Наука и технологии России

Вход Регистрация

Выражайтесь яснее

Стандарт старшей школы написан отвратительным бюрократическим языком, что не позволяет разобраться в сути документа, говорят учителя, выступающие против предложенных нововведений. Разработчики в оправдание утверждают, что люди разучились читать текст и понимать его содержание. Очередную попытку наладить диалог между сторонниками и противниками нового стандарта предприняли на круглом столе в РИА «Новости» (видео).

Во вторник, 15 февраля, на сайте Министерства образования и науки РФ разместят доработанный с учётом экспертных замечаний проект стандарта для общественного обсуждения, сообщил замминистра образования и науки РФ Максим Дулинов. При этом он подчеркнул, что в данный момент обсуждается проект стандарта – документ ещё не утверждён.

«Мы благодарны Сергею Владимировичу (ВолковуSTRF.ru) за то, что он в какой-то степени спровоцировал общественный интерес к этой теме, – сказал замминистра. –

Проект стандарта был вывешен на нашем сайте с 16 ноября прошлого года, но по большому счёту им никто не интересовался, кроме узкого круга специалистов.

То, что сейчас к этой теме привлечено такое пристальное внимание, должно помочь разработчикам подготовить такой стандарт, который будет признан обществом. И мы рассчитываем, что его экспериментальное введение начнётся с 1 сентября 2013 года».

Новый стандарт не мог не вызвать бурной реакции общественности, так как он сильно отличается от действующего, принятого в 2004 году, отметила директор Департамента общего образования профильного министерства Елена Низиенко: «Как правило, к 10 классу ученики определяются со своим дальнейшим профессиональным путём, – считает Низиенко. – Они знают, какие экзамены будут сдавать, и, чтобы лучше к ним подготовиться, либо пользуются услугами репетиторов, либо поступают в специализированные школы. Разработчики стандарта попытались решить эту проблему для учеников, предоставив им возможность выбора уровня изучения предметов. Именно вокруг этой возможности сегодня главным образом и разворачивается дискуссия. И важно её правильно организовать, чтобы получить конструктивные итоги обсуждения».

Один из разработчиков стандарта, главный редактор издательства «Просвещение», член-корреспондент Российской академии образования Виктор Дронов, признался, что внимательно следит за развернувшейся дискуссией. С одной стороны, она его радует – впервые так активно обсуждаются проблемы образования. А с другой – настораживает. По его мнению, налицо лоббирование своих интересов учителями-предметниками: «Когда говорят о безграмотном поколении и о том, что в 10 классе нельзя отменять русский язык, у меня возникает резонный вопрос: если ученик не научился грамотно писать в средней школе, то почему кто-то думает, что, накинув дополнительные часы в старшей, он наверстает эти пробелы? Иллюзия, не более того».

Вместе с тем он поспешил всех успокоить: обязательных будет не 4, а 9–10 предметов. «Я согласен, что, возможно, мы употребили неверную формулировку, – признал Виктор Дронов. – Те четыре предмета, вокруг которых разгорелась дискуссия, – “Россия в мире”, физкультура, ОБЖ и индивидуальный проект, следовало бы назвать общими для всех, то есть теми курсами, которые будут изучаться на одном уровне. Тогда как по остальным дисциплинам ученики будут выбирать уровень: базовый, углублённый или интегрированный. Это главная новация стандарта».

Возможно, всех этих разъяснений и уточнений не последовало, если бы учитель русского языка и литературы 57-й московской школы Сергей Волков не написал письмо руководителям страны. На днях, кстати, его отправили адресатам. Но ещё до этого свою реакцию на послание высказали многие видные деятели и политики. Например, Владимир Путин призвал не спешить с утверждением непопулярных у педагогического сообщества стандартов.

«За 10 дней письмо, размещённое в Живом Журнале, собрало 23 тысячи подписей, из них 600 – докторов наук, 20 – академиков РАН и РАО, – сообщил Сергей Волков. – Я не согласен, что среди подписавшихся только предметные лоббисты. Это люди, которые обеспокоены уровнем образования подрастающего поколения и которые выступают против сужения образовательного поля у старшеклассников».

Почему разработчики такого важного государственного документа пренебрегают нормами родного языка, удивляется Волков. Когда человек видит фразу «Стандарт подразумевает изучение четырёх обязательных предметов и…», значит, он делает вывод, что все остальные дисциплины попадают в разряд не очень обязательных. Разработчики же объясняют, что их неправильно поняли. Почему в таком случае не написать – «10 обязательных предметов»? Зачем пользоваться конструкциями известного гоголевского героя Ноздрёва: «До горизонта вся земля моя и после горизонта тоже моя».

Проект стандарта написан чиновничьим, канцелярским и непонятным большинству людей языком, утверждает учитель русского языка и литературы. Более того, когда с разработчиками стали обсуждать содержание стандарта, выяснилось много нового и неожиданного, отметил Сергей Волков. Например, что в старшей школе будет изучаться не «Русский язык» и «Литература» как отдельные предметы, а общий курс «Русская словесность». «Я не слышал, чтобы перед профессиональным сообществом ставили вопрос об объединении этих предметов, – сказал Волков. – Оказывается, разработчики стандартов много чего предполагают, но попросту забыли внести это в документ. Допустим, если вдруг десятиклассник поймёт, что сделал неправильный выбор, ему предоставят возможность сменить профиль. Так утверждают авторы стандарта, но в самом документе об этом ничего не сказано».

Выступление Волкова, несмотря на его эмоциональность и, казалось бы, неоспоримые доводы, не нашло поддержки у собравшихся за круглым столом экспертов. «Любая новая система воспринимается на первых порах как ересь, – заявил директор Федерального института развития образования Александр Асмолов. – Мы имеем дело с революцией: школьно-урочная система начинает меняться. Предлагается стандарт, главная цель которого – научить учиться. На место школы знаний, умений и навыков (ЗУН) приходит школа мышления, школа выбора, вариативности. Здесь очень много вопросов, которые нужно обсуждать. Но без перехода к такой школе Россия проиграет».

Ректор Института проблем образовательной политики «Эврика» Александр Адамский считает, что дискуссия, которая развернулась вокруг новых стандартов, посвящена далеко не самым важным вопросам. «Я не разделяю пафос Сергея Владимировича, – признался Адамский. – Мне эта история напоминает сказку “Волки, волки!”.

Стандарт можно воспринимать как тест на умение читать и понимать текст.

Он чрезвычайно тяжёлый. И те заблуждения, которые возникли при его трактовке, можно объяснить сложностью текста. Я считаю, что министерство должно подготовить чёткий, внятный документ, разъясняющий суть стандарта и ожидаемые эффекты от его введения. А то, что обсуждение началось, пусть и с боковых вопросов, очень важно. Пусть оно пройдёт весь цикл и закончится к осени 2012 года утверждением окончательного варианта стандарта. Почему именно 2012 год? Это связано в том числе и с выборами. Дискуссии, которые начинаются с искренних учительских намерений изменить ситуацию в школе к лучшему, превращаются в политиканские дебаты».

Экспертные претензии Адамского, то есть те самые важные вопросы, которые следовало бы обсуждать, лежат в организационно-финансовой области. По мнению ректора «Эврики», финансовые обязательства государства перед участниками образовательного процесса должны быть более чётко прописаны в стандарте, и даже, возможно, в абсолютных цифрах. Но проблема в том, что Минфин категорически отказывается это зафиксировать в стандарте.

Научный руководитель Института развития образования НИУ-ВШЭ Исак Фрумин согласился, что стандарт написан плохо. Но вместе с тем он поддержал Адамского и сделал вывод, что «дискуссия демонстрирует крушение той модели образования, которая у нас была и которая учила людей читать и понимать смысл текстов». «Мне легче объяснить эту ситуацию именно так, а не лоббированием учителями русского языка и литературы своих интересов, которые испугались потерять в школе часы», – сказал Фрумин. Кроме того, он предложил отказаться от сложившейся в России системы смены стандартов, которая происходит раз в 5–7 лет. Гораздо эффективнее была бы схема изменения содержания образования в непрерывном режиме – чтобы учителя, учёные, родители по мере необходимости собирались и обсуждали актуальные проблемы, после чего в программу вносились бы изменения.

Предложение более чем здравое, но вряд ли в ближайшей перспективе осуществимое на практике. Так что будем действовать по сложившейся схеме: ждать общественного обсуждения и высказывать свои замечания и предложения. Возможно, какие-то из них будут учтены. По крайней мере разработчики стандарта обещают прислушаться.

РЕЙТИНГ

4.00
голосов: 4

Галереи

Московский физико-технический институт сегодня

МФТИ создан в 1951 году. Его основателями и сотрудниками были П. Л. Капица, Н. Н. Семёнов, Л. Д. Ландау, получившие Нобелевские премии за выдающиеся достижения в физике. Здесь учились нобелевские лауреаты по физике 2010 года Андрей Гейм и Константин Новоселов. Институт готовит специалистов высшей квалификации в различных областях современной науки и техники. В институте преподают студентам более 80 академиков и членов-корреспондентов Российской академии наук. С самого основания в Московском физико-техническом институте используется оригинальная система подготовки специалистов, получившая широкую известность как «система Физтеха», когда практическая работа в научном вузе начинается на третьем курсе.

35 фото

Обсуждение