Наука и технологии России

Вход Регистрация

Мегагранты: как выбирали 40 победителей

На брифинге в Минобрнауки Андрей Фурсенко объявил вместо 80 всего 40 победителей беспрецедентного по объёмам финансирования конкурса: российские вузы получат по 150 миллионов рублей на привлечение ведущих учёных. Ещё 40 проектов отберут в ходе второй волны следующей весной – такое неожиданное решение принял сегодня совет по грантам.

Конкурс мегагрантов уникальный для российской науки. Впервые на кону стоят суммы, привлекательные не только для отечественных исследователей, но и для лучших учёных мира, причём распределяются они с участием иностранных экспертов. Победившие проекты получат до 150 миллионов рублей на три года. За эти деньги приглашённый учёный должен создать в выбранном вузе жизнеспособную лабораторию высшего уровня и проводить в ней не менее 4 месяцев в году.

Конкурс, детали которого описаны на сайте Минобрнауки, вызвал огромный интерес вузов, ими в партнёрстве с ведущими учёными было подано 507 заявок. Изначально планировалось, что 80 победителей будут отобраны в ходе одного конкурса, итоги которого и должны были подвести сегодня в министерстве члены специально созданного совета по грантам при правительстве РФ.

Сразу после окончания заседания совета его председатель Андрей Фурсенко, а также члены совета - академики Андрей Адрианов, Александр Литвак и Лев Зелёный - доложили об итогах журналистам.

Первой и главной новостью стало решение совета не определять сразу 80 победителей, а отобрать из поступивших заявок лишь 40. По словам министра, конкурс на оставшиеся 40 мегагрантов будет объявлен в конце года, а итоги второй волны подведут весной 2011-го. Такое решение совет принял сообща, стремясь повысить эффективность отбора. По логике членов совета, после удачного завершения первой волны отбора к мегагрантам вырастет доверие со стороны сильных учёных. Кроме того, будут участвовать те, кто не успел подать заявку этим летом. Вдобавок все проигравшие участники первой волны конкурса смогут попробовать силы во второй раз.

Неожиданное решение о проведении двух волн конкурса было принято уже после окончания предварительной экспертизы заявок (о её особенностях в интервью STRF.ru ранее рассказывал организатор процесса оценки Сергей Иванец). Андрей Фурсенко напомнил детали: каждую заявку оценивали два отечественных и два иностранных анонимных эксперта, которые выставляли баллы по трём направлениям: качество проекта, уровень вуза, квалификация приглашаемого учёного.

В итоге по результатам экспертизы совету было представлено 114 проектов-финалистов. Дальше началось самое сложное: необходимо было не просто отобрать лучших из лучших, но и добиться относительно полного охвата разных дисциплин, отправить победителей не только в признанные ведущие вузы, но и в «динамично развивающиеся университеты с не столь давней историей», как пояснил Андрей Адрианов.

Александр Литвак добавил, что предпочтение отдавалось проектам, научные результаты которых, пусть в среднесрочной перспективе, но могут иметь выход на практику. Однако, как поспешил пояснить Лев Зелёный, это

не значит, что отбирались сугубо прикладные инновационные проекты – в каждой победившей заявке очень сильна фундаментальная компонента, а некоторые вовсе не имеют пока очевидного потенциала коммерциализации.

Всё вышесказанное означает, что роль совета в отборе проектов оказалась очень высока. Так, Андрей Фурсенко признал, что не все заявки, получившие самые высокие баллы у экспертов, были поддержаны советом. Части из них предпочли заявки, более способствующие региональному развитию или заполняющие важные тематические лакуны.

Возможно, поэтому результаты отбора 40 лучших могут вызвать некоторое удивление.

С одной стороны, большинство победителей – учёные хорошего мирового уровня. Как и предполагалось, выиграли и нобелевский лауреат, биомедик Ферид Мурад (Университет Техаса, приезжает в Московский медико-стоматологический университет) и обладатель медали Филдса, математик Станислав Смирнов (Женевский университет, приезжает в СПбГУ). Среди победителей: легендарный физик-либерал Владимир Захаров, гуру биоинформатики Павел Певзнер, сильнейшие отечественные биологи средних лет - Сергей Лукьянов и Пётр Чумаков, обладатели сверхвысоких индексов цитирования - физик Юрий Кившар из Австралии и биомедик Борис Животовский из Швеции, крупный исследователь Арктики Йорн Тиде и другие.

С другой стороны, значительное количество не менее известных и цитируемых учёных, особенно «настоящих» иностранцев, в число победителей не вошли. В основном они уступили не столь успешным по наукометрическим критериям коллегам из России и русскоязычным соотечественникам. Причём такой перекос совпал с дисбалансом по научным дисциплинам. Так, проиграл один из сильнейших современных химиков Алекс Белл с индексом Хирша 77 (индексы Хирша в статье приведены для ознакомления, точные значения проверяйте по соответствующим наукометрическим базам - STRF.ru), которого ждали в НГУ, а также несколько именитых химиков рангом пониже. На всю химию пришёлся только один победитель, несомненно, достойный – Александр Кабанов.

Ещё большим сюрпризом стало полное отсутствие победителей по нанотехнологиям. Проиграли и Джеймс Тур (Хирш 68, в расцвете лет), и Николай Леденцов (ученик Алфёрова, Хирш равен 54). Глебу Сухорукову из Лондона (Хирш 57) не помогло даже то, что он подавался в региональный Саратовский университет. Всего по нанотехнологиям было подано 34 заявки, а, скажем, по машиноведению – 4, но победитель-машиновед есть.

С Беллом, Туром, Леденцовым или самым цитируемым российским участником конкурса Русланом Валиевым (Хирш 59-60) можно на равных поставить лишь часть из победителей. Попробуем предложить несколько объяснений таким диспропорциям.

Во-первых, сильнейшие учёные, за исключением Сухорукова, подавались в сильнейшие вузы, по которым число победителей было заведомо меньше числа поданных заявок. Так, МГУ подал 30 заявок, а выиграл 6. НГУ выиграл 3 мегагранта, по 2 получили ГУ-ВШЭ, МФТИ, ТПУ, ННГУ, ЛИТМО, СПбГУ, СФУ. Кстати, за бортом остались оба пилотных национальных исследовательских университета – МИСиС и МИФИ.

Во-вторых, проекты по привлечению высокоцитируемых «настоящих» иностранцев могли уступать по проработанности проектам с участием российских соотечественников, которые в итоге и составили большинство победителей (15 человек живут вне РФ с российским гражданством, ещё несколько говорят по-русски, но гражданство утратили).

В-третьих, победителей в целом мало, конкурс получился выше 12 заявок на мегагрант.

Наконец, нельзя исключить фактор активного лоббирования нужных заявок членами совета. Приложил ли президент РХТУ Павел Саркисов руку к победе заявки своего вуза? «Виновен» ли нижегородец Александр Литвак в победе сразу четырёх проектов вузов Нижнего Новгорода? Остаётся надеяться, что это только домыслы.

Проблематичен и сам способ определения победителей:

каждый член совета тайно распределял 40 голосов по выбранным кандидатам. Возможно, стоило применить европейскую практику открытого обсуждения каждой заявки и коллективного принятия решения.

Не добавляет оптимизма и решение членов совета отказаться от рассылки рецензий экспертов проигравшим заявителям. Правда, в конце встречи Андрей Фурсенко сообщил, что, возможно, желающим повторно принять участие будут направляться некие указания по совершенствованию заявки - видимо, формального свойства.

Как бы то ни было, конкурс завершён, и уже ясно, что деньги в основном достанутся сильным учёным. Поздравляем их, а также принимающие вузы. У них впервые есть шанс сконцентрироваться на строительстве действительно передовых лабораторий. Минобрнауки устами Андрея Фурсенко пообещало жёстко контролировать этот процесс с помощью отчётности. Остальным стоит готовиться ко второй волне отбора.

Аудиозапись брифинга - послушать.

Обсуждение

Новости

Российские фармацевты повысили эффективность антибиотиков

Медики: даже один бокал вина может стать фатальным для сердца

К середине столетия популяция белых медведей сократится на треть

Сгоревший над Хакасией метеорит был неопасен

В Китае найден императорский жертвенный алтарь

TGO сделал первые снимки Фобоса

Кстати,
на
52%
сократились...