Наука и технологии России

Вход Регистрация

Андрей Фурсенко пообещал не спешить с утверждением нового стандарта

Общественный совет при Министерстве образования и науки РФ высказал свои претензии к новому стандарту старшей школы. Глава ведомства их выслушал, дав слово, что не подпишет документ до тех пор, пока все спорные вопросы не удастся снять.

Волков
Сергей Волков: «В России уже восемь лет идёт эксперимент по профильной школе – в этой системе заняты около 40 процентов детей. Почему бы для начала не описать и не проанализировать накопленный опыт, а потом уже его распространять?»

Васильев
Виктор Васильев: «Главное, что пугает в этом документе, – его неконкретность и несодержательность: 70 страниц благих пожеланий, и ничего более»

Адамский
Александр Адамский: «Надо отказаться от разделения предметов на обязательные и необязательные. Во многом именно эта формулировка и вызвала в обществе столько шума и протестов»

«Прошёл месяц, как началась общественная дискуссия, – напомнил учитель московской школы № 57 Сергей Волков, который во многом её инициировал своим письмом к руководству страны. – Обсуждение оказалось полезным, позволило разобраться в нюансах документа, перейти от мелких вопросов (в частности, должна ли быть обязательной литература) к более общим. А именно: все дети нуждаются в профилизации или нет? В России уже восемь лет идёт эксперимент по профильной школе – в этой системе заняты около 40 процентов детей. Как увеличить их количество, готовы ли к этому все остальные учебные заведения, какие могут у них возникнуть сложности? Почему бы для начала не описать и не проанализировать накопленный в этой сфере опыт? А то складывается впечатление, что мы обнулили всю эту работу и начинаем сейчас заново».

Ещё один вопрос – введение новых предметов («Русская словесность», «Россия в мире» и другие). Для начала их было бы целесообразно апробировать в некоторых школах. «Причём на сайте Министерства образования и науки следует публиковать информацию о ходе этого эксперимента с указанием конкретных школ, где он проводится, с промежуточными и итоговыми  результатами, чтобы любой желающий мог с ними познакомиться, – предложил Сергей Волков. – И вообще, не надо торопиться с переводом экспериментов в штатный режим. Давайте сначала проанализируем их результаты».

Президент московского математического общества, академик РАН Виктор Васильев призвал не утверждать стандарт в нынешнем виде: «Главное, что пугает в этом документе, – его неконкретность и несодержательность: 70 страниц благих пожеланий, и ничего более». Чтобы стандарт был работающим, в документе надо чётко прописать, чему конкретно будут учить по каждому предмету, считает академик.

Идеологи нового стандарта любят повторять, что школа должна не наполнять детей знаниями, а научить их учиться. «Как же такое может быть? – удивляется Виктор Васильев. – Я могу сказать, к чему это приведёт на практике. За последние пять лет я проверил 150 школьных учебников по математике и нашёл в них восемь тысяч ошибок. Вот что значит нехватка знаний. И если мы будем брать за основу этот принцип, то ситуация с математической образованностью только ухудшится».

Мнение академика оспорил научный руководитель института проблем образовательной политики «Эврика» Александр Адамский: «Мы уже проходили путь, когда базис учебного плана был частью стандарта. Ни по одной дисциплине учёные не смогут между собой договориться. Если, например, собрать за одним столом несколько уважаемых математиков, то один будет отстаивать одно содержание предмета, другой – другое, третий – третье. Не надо возвращаться к этой практике».

В стандарте предлагается всем старшеклассникам изучать на общем для всех уровне три предмета: «Россию в мире», физкультуру и ОБЖ, а также выполнять индивидуальный проект.

Надо отказаться от разделения предметов на обязательные и необязательные. Во многом именно эта формулировка и вызвала в обществе столько шума и протестов.

«Один урок физкультуры в неделю никак не повлияет на здоровье учеников, – обосновал свою позицию Александр Адамский. – Изучение ОБЖ надо завершать в девятом классе. Индивидуальный проект не должен преподноситься как самостоятельный курс: этот вид деятельности необходимо применять ко всем предметам. Наконец, содержание спорного курса “Россия в мире” можно было бы безболезненно распределить по другим предметным зонам».

Чубарьян
Александр Чубарьян: «В целом мне импонирует идея курса “Россия в мире”, но я бы добавил к его названию только одно слово: “История: Россия в мире”, тогда всё бы встало на свои места»

На судьбе нового исторического курса подробно остановился академик Александр Чубарьян, директор Института всеобщей истории РАН. По его словам, во многих странах обсуждают проблему изучения в школах истории. Один подход – изучать только основные факты и события,  другой – учить детей сопоставлять процессы, анализировать и т. д. «Я думаю, оба этих подхода можно было бы использовать: до 9 класса – первый, а в 10–11-ом – второй, – предложил Александр Чубарьян. – В целом мне импонирует идея курса “Россия в мире”, но я бы добавил к его названию только одно слово: “История: Россия в мире”, тогда всё бы встало на свои места. Этот предмет учил бы старшеклассников сопоставлять события и анализировать развитие страны в мировом контексте. На мой взгляд, такой курс был бы полезен обществу, и он должен быть обязательным для всех».

Академик Чубарьян также высказался за необходимость модификации курса по обществознанию, который преподаётся в школах с шестого класса. Его содержание следовало бы ограничить несколькими основными вопросами, в частности изучать, что собой представляет политическая система, гражданское общество, Конституция.

«Перечень предметов и их содержательное объяснение изложено в стандарте из рук вон плохо, – считает Чубарьян. – Я не знаю, кто готовил текст, но, по-моему, этот блок следовало бы переписать. Та общественная дискуссия, которая разгорелась вокруг стандарта, во многом объясняется неряшливостью в подготовке документа».

Алексей Венедиктов, главный редактор радиостанции «Эхо Москвы», согласился с академиком и для иллюстрации высказанной мысли процитировал

весьма показательный отрывок из текста стандарта: «… учреждение должно иметь интерактивный электронный контент по всем учебным предметам, в том числе содержание предметных областей, представленных учебными объектами, которыми можно манипулировать, и процессами, в которые можно вмешиваться…».

В нынешнем виде стандарт нуждается в значительной переработке, уверен Венедиктов. Кроме того, он считает обязательным прописать сохранение гарантий бесплатного обучения в старшей школе в объёме строго определённого количества часов. Этот вопрос очень беспокоит родителей, и его нельзя упускать из виду.

Школа должна быть профильной, сошлись во мнении практически все члены Общественного совета. Что касается многочисленных опасений, связанных с невозможностью реализовать стандарт в сельских и малокомплектных школах, то они во многом преувеличены, уверены сторонники нового стандарта. В школы на селе государство уже вложило большие средства. В перспективе в каждом районе, крупном населённом пункте страны должна появиться базовая старшая школа, где будут собраны все 10–11-классники.

Что касается неготовности 15-летних подростков определиться с выбором предметов, то не стоит драматизировать ситуацию. Как показывают различные социологические исследования, многие из них к концу девятого класса уже определяются со своей будущей профессиональной деятельностью. Это активное поколение, которое знает, чего хочет. К тому же стандарт предоставляет ученикам право поменять профиль в 10 классе, если кто-то из них поймёт, что ошибся. А в целом школьников нужно готовить к выбору, чтобы они ответственно к этому подходили.

Кузьминов
Ярослав Кузьминов: «На сегодняшний день уже утверждены стандарты начальной и основной школы, где даётся базовое образование. Хотя профессионалы кричали о том, что они нуждаются в доработке, общественность не подхватила эту тему»

Фурсенко
Андрей Фурсенко: «По сравнению с материально-техническим оснащением школ хуже обстоит дело с педагогами. К введению нового стандарта готовы 25–30 процентов учителей»

В разумности дискуссии, разгоревшейся вокруг стандарта старшей школы, усомнился ректор НИУ ВШЭ Ярослав Кузьминов. На сегодняшний день уже утверждены стандарты начальной и основной школы, где даётся базовое образование. Хотя профессионалы кричали о том, что они нуждаются в доработке, общественность не подхватила эту тему. В результате были приняты стандарты основной школы, которые хуже, чем для старшей, считает Кузьминов.

«Треть, а может, и половина детей городских семей заканчивают старшую школу экстерном, а основное время тратят на занятия у репетиторов, – говорит Ярослав Кузьминов. – Да, на селе другая ситуация – там меньше источников альтернативных знаний. Поэтому ломать копья по поводу того, какой должна быть универсальная часть в стандарте, бессмысленно. Задача – сделать школу конкурентоспособной для тех, кто её не посещает. Репетитором нельзя заменить школу, ученик должен развиваться в коллективе, иначе он не сможет потом учиться в вузе. Это болезнь детей богатых родителей: они могут усвоить программу, если с ними занимаются индивидуально».

Министр образования и науки РФ Андрей Фурсенко не стал высказываться ни за ни против содержания стандарта. По его словам, все претензии следовало бы обсудить с разработчиками, их было много – около 400 человек. Но всё-таки ответил на некоторые прозвучавшие вопросы. В современных стандартах не может быть задач, теорем и т.д. Это требования к образовательным программам. Надо прочесть закон о стандарте и чётко понять, что там может быть, а что – нет. Стандарт – это некая рамка, в которую должна вписываться образовательная программа.

«Я согласен, что стандарт старшей школы нельзя воспринимать в отрыве от остальной школы, – сказал Андрей Фурсенко. – Человек уже должен быть сформирован к старшей школе и должен получить базовые знания. Если мы не решим, чему и как учить в средней школе, то о старшей можно не говорить».

Стандарт будет вводиться поэтапно. Для этого нужны не только новые учебники, но и новые учителя. В законе о стандарте впервые появилось требование к условиям обучения. По оценкам министра, на «сегодняшний день половина школьников учатся в нормальных условиях – с хорошими спортзалами, оборудованными лабораториями по физике, химии и т.д.». Пять лет назад таких учеников было 15 процентов.

По сравнению с материально-техническим оснащением хуже обстоит дело с педагогами. К введению нового стандарта готовы 25–30 процентов учителей, считает Андрей Фурсенко. Этой проблеме надо уделить серьёзное внимание.

При этом министр подчеркнул, что в сфере образования никогда не будет документа, с которым согласятся все. Но консенсус нужно искать, и время для этого есть. Если обсуждение стандарта затянется, то в пилотном режиме его начнут вводить не с 2013-го, как предполагалось раньше, а с 2014 года.

«Мы должны принять общепризнанный документ, – подчеркнул Андрей Фурсенко. – Пока не пройдёт весь цикл обсуждений стандарта и не будут согласованы основные позиции, я не подпишу текст».

РЕЙТИНГ

0
голосов: 0

Галереи

Министр образования и науки РФ Андрей Фурсенко

17 июля 2009 года министру образования и науки РФ Андрею Александровичу Фурсенко исполнилось 60 лет

5 фото

Итоговая коллегия МОН

за 2009 год. 19 марта 2010 года

19 фото

Обсуждение