Наука и технологии России

Вход Регистрация

Школьники рассказали о плюсах ЕГЭ

Бесчисленные скандалы, нагнетание обстановки, чуть ли не массовая истерия – всё это сопровождает сдачу единого госэкзамена. Учителя, родители, общественники не устают убеждать друг друга в том, насколько плох ЕГЭ, как сильно он измучил детей. А что думают сами школьники, невольно оказавшиеся в эпицентре наиболее спорной и критикуемой реформы российского образования? Корреспонденты STRF.ru поинтересовались их мнением и выяснили, что для многих выпускников госэкзамен не так уж и страшен. Справка STRF.ru:
В 2010 году ЕГЭ сдавали 970 тысяч человек (в 2009-м — 995 тысяч), из них выпускников 11-х классов этого года — 840 тысяч (в 2009 — 930 тысяч), а выпускников прошлых лет — 130 тысяч (в 2009 - 65).

Рамиль Нергазов, школа № 57: «В принципе в ЕГЭ нет ничего плохого. Задания не очень сложные»


Филипп Ивлев, школа № 57: «ЕГЭ не так уж и плох, он намного объективнее и честнее обычных экзаменов»


Алиса Липовецкая, школа № 1249: «Сейчас к учителям больше требований предъявляется. Может быть, поэтому они и настраивают всех против госэкзамена, и нередко нагнетают обстановку»


Евгения Воронцова (мама): «В целом – ЕГЭ даёт объективный срез знаний. И для учеников это проще – сдать один тур экзаменов и с этими результатами поступить в вуз»


Александра Кошеленко, школа № 1249: «ЕГЭ облегчил нам жизнь. Сдавать традиционные экзамены гораздо труднее»


Глеб Ногик, школа № 2020: «Натаскать к ЕГЭ, как пытаются сделать в школе, невозможно»


Иван Воронцов, школа № 1441: «Я пока не решил для себя, поддерживаю я ЕГЭ или нет»

К одной из московских школ – пункту сдачи ЕГЭ – мы прибыли с фотографом задолго до окончания экзамена. В этот день ученики сдавали математику. Первые отстрелявшиеся стали выходить часа через два, вместо положенных четырёх. Слегка уставшие, но в целом довольные и жизнерадостные, они эмоционально обсуждали пройденное испытание.

«Задания оказались несложные, к тому же была реальная возможность списать, – признался один из учеников. – Первый час я пытался сам что-то решать, а потом списывал ответы, которые получал от знакомых эсэмэсками».

Тот факт, что строгие правила сдачи ЕГЭ нарушались, подтвердили многие выпускники. Видимо, это было одно из ярких впечатлений после экзамена. Самые находчивые смогли обойти все запреты: общались во время тестирования, покидали своё место, пользовались мобильными и другими техническими средствами. «Моя одноклассница пронесла в класс калькулятор, – сообщил мне другой выпускник (по понятным причинам имена не называю – прим. авт.). – У неё были ажурные чулки вроде тех, которые носят жрицы любви; она засунула туда калькулятор, как пистолет, и в нужные моменты задирала юбку и считала на нём. А в целом мы могли свободно общаться, никто даже замечания не делал. Если в Москве был такой бардак, я даже не хочу думать, что творилось в регионах».

Хотя ЕГЭ уже второй год сдаётся в штатном режиме и почти десять лет – в экспериментальном, страсти вокруг госэкзамена не утихают.

Особо ярые противники тестирования не оставляют надежды добиться отмены ЕГЭ. Среди школьников революционеров мы не встретили. Ребята гораздо спокойнее относятся к реформе, чем взрослые.

«Что бы мы ни думали о ЕГЭ – нравится он нам или нет, – экзамен всё равно придётся сдавать, – рассуждает Рамиль Нергазов, выпускник 57-й школы. – Поддерживаешь или нет – государство не волнует. Принят закон, его надо исполнять. Бастовать бессмысленно. Это реальность, от которой никуда не деться. В принципе в ЕГЭ нет ничего плохого. Задания не очень сложные. Если ты готовился, имеешь хотя бы примерное представление о предмете, определённый запас знаний, то справишься. По большому счёту это даже легче, чем сдавать обычный экзамен. Просто выбираешь ответы из предложенных вариантов. Хотя по устным предметам, например, по истории бывают очень противоречивые вопросы, на которые подходят два ответа, а по определению должен быть один. И тогда приходится “левой пяткой выбирать”. Но думаю, со временем эту проблему решат. Я слышал, что каждый год вопросники дорабатываются».

Одноклассник Рамиля Филипп Ивлев также не видит ничего страшного в ЕГЭ. А в том, что его ввели, считает виноватыми самих школьников: «Мы плохо учились, списывали друг у друга, платили за поступление в вузы. Вот государство и решило нас за это наказать. И всё-таки ЕГЭ не так уж и плох, он намного объективнее и честнее обычных экзаменов. В течение года мы готовились к экзаменам, сдавали пробные тесты.

Если в ЕГЭшную ментальность вникнешь, то воспринимаешь задания как вполне адекватные».

Единственное, что огорчило Филиппа, это ЕГЭ по английскому. Все задания были письменные, а его конёк – устный. Если бы он мог усовершенствовать процедуру сдачи экзамена, то обязательно включил бы задания по разговорной речи. Ведь умение общаться на иностранном языке не менее важно, чем знать грамматику. Кстати, Филипп – победитель Всероссийской олимпиады по английскому, дальнейшее образование он собирается продолжить в Лондоне.

Другие ученики, с которыми нам удалось пообщаться, намерены штурмовать ведущие вузы Москвы – МГУ, АНХ, ГУ-ВШЭ и другие. И главное преимущество от введения ЕГЭ выпускники видят в том, что теперь не надо сдавать вступительные экзамены в университеты.

«ЕГЭ облегчил нам жизнь, – считает выпускница школы № 1249 Александра Кошеленко. – Сдавать традиционные экзамены гораздо труднее. В каждом вузе они специфические, каждый требует что-то своё. А так – сдаёшь ЕГЭ и отправляешь результаты в несколько вузов. Университеты выбирают, исходя из их репутации. Нацеливаюсь в первую очередь на МГУ, экономический факультет. А в качестве подстраховки отправлю документы в МГИМО, Финансовую академию, Высшую школу экономики и АНХ».

Александра переживает, что стало сложнее поступить на бюджет из-за обострившейся конкуренции. Учёба в столичных вузах теперь доступнее для выпускников из регионов. Вот только москвичей удивляют их высокие результаты по ЕГЭ (STRF.ru рассказывал об этом в статье «О джигитах-стобалльниках и прочих мифах ЕГЭ»). «Когда с Кавказа приезжают ребята со стобалльными результатами, а в центре Москвы ученики не могут набрать выше 70-ти, это наводит на размышления, – говорит она. – Многие из таких “отличников” уже после первой сессии оказываются за бортом: их отчисляют из-за плохой успеваемости. Вряд ли ЕГЭ помог в борьбе с коррупцией. По-моему, ситуация только ухудшилась».

Глеба Ногика из школы № 2020 конкуренция не пугает. Как призёр олимпиад по математике и информатике, он уже фактически поступил в некоторые вузы. Правда, чтобы добиться этой цели, ему весь год пришлось ходить к репетиторам: «Я не знаю: то ли учителя плохо готовят или школьная программа так устроена, что получаемых знаний не хватает для сдачи экзаменов. Некоторые из моих знакомых ходили на подготовительные курсы в вузы, я предпочёл репетиторов.

Натренировать, или “натаскать” к ЕГЭ, как пытаются сделать в школе, невозможно. Предмет надо понимать, особенно если речь идёт о математике, физике.

Именно этому меня и учили – разбираться».

Что касается введения единого госэкзамена, то Глеб считает это правильным: один раз сконцентрировался, сдал экзамены и свободен на всё лето. В этом огромный плюс ЕГЭ. А то, что в отдельных вузах ввели ещё свои, дополнительные экзамены, можно понять – ведущим учебным заведениям страны нужно иметь хоть какую-то возможность отсеивать липовых стобалльников.

Среди недостатков ЕГЭ ученики называли излишнее внимание к формальностям. «Я ничего не имею против самого госэкзамена, – говорит Алиса Липовецкая из школы № 1249. – Допустим, мне легче сдать ЕГЭ, чем сочинение написать. А вот по математике лучше бы вернули прошлогодний вариант ЕГЭ, где были части “А”, “В”, “С”, в этом году оставили только “В” и “С”. Последняя, кстати, выходит за рамки школьной программы, так что труднее набрать высокие баллы. Но даже и это не такая большая проблема. Мне не нравится сам процесс заполнения бланков. Многие ученики сильнее нервничают не из-за самого экзамена, а из-за атмосферы, которая его окружает: надо идти в другую школу, обязательно с паспортом, строго следовать инструкциям… В туалет можно выходить только с сопровождающим. Это просто перебор!».

Если школьники гораздо лояльнее относятся к ЕГЭ, то учителя – крайне негативно. У выпускников есть своё объяснение такой реакции. «Мне кажется, когда не было ЕГЭ, учителя особенно детей не готовили к экзаменам – просто ставили им хорошие оценки и выдавали аттестаты, – предполагает Алиса. – А сейчас к учителям больше требований предъявляется. Может быть, поэтому они и настраивают всех против госэкзамена, и нередко нагнетают обстановку».

Мнения самих педагогов относительно ЕГЭ оказалось получить не так-то просто.

Одна из учительниц, выходившая из школы, отказалась давать комментарий, объяснив это тем, что может наговорить лишнего, и её уволят с работы.

Другой педагог, которая много лет преподаёт английский язык, согласилась поделиться мнением, но не захотела представиться: «У ребят должен быть выбор: хочешь сдавать ЕГЭ – сдавай, не хочешь – пусть будет обычный экзамен. А так получается, что детей чуть ли не с первого класса начинают готовить к ЕГЭ, даже появились специальные методички для начальной школы. Раньше для нас экзамен был праздником, а сейчас – это пытка, стресс. Конечно, всё новое воспринимается в штыки. Те ученики, которые хорошо сдадут ЕГЭ и поступят в вузы, будут его поддерживать, а те, кто провалит, – какая у них судьба? Останутся без аттестата после 11 лет учёбы?

А вдруг кто-то решится покончить жизнь самоубийством? Если произошёл хоть один такой случай, нужно хорошо подумать, какой ценой нам достаётся эта реформа».

Резко негативное отношение к ЕГЭ многих учителей, запугивание учеников госэкзаменом и возможностью остаться без аттестата вполне может привести к печальным последствиям.

«С ЕГЭ связана жуткая нервотрёпка и для детей, и для родителей, – говорит Евгения Воронцова, мама одиннадцатиклассника.

– Причина – необычная форма экзамена, которая введена не очень давно. Возникает много вопросов, в том числе по заполнению бланков. Нужно утрясти процедуру проведения ЕГЭ, доработать её. А в целом – он даёт объективный срез знаний. И для учеников это проще – сдать один тур экзаменов и с этими результатами поступить в вуз. С самим экзаменом можно справиться. Если поставлена цель, и человек знает, чего хочет добиться, то всё реально при наличии интернета и той литературы, что продаётся в магазинах. И, конечно, большую роль играют учителя. В нашей 1441-й школе – потрясающий педагогический коллектив, который на протяжении всего последнего года работал и с учениками, и с родителями. Нам объясняли, как общаться с детьми перед экзаменом, как их настраивать, на что обращать внимание. Всё по-доброму и по-человечески. Преподаватели очень переживали за детей».

«В успешной сдаче ЕГЭ многое зависит от морального настроя человека. Я пока не решил для себя, поддерживаю я ЕГЭ или нет. Должно пройти некоторое время, чтобы можно было взвешенно говорить обо всех плюсах и минусах», – объясняет сын Евгении, Иван Воронцов.

Школьники, с которыми мы разговаривали, гораздо спокойнее и рассудительнее относятся к ЕГЭ, они видят в нём положительные стороны. Возможно, нам повезло встретить после экзамена только оптимистично настроенных учеников, или в тот день было меньше стрессовых факторов, а может быть, мы увидели объективную картину. Кто знает? С госэкзаменом действительно связаны серьёзные проблемы, которые надо решать — отлаживать процедуру его проведения, совершенствовать задания и прочее и прочее. Но вряд ли стоит обвинять ЕГЭ во всех бедах российского образования.

РЕЙТИНГ

3.95
голосов: 19

Обсуждение