О проекте КонтактыВакансии Реклама Подписка Конкурсы STRFБаза данныхФорум Видео Фотогалерея Искусство науки - 2014Пользователям
RSS
СВЕЖИЕ НОВОСТИ Methanol is important for body | Как помочь импортозамещению

А большой ли у Вас Хирш?


Σ Охапкин Иван

Как известно, в России голосуют сердцем. Распространяется ли подобная практика на ученых? В декабре это будут проверять в Российской академии наук, где пройдут выборы новых членов. Интересно выяснить, насколько кандидатам могут помочь объективные критерии – признание их заслуг международным научным сообществом.

Справка STRF.ru:
Ученый имеет индекс Хирша = h, если h из всех его статей цитируются как минимум h раз каждая, в то время как оставшиеся цитируются не более чем h раз каждая. 84% нобелевских лауреатов имеют значение индекса Хирша выше 30. Средний индекс Хирша для новых членов Национальной академии наук США по физике и астрономии в 2005 году составил 46

Через две недели на Общем собрании Российской академии наук пройдут выборы новых членов. Трудно ожидать, что избрание новых членов заметно скажется на политике руководства Академии и на жизни простых сотрудников институтов. Задача академических выборов другая: обогатить Академию лучшими учеными и продемонстрировать, что главное для победы – реальные научные достижения, а не подковерные интриги и директорские полномочия.

Устав Академии гласит: «Действительными членами РАН избираются ученые, обогатившие науку трудами первостепенного научного значения. Членами-корреспондентами РАН избираются ученые, обогатившие науку выдающимися научными трудами… Главная обязанность членов Российской академии наук состоит в том, чтобы обогащать науку новыми достижениями».

Несмотря на заявленный приоритет науки над всем прочим в жизни членов РАН, выборы последних лет вызывали сомнения в том, что почтенные избиратели твердо следуют духу устава. Так, в 2008 году из 40 новоявленных действительных членов (академиков) 26 оказались скорее менеджерами – директорами НИИ и предприятий, ректорами крупных вузов. В их число попал даже губернатор (Виктор Ишаев, ныне полпред президента на Дальнем Востоке).

Параллельно в адрес РАН слышны упреки: добившиеся мировой известности ученые на выборах проигрывают кандидатам, не имеющим общепризнанных «трудов первостепенного научного значения».

Ответ руководства РАН на все подобные обвинения давно известен: оценивать работу ученых по числу и цитируемости их публикаций в ведущих мировых журналах нельзя. Такая оценка обречена на статус «грубой ошибки», заявлял в 2010 году Юрий Осипов. При этом президент РАН признал: «К сожалению, сложилась такая ситуация, когда английский язык стал господствующим в мире, в том числе и в науке. Это правда. Поэтому обращаются к журналам, которые издаются на английском языке» (из интервью порталу Gazeta.ru).

Часто, чтобы доказать неадекватность оценки ученого с помощью наукометрических показателей, таких как индекс цитирования (число ссылок на научные публикации), или индекс Хирша, или даже число работ в ведущих иностранных журналах, приводят пример Григория Перельмана, математика-затворника, решившего одну из крупнейших задач в математике.

Совершенно верно, Григорий Перельман не слишком активно публикуется, и его индексы вряд ли высоки. Но, во-первых, о его работе мир узнал из публикации на английском языке, пусть и не в рецензируемом журнале, но на доступном и известном всему миру архиве препринтов arxiv.org. Во-вторых, индекс цитирования это не вещь в себе, а показатель востребованности и известности результатов ученого. И если есть альтернативный показатель, то не вопрос – можно использовать и его. В случае с Перельманом это премия от Института Клэя в один миллион долларов. Попробуем найти еще людей, которые могут потягаться с ним по подобному показателю. Нет, пожалуй, добиться более-менее высокого индекса цитирования будет намного проще. При этом, конечно же, оценивать всех подряд – от филологов до космологов – по числу публикаций и ссылок неверно. Однако в целом ряде дисциплин такая оценка вполне возможна и информативна.

Мы воспользовались наиболее авторитетной библиометрической базой Web Of Science, чтобы определить число ссылок на научные публикации с 1989 года и индекс Хирша4 для кандидатов в членкоры и академики по двум отделениям РАН (Отделению биологических наук и Отделению химии и наук о материалах5) – в областях науки, где цитируемость успешных ученых обычно высока.

Справка STRF.ru:
WOS индексирует свыше 12 тысяч авторитетных научных журналов со всего мира и используется создателями большинства международных рейтингов университетов. В WOS включаются лишь самые известные из российских научных журналов, поэтому многие работы отечественных авторов в нем не учтены. Отсев российских журналов второго эшелона не критичен: работы членов РАН по определению должны публиковаться в лучших мировых изданиях (включая российские)

Оказалось, что среди кандидатов есть и мировые «публикационные лидеры», и явные «публикационные аутсайдеры». Однако трактовать эти данные стоит с осторожностью: например, у авторитетов физико-химической биологии во всем мире публикаций и цитирований больше, чем у светил общей экологии. Кроме того, в члены Академии часто выдвигаются ученые, работающие над закрытыми тематиками, и список их достижений вполне может быть секретным. То есть наукометрические критерии не применимы для оценки их работы.

Все цифры приведены лишь для ознакомления и не являются безусловным отражением научного уровня кандидатов. Достойных должно избрать Общее собрание, а не безликая публикационная база. Однако серьезное расхождение итогов голосования с данными Web of Science в неоспоримых случаях вряд ли может положительно характеризовать систему отбора новых членов Академии.

Справка STRF.ru:
Редакция не несет ответственности за абсолютную точность расчета индекса цитирования и индекса Хирша алгоритмом базы данных Web of Science. Приведенные цифры служат для сравнения кандидатов в действительные члены РАН или члены-корреспонденты РАН по тем или иным специальностям. Редакция не принимает претензии по несоответствию опубликованных индексов цитирования и индексов Хирша каким бы то ни было альтернативным расчетам этих индексов, включая рассчитанные по Web of Science. Не приведены данные для кандидатов по региональным отделениям РАН. Это не влияет на оценку, так как конкуренция между этими кандидатами происходит внутри их отделений

Отделение биологических наук (ОБН), кандидаты в действительные члены

По специальности физико-химическая биология наивысшие индекс цитирования (ИЦ) и индекс Хирша – у Сергея Лукьянова из Института биоорганической химии (ИБХ) РАН. и Сергея Недоспасова из Института молекулярной биологии (ИМБ) РАН. Достаточно высокие показатели (ИЦ больше 1000) у Сергей Разина из Института биологии гена РАН и Виктора Цетлина из ИБХ РАН.

Что касается специальности экология, то здесь всего три претендента на одну вакансию, и цитируются все они не очень высоко.

Справка STRF.ru:
Отбор новых членов Академии происходит по специальностям. Вакансии открываются именно в этих специальностях. Так, например, в Отделении биологических наук для действительных членов открыты 2 вакансии – одна по физико-химической биологии, другая – по экологии. Конкуренция между претендентами имеет место только внутри специальностей. Соответственно, сравнение наукометрических показателей мы проведем только внутри некоторых из специальностей. Место работы претендентов не указывается. Исключением являются случаи, когда претенденты упоминаются в основном тексте статьи

Отделение биологических наук, кандидаты в члены-корреспонденты

В этот раз по специальности физико-химическая биология всего одна вакансия, а нее претендуют целых 20 кандидатов. Причем у 12 из них индексы цитирования выше тысячи.. Это Сулейман Аллахвердиев из Института физиологии растений (ИФР) РАН, Елизавета Бонч-Осмоловская (Институт микробиологии РАН), Николай Гусев (МГУ), Роман Ефремов (ИБХ РАН), Вячеслав Климов (Институт фундаментальных проблем биологии РАН), Светлана Лимборская (Институт молекулярной генетики РАН), Георгий Невинский (Институт химической биологии и фундаментальной медицины СО РАН), Александр Савицкий (Институт биохимии РАН), Юрий Троценко (Институт биохимии и физиологии микроорганизмов РАН), Петр Чумаков (ИМБ РАН). Лидерами же в этой группе являются Евгений Рогаев из Научного центра психического здоровья РАМН и Юрий Книрель из Института органической химии (ИОХ) РАН. Здесь подобралась очень сильная группа кандидатов, и если победитель окажется среди вышеупомянутых 12 человек, то, пожалуй, ни у кого вопросов не возникнет.

На дополнительную вакансию по этой же специальности претендуют кандидаты моложе 51 года. Здесь из 11 кандидатов 5 имеют индекс цитирования выше 1000: Михаил Гельфанд (Институт проблем передачи информации РАН), Светлана Дедыш (Институт микробиологии РАН), Дмитрий Лось (ИФР РАН), Константин Лукьянов (ИБХ РАН) и абсолютный рекордсмен с индексом более 15000 – Владимир Уверский из Института биологического приборостроения с опытным производством РАН. Стоит, правда, отметить, что, судя по публикациям, последние 10 лет Уверский в основном работает в США, в настоящий момент – в Медицинском колледже Университета Южной Флориды.

По специальностям палеонтология, поведенческая экология и сохранение биоразнообразия, почвоведение, гидробиология у кандидатов достаточно ровный состав, если судить по индексам цитирования и индексам Хирша, и по этим критериям лидеров обозначить сложно. Списки кандидатов по этим специальностям мы опускаем.

Отделение химии и наук о материалах (ОХНМ), кандидаты в действительные члены

В ОХНМ в этом году гораздо больше вакансий, чем в ОБН. По специальности химия, три явных фаворита по цитированию: Михаил Антипин  из Института элементоорганических соединений (ИНЭОС) РАН, Вадим Кукушкин (СПбГУ), Азиз Музафаров (Институт синтетических полимерных материалов РАН). Можно также упомянуть и Сергея Варфоломеева из МГУ. Его ИЦ равен 1636, если в Web of Science произвести расчет по всем годам (а, не начиная с 1989, как это сделано для остальных кандидатов).

По специальностям высокомолекулярные соединения, конструкционные материалы, химия и технология неорганических материалов среди кандидатов в академики нет ученых с высокими индексами цитирования. Это как минимум должно быть информацией к размышлению.

Отделение химии и наук о материалах, кандидаты в члены-корреспонденты

Среди кандидатов в члены-корреспонденты наиболее интересная борьба развернется в специальности физическая химия, где на одну вакансию претендуют более 20 кандидатов. Наиболее «заслуженные» с точки зрения наукометрических показателей – это Евгений Антипов (МГУ имени М.В. Ломоносова), Виктор Баранов (Институт геохимии и аналитической химии), Леонид Кустов (ИОХ РАН), Аркадий Карякин (МГУ имени М.В. Ломоносова) и Елена Шубина, (ИНЭОС РАН). У всех у них индексы цитирования выше 1000, а индексы Хирша выше 20.

В органической химии наивысшие показатели у Александр Трифонова из Института металлоорганической химии (ИМХ) РАН, Валентина Ненайденко (МГУ) и Николая Нифантьева (ИОХ РАН).

По специальности химия и технология неорганических материалов бесспорный лидер – Руслан Валиев (Уфимский государственный авиационный технический университет), разработчик известных технологий наноструктурирования металлов при интенсивных пластических деформациях. Он – наиболее цитируемый среди всех ныне работающих в России ученых, обладатель многочисленных международных наград (например, в этом году ему была присуждена медаль Паскаля Европейской академии). Посмотрим, хватит ли этого для избрания член-корреспондентом РАН.

По специальности конструкционные материалы снова достаточно запутанная ситуация. Цитируемость большинства кандидатов здесь не очень велика. Соответствующий список мы не публикуем.

Любопытна ситуация с кандидатами до 51 года по специальности высокомолекулярные соединения. Там абсолютным лидером является Александр Кабанов. При этом он уже 20 лет работает за рубежом, в настоящий момент – в Университете штата Небраска, в США. Однако в 2010 он получил от Минобрнауки России мегагрант и в настоящее время активно включился в создание новой лаборатории в МГУ.

А вот Ольга Виноградова, у которой самый высокий индекс Хирша среди кандидатов до 51 года по физической химии, уже более пяти лет назад вернулась в Россию после нескольких лет профессуры в Германии и работает в Институте физической химии и электрохимии РАН. Ее соперники с высокими индексами цитирования (более 1000) – Константин Лысенко из ИНЭОС РАН и Игорь Федюшкин из ИМХ РАН.

Вот, пожалуй, и все с наиболее интересными на наш взгляд участками конкурентной борьбы в этом году по двум отделениям. Выборы в РАН состоятся перед Новым годом, и мы будем следить за развитием событий. После выборов в РАН мы подведем итоги и проанализируем, какое влияние оказали наукометрические показатели – индекс цитирования и индекс Хирша – на выбор, сделанный членами Академии.

Индексы цитирования и индексы Хирша кандидатов в члены Российской академии наук по ОБН и ОХНМ. По каждой из специальностей открыта 1 вакансия

Отделение биологических наук. Кандидаты в действительные члены

Индексы_цитирования_и_индексы_Хирша_кандидатов_в_члены_РАН

 

Индексы_цитирования_и_индексы_Хирша_кандидатов_в_члены_РАН

 

Отделение биологических наук. Кандидаты в члены-корреспонденты

Индексы_цитирования_и_индексы_Хирша_кандидатов_в_члены_РАН

 

Индексы_цитирования_и_индексы_Хирша_кандидатов_в_члены_РАН

 

Индексы_цитирования_и_индексы_Хирша_кандидатов_в_члены_РАН

 

Отделение химии и наук о материалах. Кандидаты в действительные члены

Индексы_цитирования_и_индексы_Хирша_кандидатов_в_члены_РАН

 

Индексы_цитирования_и_индексы_Хирша_кандидатов_в_члены_РАН

 

Индексы_цитирования_и_индексы_Хирша_кандидатов_в_члены_РАН

 

Индексы_цитирования_и_индексы_Хирша_кандидатов_в_члены_РАН

 

Индексы_цитирования_и_индексы_Хирша_кандидатов_в_члены_РАН

 

Отделение химии и наук о материалах. Кандидаты в члены корреспонденты

Индексы_цитирования_и_индексы_Хирша_кандидатов_в_члены_РАН

 

Индексы_цитирования_и_индексы_Хирша_кандидатов_в_члены_РАН

 

Индексы_цитирования_и_индексы_Хирша_кандидатов_в_члены_РАН

 

Индексы_цитирования_и_индексы_Хирша_кандидатов_в_члены_РАН

 

Индексы_цитирования_и_индексы_Хирша_кандидатов_в_члены_РАН

 

Индексы_цитирования_и_индексы_Хирша_кандидатов_в_члены_РАН

 

Индексы_цитирования_и_индексы_Хирша_кандидатов_в_члены_РАН

 

Индексы_цитирования_и_индексы_Хирша_кандидатов_в_члены_РАН

 

Статья опубликована в журнале New Scientist № 12, 2011 год.

 


Теги: Как измерить эффективность учёного?



РЕЙТИНГ

4.45
голосов: 22


ДРУГИЕ НОВОСТИ

Галереи
Общее собрание РАН Академики в буфете и во сне. 26 мая 2009 года 52 фото


Обсуждение [ 16 ] Металлоорганик
Глубокоуважаемый Александр Ататольевич! Вы неправильно ищите свои данные в Веб оф Сайенс. 1) Если вы задаёте только свою фамилию, то ваши ссылки будут перекрываться с другими Пасынскими, а такие есть. 2) Вам нужно в поиск вводить свою фамили с астериском Pasynsk* AA и добавлять инициалы. Получается, что у вас 1548 цитирований и Хирш = 21.
Иван Охапкин
Профессору Пасынскому! "Нет данных" мы писали, когда были не уверены в своем расчете. Это могло быть либо из-за неуверенности в правильности написания фамилии, либо в случае существования нескольких авторов с идентичными ФИО, которые мы так и не смогли точно дифференцировать. Так что "нет данных" это не нулевые показатели, это нежелание допустить грубую ошибку.
Костиков Р.Р.
Уважаемый Иван Охапкин. Это некорректно сопоставлять неполные индексы цитирования с полными. Очевидно, что число цитирований на вышедшую статью больше в первый момент, а потом начинает понижаться. Известность является величиной интегральной. Если Вы хотите отразить активность ученого в изготовлении цитируемых статей за определенный период времни (например за годы предшествующие настоящему - это называют индексом активности), то следует привести индекс цитирования за последние, например 7 лет (Russian citation index >100). Кстати моя фамилия там тоже имеется. Я полагаю, что это Вам хорошо известно и мое удивление приведенной выборки данных сохраняется. К сожалению эта необъективность может сказаться на оценки номинантов на выборах. С искренним уважением Р. Костиков
Химик
Автор, очевидно, взял глубину поиска до 1989, что означает, что в таблицах приведено лишь цитирование статей, опубликованных в 1989 и позже. Это абсолютно правильно, т.к. позволяет сравнить кандидатов разного возраста: кандидаты-"юниоры" начали публиковаться лишь в 90-е годы. Кроме того, такой анализ показывает, насколько активен учёный в последние 20 лет. Никакой необъективности в поиске с 1989 года углядеть нельзя. Скорее, наоборот. Однако, Вы напрасно думаете, что статья Ивана Охапкина может оказать какое-то влияние на выборы. Академиков никогда не волновали и не будут волновать научные достижения кандидатов. В своём комментарии от 13 декабря я оценил фактор "выдающейсти" m=h/n, где h - Хирш из таблиц Ивана Охапкина, а n~20 - число лет. В списках кандидатов ОХНМ я нашёл лишь пять фамилий с m~1.5 (h=30) и выше, что можно считать выдающимся результатом, особенно для России (это Валиев, Кукушкин, Карякин, Кабанов и Виноградова). Лишь один из них, Кукушкин, баллотируется в академики. Списки кандидатов в академики вообще позорно слабы, что говорит о том, что в членкоры в своё время избрали не самых лучших. Чтобы убедиться в том, что селекция в РАН отрицательна, я вчера проанализировал цитирование самих членов РАН. Взял с 1989, чтобы корректно сравнить с кандидатами. Оказалось, что m~2 только у академиков Хохлова (h=42) и Белецкой (h=37), а m~1.5 только у академика Казанского (h=32) и членкора Кукушкина (h=34). У остальных намного ниже. Посчитал и сам удивился. Не думал, что всё так плохо. Получается, что выбирают учёные, которые объективно слабее кандидатов (или учёные, у которых все выдающиеся достижения в прошлом). Так что, чем ниже Хирш, тем больше шансов попасть в РАН.
Химик
Уважаемый академик сейчас сказал, что бюро ОХНМ не рекомендовало к избранию членкорами кандидатов с h=30 и выше (даже Валиева!). Единственное исключение - Кабанов. Что и требовалось доказать!

Новости

Великая Отечественная война в судьбе моей семьи фестиваль науки 2014 Информационное партнерство Наножурнал


STRF.ru на Facebook
Последние события

Теги