Наука и технологии России

Вход Регистрация

Бюджетные наркоманы

Российские вузы погрязли в атмосфере благостной доброжелательности. Хотя в их адрес постоянно звучит критика, в целом студенты, преподаватели и администрация всем довольны и не хотят что-либо менять в своей деятельности. В университетах напрочь отсутствуют какие-либо внутренние стимулы для развития. Чтобы исправить ситуацию, Минобрнауки запускает всё новые и новые конкурсы.

Россия занимает первое место в мире по охвату населения услугами высшего образования: 70 процентов россиян в возрасте от 18 до 23 лет — это студенты. В Бразилии, например, 16 процентов студентов. При этом в 2009 году там выпустили около 250 самолётов, а в России — 10-15 (гражданского назначения). Почти половина наших студентов учится по направлениям, связанным с гуманитарными и социальными науками. Примерно столько же в своей профессиональной деятельности никак не используют те компетенции, которые они получили в вузе, просто потому, что не работают по специальности. А четверть выпускников заняты трудом, который в принципе не требует высшего образования.

кутузов Владимир Кутузов: «И промышленность и наука развиваются опережающими темпами, поэтому вузам приходится всё время соответствовать новым требованиям. Плохо, если они не хотят или не могут этого делать»

Эти и многие другие факты вызывают вполне обоснованную критику, которая в последние годы постоянно звучит в адрес российского образования. Многие считают признаком хорошего тона поругать работу вузов. Но ещё больше недовольства у них вызывают многочисленные реформы, которые проводит профильное министерство. Как же следует совершенствовать вузовскую систему? Очередную попытку найти истину предприняли эксперты и специалисты, собравшиеся в Академии народного хозяйства на круглом столе «Образование и инновационное развитие экономики РФ» (в рамках международной конференции «Россия и мир: вызовы нового десятилетия»). Участники заседания пытались ответить на два ключевых вопроса. Возможна ли трансформация российских вузов с учётом современных требований подготовки кадров для высокотехнологичных отраслей экономики? И способен ли университет стать инновационным ядром региона или наукоёмкой отрасли?

С опорой на бизнес

На оба вопроса участники круглого стола ответили утвердительно. Вузы могут справиться с поставленными задачами при наличии определённых условий.

Ректор Санкт-Петербургского электротехнического университета «ЛЭТИ» Владимир Кутузов рассказал, что в архивах своего вуза однажды обнаружил документ 1968 года, который предписывал руководству учитывать требования промышленности при подготовке инженеров. «Это приводит к мысли, что мы обсуждаем чуть ли не вечный вопрос, — заметил ректор ЛЭТИ. — И промышленность и наука развиваются опережающими темпами, поэтому перед вузами постоянно ставятся новые требования. Плохо, если они не хотят или не могут им соответствовать».

Способен ли университет стать инновационным ядром территории? На примере Санкт-Петербурга и радиоэлектронного кластера Кутузов даёт утвердительный ответ. В 2007-2008 годах три технических вуза северной столицы (Политех, ЛЭТИ и ЛИТМО) стали победителями нацпроекта «Образование». Сегодня они являются архивостребованными с точки зрения выполнения НИОКР, прототипирования новых видов продукции, потому что вложили выделенные государством средства в новые технологии.

У ЛЭТИ сейчас порядка 50 партнёров — крупные и средние предприятия Северо-запада, а также европейской части России. Подписано стратегическое партнёрство с компаниями приборостроительного профиля, радиоэлектронного, электротехнического и судостроительного. В 2009 году был создан консорциум, в который вошли восемь предприятий и пять вузов Санкт-Петербурга. Как сообщил Владимир Кутузов, основные задачи консорциума: повышение качества профподготовки кадров, разработка и внедрение новых производственных технологий (на этом настояли предприятия, потому что в продвинутых инновационных вузах технологии выше на голову, чем технологии партнёров из промышленности).

«В магистратуре мы всё делаем вместе с предприятиями, — подчеркнул Владимир Кутузов. — Те 50 предприятий, по заказу которых мы готовим магистров, сразу же оформляют студентов к себе работать на полставки. И по сути дела доводят до нужного уровня специалистов с первого курса магистратуры».

В ближайшее время Министерство образования и науки РФ планирует запустить ещё несколько программ по поддержке ведущих российских вузов. В том числе будет объявлен второй конкурс по отбору национальных исследовательских университетов исак фрумин Исак Фрумин: «Могут ли вузы стать точками роста? Могут. Но для начала требуется, чтобы ректор проснулся»

Как не угодить в воронку

Пример ЛЭТИ демонстрирует, что при желании и грамотной политики вуз способен выйти на уровень, соответствующий требованиям высокотехнологичных отраслей экономики. Однако примеров таких не много. В подавляющем большинстве в российских вузах сложилась доброжелательная атмосфера, некое равновесие, которое всех устраивает. Внутри университетов отсутствуют всякие стимулы для развития. К такому выводу пришли эксперты ГУ-ВШЭ в ходе исследования, посвящённого изучению стимулов развития российских вузов (на материале инженерных университетов). При этом интересна парадоксальность полученных данных. Уровень своей подготовки студенты оценивают как низкий, работать по специальности не собираются, однако в целом их вполне устраивает образование. Преподаватели не довольны студентами, администрацией и зарплатами, но в целом весьма удовлетворены своей работой и её качеством. Благодаря чему же вузы добиваются успехов?

«Я как исследователь, к сожалению, очень недоволен этим выводом, но другого найти не могу: всё базируется на инициативе ректора, — отметил научный руководитель института развития образования ГУ-ВШЭ Исак Фрумин. — Институциональных механизмов развития мы не обнаружили. Вопрос состоит в том, могут ли эти вузы стать точками роста? Могут, и пример ЛЭТИ, ТУСУРа это показывают. Что для этого требуется? Для начала — чтобы проснулся ректор. Правда, есть две категории неспящих ректоров – одни бегут в министерство выбивать дополнительны цифры приёма и соответственно дополнительные бюджетные деньги, другие — начинают активно искать партнёров в бизнесе».

Второй путь более жизнеспособен. Вузы, которые его выбирают, могут добиться хороших результатов. Но даже лидеры попадают в благостную воронку, подчеркнул Фрумин. Например, в ТУСУРе могут рассказать замечательные примеры сотрудничества с бизнесом. На территории вуза действует 70 малых предприятий, введено проектное обучение. Однако только 20 процентов студентов очной формы учатся в этих группах, а что делают остальные? Как призналось в неформальной беседе руководство вуза: платят за то, чтобы эти учились.

Анализ ГУ-ВШЭ показывает, что даже сильным и успешным вузам, которые вроде бы не стоят на месте и к чему-то стремятся, нужны внешние условия для развития. Чтобы усилить между вузами конкуренцию, Минобрнауки РФ продолжает линию по конкурсному отбору лучших.

Усилить конкуренцию…

В ближайшее время Министерство образования и науки РФ планирует запустить ещё несколько программ по поддержке ведущих российских университетов в их движении к инновациям:

  1. Проведение второго конкурса по отбору национальных исследовательских университетов.
  2. Развитие инфраструктуры инновационного предпринимательства в вузах.
  3. Государственная поддержка программ развития федеральных университетов в части модернизации научно-исследовательского процесса и интеграции его результатов в образование.
  4. Комплекс мер, нацеленных на развитие кооперации вузовских, академических и исследовательских структур (приглашение на работу в российские вузы ведущих специалистов из-за рубежа, в том числе — из числа наших соотечественников).
  5. Поддержка МГУ и СПбГУ на программной основе.
В определении миссии каждый университет за рубежом стремится продемонстрировать свою уникальность и благодаря этому стать привлекательным для учащихся, работодателя и бизнеса. У нас стараются охватить всё и представить себя универсалом Князев Евгений Князев: «Во всех зарубежных вузах, в которых мне доводилось побывать (а их около 70), руководители занимают лидирующую позицию в выполнении программ развития. В России ректоры предпочитают занимать дистанцию, оставив себе возможность в какой-то момент сказать коллективу: «Это ерунда, я в вас не верю»

Об этих инициативах рассказал Евгений Князев, замдиректора департамента стратегии и перспективных проектов в образовании и науки Минобрнауки РФ. При этом он согласился с Исаком Фруминым, подчеркнув, что в ближайшее время критическое значение приобретёт профессионализм и инициатива вузовского менеджмента. «Сегодня создаются все условия для того, чтобы лучшие могли стать лидерами. Но пробиться в руководители сможет только тот, кто выстроит деятельность вуза соответствующим образом».

О чём конкретно идёт речь, г-н Князев проиллюстрировал на примере результатов исследования, которое он проводил несколько лет назад, сравнивая практику российских и зарубежных университетов по разработке программ или стратегий развития. В частности, учитывались такие факторы, как мотивация, вовлечённость руководства; аналитическое обеспечение; социальная база готовящихся решений. При наблюдении выявилась интересная закономерность. Например, зарубежные университеты руководствуются обычно рыночной мотивацией: нам надо, потому что это выгодно. В России чаще всего это вынужденность, обязанность: «так нужно».

В определении миссии каждый университет за рубежом стремится продемонстрировать свою уникальность и благодаря этому стать привлекательным для учащихся, работодателя и бизнеса. У нас стараются охватить всё и представить себя универсалом. А как известно, универсальных систем в природе мало.

Роль руководства — во всех зарубежных вузах, в которых Евгению Князеву доводилось побывать (а их около 70) — это лидерство, возглавление процесса. В России ректоры предпочитают занимать дистанцию, оставив себе возможность в какой-то момент сказать коллективу: «Это ерунда, я в вас не верю».

При разработке программы за границей вовлекается по возможности самый широкий круг социалистов. В российских вузах к разработке документа допускается избранный круг людей, которые где-нибудь в подвале на коленке создают программу, а потом выносят её на суд общественности.

«Я думаю, что у нас ещё есть потенциал, способный вывести систему профессионального образования в состояние, которое позволит утвердительно ответить на первый и второй вопросы, то есть трансформировать российские вузы с учётом требований бизнеса и сделать их точками роста. Однако для начала им следует учесть перечисленные недоработки», — заключил Евгений Князев.

При разработке программы за границей вовлекается по возможности самый широкий круг социалистов. В российских вузах к разработке документа допускается избранный круг людей, которые где-нибудь в подвале на коленке создают программу, а потом выносят её на суд общественности. Ливанов Дмитрий Ливанов: «Программы исследовательских университетов, которые сегодня приняты, в результате их многократной редукции (как с точки зрения финансирования, так и с точки зрения требований, которые предъявляются к вузам), не приведут к созданию в России передовых университетов, конкурентоспособных хотя бы на европейском уровне»

…. И ужесточить реформы

Ректоры ведущих российских вузов в целом одобряют политику Минобрнауки, однако считают её недостаточно жёсткой.

«Те действия, которые сегодня предпринимаются министерством и с точки зрения структурной реформы — выделения вузов-лидеров, и с точки зрения правил игры — ЕГЭ, переход на двухуровневую систему — вне всяких сомнений правильные, — отметил Дмитрий Ливанов, ректор НИУ «МИСИС». — Но мне представляется, что они недостаточно глубокие. Например, программы исследовательских университетов, которые сегодня приняты, в результате их многократной редукции (как с точки зрения финансирования, так и с точки зрения требований, которые предъявляются к вузам), не приведут к созданию в России передовых университетов, конкурентоспособных хотя бы на европейском уровне».

По результатам приёма в вузы в 2009 году, первые строчки рейтинга различных направлений подготовки занимают гуманитарные и социальные науки, внизу — технические. Специальность «Вооружение и военная техника» имеет один из самых низких рейтингов среди тех, кто поступал в 2009 году в вузы. При этом известно, что это один из немногих сегментов экономики, который сегодня ещё обеспечивает какую-никакую, а глобальную конкурентоспособность своей продукции. Можно представить, что будет с ним через 5 или 10 лет.

Г-н Ливанов призвал к более решительным преобразованиям вузовской системы: «Мы до сих пор не можем перейти на двухуровневое образование. В 2010 году будем принимать на специалитет 80 или 90 процентов от всего приёма, что, в общем-то, бессмысленно и абсурдно».

Уже скоро вузы придут к выводу, что и двухуровневая система «бакалавриат — магистратура» не отвечает потребностям технологической модернизации, считает Дмитрий Ливанов. Так или иначе, люди, которые занимаются техническим образованием, будут вынуждены переходить на ещё более сложную систему. Появится прикладной бакалавриат как ступень подготовки высококвалифицированных рабочих кадров.

Магистратура должна быть в основном корпоративной и финансироваться за счёт предприятий, считает ректор МИСиС. По его мнению, бесполезно два года держать человека в университете, а потом ещё год или два переучивать его в компаниях. Это бессмысленная трата денег и времени. Весь процесс учёбы должны сопровождать программы переподготовки, повышения квалификации, которые позволят в любой момент осуществлять необходимое дотягивание специалиста, интенсивно и в течение короткого времени — до необходимого уровня.

По экспертным оценкам, Россия отстаёт по технологическому развитию фактически по всем отраслям. Это отставание за последние 20 лет серьёзно усилилось. Поэтому осуществить технологический рывок мы сможем только при осуществлении радикальных и достаточно серьёзных изменений, в том числе, в системе образования. Отчасти они уже проводятся. Просто их реализация должна быть более логичной и последовательной.

РЕЙТИНГ

3.62
голосов: 13

Обсуждение