Наука и технологии России

Вход Регистрация

Nature: О супергрантах министра Фурсенко

За попытками реформирования российской науки внимательно наблюдают из-за рубежа, ожидая, очевидно, глобального эффекта. А вдруг огромный медведь, спящий уже второй десяток лет, проснётся и всех вокруг раскидает? Такой сценарий не кажется совсем уж невероятным. На фоне полного бездействия и изоляционистской политики РАН реформы, проводимые Кремлём руками министра Андрея Фурсенко, представляются там почти революционными. Кому же достанутся миллионы супергрантов, выделенные вузам по конкурсу на поддержку ведущих учёных? Этот вопрос беспокоит авторов редакционной статьи свежего выпуска Nature (Volume: 467, Page: 251 DOI: doi:10.1038/467251a).

Они обращают внимание на то, что конкурс, объявленный в июле 2010 года, – уникальная возможность для России вернуться в мировую науку, но в то же время он привлекает и людей, охочих до бюджетных денег.

Гранты будет распределять Совет под руководством главы Минобрнауки Андрея Фурсенко. В отличие от своих предшественников, подчёркивает Nature, Фурсенко более разумно распоряжается бюджетом. Помимо денег, однако, нужно что-то ещё, чтобы «перезапустить» российскую науку и заставить её оценить такие качества, как профессионализм, конкуренцию, мобильность. Чтобы принять нормы современной науки, нужно преодолеть инертность академической власти, поддерживаемую влиятельнейшей научной организацией страны – РАН.

Всего на конкурс по постановлению № 220 пришло 507 заявок от 179 вузов. В каждой заявке представлен проект создания лаборатории мирового уровня во главе с ведущим учёным, который обязуется проводить в этом вузе четыре месяца в году. В ноябре будут объявлены 80 проектов, победивших в конкурсе. Каждый из них получит по 150 миллионов рублей на три года.

конкурс по постановлению 220
Принципиально важно, что половину экспертизы будут проводить англоязычные специалисты на базе научных фондов США и Европы, а половину – российские эксперты РФФИ. Один из семинаров в МОН по подготовке заявок на конкурс, июль 2010 года

Nature перечисляет известные проблемы организационного характера, связанные с конкурсами Минобрнауки: плохое оповещение целевой аудитории и ограниченное время для подготовки заявок. Это привело к тому, сетуют авторы статьи, что на конкурс «заявились» только те зарубежные учёные, у которых налажены хорошие связи с российскими лабораториями. Изданию не совсем ясна и роль зарубежных экспертов, оценивающих конкурсные заявки. Nature ссылается на круглый стол, прошедший в Москве на прошлой неделе, на котором министр не смог огласить список европейских и американских исследовательских организаций, которые участвуют в рецензировании. Но уже одно то, что международное участие в оценочном процессе предусмотрено и заявки должны были подаваться на английском языке, авторы рассматривают как революцию для нашей замкнутой академической среды. «Западные учёные и исследовательские организации должны приветствовать эту новаторскую тенденцию и участвовать в рецензировании, если их попросят», – призывают авторы статьи в Nature. По их сведениям, от 50 до 100 грантов получат сильные исследователи мирового уровня. Остальное может уйти учёным, репутация которых стоит больше, чем их научные достижения. Есть опасения, беспокоятся авторы материала, что члены РАН в отборочной комиссии могут поддержать второстепенные проекты, заявленные их коллегами, «заинтересованными больше в увеличении своих зарплат, нежели в создании высококлассных лабораторий».

Опасаясь такого развития событий, Nature призывает министра твёрдо пресечь любые попытки негативного влияния на отборочный процесс и гарантировать, что все заявители получат копии рецензий, которые были отправлены экспертами в конкурсную комиссию. Потому что, подчёркивает Nature, «гранты Фурсенко могут иметь эффект далеко за пределами России».

РЕЙТИНГ

2.22
голосов: 9

Обсуждение