхолдинга – главное предприятие в России по разработке и производству вагонов метро и дизель-поездов. Его история началась в 1897 году, когда в подмосковных Мытищах был запущен завод по производству товарных вагонов для строящейся Транссибирской магистрали. Скоро к товарным вагонам добавились вагоны для московской конки, а когда лошадиная тяга сменилась электрической – электрические трамваи. Первые отечественные электропоезда для Баку (1926 год) и Москвы (1929 год) также выпускались здесь. С 1934 года и по сей день здесь разрабатываются и выпускаются вагоны для метрополитенов Москвы и других городов России и зарубежья – мытищинские вагоны работают в метрополитенах Казани, Самары, Екатеринбурга, Софии, Варшавы и Праги. Кроме метровагонов и трамваев в советские годы в Мытищах выпускались гусеничные автомобили и установки СУ-76, а с 1947 года – самосвалы на шасси ЗиС/ЗиМ/ЗиЛ, причём в лучшие годы их производство достигало двухсот машин в сутки, сейчас объёмы выпуска такой техники незначительны. Во время войны завод был эвакуирован в уральский город Усть-Катав, где с тех пор выпускаются трамваи, а на освободившихся площадях выпускались военная техника и боеприпасы, и ремонтировались трофейные немецкие танки, САУ и бронемобили.
Сейчас завод, благодаря гибкости производства и заказам Московского метрополитена выживший в кризис 1990-х годов, загружен работой так, что производственных мощностей не хватает – цеха рассчитаны на выпуск 250 вагонных секций в год, а заказ 2012 года только из Москвы на новые поезда типа 81-760/761 – 320 вагонов, не считая дизель-поездов РА2 для России и Сербии, метропоездов для Казани и Екатеринбурга, и капитального ремонта московских вагонов других типов. Из-за этого часть работы пришлось передать на другой завод Трансмашхолдинга в Тверь.
Автор благодарит Медиацентр Московской области за организацию съёмок.

42 фото

Обсуждение