Наука и технологии России

Вход Регистрация
22.12.08 | Организация научной деятельности: Госполитика Светлана Синявская, STRF.ru

Вакцина от полиомиелита: меняем экспорт на импорт

В этом году в Национальном календаре прививок появилась инактивированная полиомиелитная вакцина французской фирмы Sanofi Pasteur. Свидетельствует ли выбор Минздравсоцразвития России в пользу импортной вакцины о том, что наш рынок иммунобиологических препаратов становится всё более зависим от иностранных поставщиков?

Инактивированная полиомиелитная вакцина (ИПВ) французской фирмы Sanofi Pasteur была зарегистрирована в России в 2000 году. На основании приказа Минздравсоцразвития России №220а от 30 марта 2006 года эту вакцину стали закупать централизованно, в рамках Национального календаря прививок. Стоимость одной дозы вакцины — 270 рублей (по текущему курсу почти 10 долларов). Интерес Sanofi Pasteur к нашему огромному рынку понятен. Однако в данном случае речь идёт не просто о миллиардном импорте, но о санитарно-эпидемиологической безопасности страны.

Экспортное прошлое

На страже лекарственной безопасности некогда стояли мощные иммунобиологические предприятия Советского Союза. В том числе Институт полиомиелита и вирусных энцефалитов АМН СССР (ныне Институт полиомиелита и вирусных энцефалитов имени М.П. Чумакова РАМН, далее — ПИПВЭ), на базе которого под руководством вирусолога Михаила Чумакова в 1959 году была разработана и запущена в массовое производство оральная полиомиелитная вакцина (ОПВ) из вакцинных штаммов Сэбина, ставшая первой в мире технологией вакцинного производства. А уже в 1960-м в СССР началась массовая вакцинация населения. За три—четыре года удалось добиться того, что число заболевших не доходило и до сотни, тогда как раньше ежегодно от полиомиелита в Советском Союзе умирало 12 тысяч человек, а выжившие оставались инвалидами. Известный американский вирусолог, иностранный член АМН СССР, Альберт Сэбин в связи с этим в 1961 году заметил: «Русские провели молниеносную войну против полиомиелита и победили, затратив на поражение противника в десять раз меньше времени, чем американцы». Далее «русские» стали активно участвовать в борьбе с этим заболеванием в мире. В 1970—1980-е годы завод Института полиомиелита выпускал до 250 миллионов доз вакцины в год и отправлял их более чем в 40 стран мира. В 1960-х годах Советский Союз погасил эпидемиологические вспышки полиомиелита в Японии, в 1970-х — в Бразилии и Аргентине, в 1980—1990-х годах — в Индии.

На Всемирной ассамблее здравоохранения 1988 года было принято решение о полной ликвидации полиомиелита к 2000 году. ВОЗ объявила регионы Центральной и Южной Америки свободными от дикого вируса полиомиелита в 1994 году, Тихоокеанский регион — в 2000 году, а Европу, включая Российскую Федерацию, — в 2002 году. Во многом эти результаты — заслуга учёных Института полиомиелита и вирусных энцефалитов АМН СССР и его экспериментально-производственного предприятия.

Справка STRF.ru:
Чумаков Михаил Петрович, академик АМН СССР, заложил основы для создания и развития отечественной школы вирусологии. Основатель и первый директор Института по изучению полиомиелита и экспериментально-производственного предприятия при этом институте. Под его руководством разрабатывались и внедрялись в практику здравоохранения вакцины против полиомиелита, клещевого энцефалита, кори и других болезней. Разрабатывая технологию производства вакцины против клещевого энцефалита, привил её себе. В результате заразился и тяжело заболел. Вернулся к научной деятельности, но вследствие болезни утратил слух, его правая рука навсегда осталась неподвижной, а левая не могла работать в полную силу

Импортное настоящее

В 1990-е стало не до «подвигов». Тем более что научный и производственный комплексы юридически разделили. Хотя именно связь науки и производства способствовала скорейшему применению на практике вакцины для профилактики клещевого энцефалита, вакцин против кори, бешенства, жёлтой лихорадки и других иммунобиологических препаратов.

«Иммунобиологические производства, с одной стороны, являются государственными предприятиями, а с другой стороны, государство не может выступать гарантом перед кредиторами и инвесторами. Да и длинный производственный цикл (от девяти до 20 месяцев) не прибавляет рентабельности. Средства на развитие и модернизацию практически отсутствуют. К тому же вакцинные производства облагаются налогами, как обычные промышленные предприятия», — говорит директор предприятия по производству бактерийных и вирусных препаратов ПИПВЭ им. М.П. Чумакова РАМН Галина Белова.

Правда, с 1998 по 2001 годы производства, выпускающие вакцины, гамма-глобулины, антитоксины и другие иммунобиологические препараты, налогом на прибыль не облагались. Именно в это время на предприятии была проведена реконструкция отделения по производству вакцины против жёлтой лихорадки по международным стандартам GMP, а в 2008 году это производство было сертифицировано экспертной комиссией Всемирной организации здравоохранения. Теперь у предприятия есть все основания для выхода на зарубежные рынки сбыта. Жалко, что отечественный уступаем. Неужели страна, лидирующая в производстве оральной полиомиелитной вакцины, не может наладить выпуск отечественной инактивированной?

Справка STRF.ru:
Для вакцинации против полиомиелита применяют два препарата: оральную полиомиелитную вакцину (ОПВ), содержащую ослабленные живые вирусы полиомиелита, раствор которой капают в рот, и инактивированную полиомиелитную вакцину (ИПВ), содержащую убитые дикие вирусы полиомиелита, которая вводится с помощью инъекций

«С пакетом документов и экономическими расчётами на разработку и выпуск отечественной инактивированной вакцины в Минздравсоцразвития мы обращались не раз, — говорит Галина Белова. — Но предложения наши не были услышаны. В результате в 2008 году Минздрав России закупил у Франции ИПВ по цене 270 рублей за одну дозу. А доза нашей стоит шесть рублей. Говорить о том, какую вакцину и в каком возрасте для ребёнка лучше применять, нужно отдельно, но разница в стоимости налицо».

В Институте полиомиелита и вирусных энцефалитов им. М.П. Чумакова убеждены, что производству инактивированной полиомиелитной вакцины необходимо уделить особое внимание. Дикие штаммы вируса, используемые для ИПВ, должны быть заменены на аттенуированные варианты, а доработать технологию и методы контроля ИПВ на базе этого института можно и нужно. Было бы желание.

Отказались прокомментировать ситуацию с выбором Министерством здравоохранения и социального развития России французского препарата в Институте иммунологии Росздрава, не удалось получить комментарий и в Институте эпидемиологии и микробиологии им. Н.Ф. Гамалеи РАМН. Своим мнением по данной проблеме с STRF.ru согласился поделиться руководитель управления науки и инновационного развития ФГУП «НПО “Микроген”» при Минздравсоцразвития, доктор биологических наук Игорь Красильников:

Есть ли риск того, что накопится некая критическая масса импортных иммунобиологических препаратов, и тогда зависимость от импорта станет опасной?

— Конечно. Чем больше импортных препаратов мы используем, тем сложнее тот же Минздрав идёт на внедрение отечественных вакцин, так как в этом министерстве считают, что проблема обеспечения иммунобиологическими препаратами снимается с помощью закупок. Но это не так, и зависеть от импортных вакцин мы не должны. Наиболее правильный путь — параллельно закупать минимум вакцин для прививок и разрабатывать собственную вакцину.

На государственном уровне есть понимание того, что эта ситуация как минимум небезопасна?

— Понимание есть. Другое дело, что оно должно сопровождаться определёнными действиями, в данном случае необходимо выделить деньги на разработку отечественной инактивированной полиомиелитной вакцины, и деньги достаточно серьёзные. Вот выделят их, тогда и можно будет говорить о полном понимании.

РЕЙТИНГ

4.63
голосов: 8

Обсуждение