Наука и технологии России

Вход Регистрация

Мировой рейтинг вузов: российская версия

В России впервые составляют мировой рейтинг вузов. По мнению его идеологов — из Московского госуниверситета им. М.В. Ломоносова и независимого агентства «РейтОР», существующие не учитывают главного критерия — качества образования. Именно поэтому позиции вузов России год от года ухудшаются. Например, в Шанхайском рейтинге МГУ не поднимался выше 66-го места, а СПбГУ находится лишь в четвёртой сотне. Насколько объективно такое положение? Ответ озвучат осенью.

Справка STRF:
Первый в мире рейтинг вузов опубликован в 1983 году журналом US News & World Report, он обозначил развивающиеся процессы глобализации высшего образования. В начале XXI века появились целые индустрии по их составлению, и к ним уже были причастны не только СМИ, но и специализированные исследовательские лаборатории. В 2003 году Институт высшего образования Шанхайского университета (Shanghai Jiao Tong University) впервые опубликовал академический рейтинг 500 ведущих университетов мира. В 2004 году составлен первый рейтинг вузов газеты Times — THES—QS (по аббревиатурам названий её приложения Times Higher Education Supplement и компании Quacquarelli Symonds, партнёра издания в этом проекте). В том же году стартовал проект Webometrics, нацеленный на формирование глобального рейтинга 4 000 вузов
Потребность в создании альтернативного рейтинга вузов назрела давно. Идея не раз озвучивалась, но к её воплощению решили приступить лишь после того, как в конце прошлого года газета Times в четвёртый раз представила свой список лучших учебных заведений мира. Российские вузы не вошли даже в первые две сотни. Тогда в МГУ взялись проанализировать глобальные рейтинги и определить причины таких низких показателей.

«Необходимо не просто констатировать факт ухудшения позиций, а выяснить, почему это происходит, если у нас складывается противоположное ощущение: после некоторого спада высшее образование в России стало активно развиваться и укрепляться,— говорит директор Института комплексных исследований образования МГУ Виктор Кружалин. — По большому счёту, рейтинги — это политика: идёт процесс глобализации, страны интегрируются в единое мировое пространство, где наука и образование становятся предметом купли-продажи. Например, США, привлекая иностранных учащихся, ежегодно зарабатывают на образовательных услугах порядка 20 миллиардов долларов — это 18% от общемировых доходов в этой сфере. Россия получает менее одного процента, притом что высшая школа у нас ничуть не слабее. Если университет попадает в топ-10 или даже топ-100, это повышает его привлекательность не только для абитуриентов и работодателей, но и для инвесторов, а также обеспечивает дополнительные субсидии государства. Так что хорошие позиции в рейтинге дают огромные преимущества».

По лёгкому пути

Существующие рейтинги специалисты МГУ оценивали с точки зрения подходов к их формированию, обоснованности критериев, процедуры сбора и обработки информации. В результате эксперты выяснили, что мировые рейтинги достаточно фрагментарно и однобоко отражают главную суть и предназначение высшей школы — качественную подготовку специалистов. Например, Шанхайский оценивает вузы прежде всего как исследовательские организации. Поэтому довольно большое внимание уделяет количеству выпускников и сотрудников вуза, получивших Нобелевские премии и медали Филдса (высшая математическая награда). Хотя надо учитывать, что медаль Филдса за всю историю получили всего 48 человек, а Нобелевскую премию — менее 600. Критике экспертов МГУ подверглись и другие критерии Шанхайского рейтинга: ещё три его показателя связаны с публикациями вузовских За пятилетнюю историю Шанхайского рейтинга МГУ не поднимался выше 66-го места (2004 год), СПбГУ — четвёртой сотни. В TOP-200 рейтинга THES—QS в разные годы попадали Московский, Новосибирский, Санкт-Петербургский госуниверситеты, а в TOP-500 — Томский и Казанский. Среди 4 000 вузов рейтинга Webometrics представлено 70 российских вузов, из них в TOP-1 500 попали 12, при этом лучшие позиции у МГУ — 150-е место. В Шанхайском рейтинге Россия занимает условное 15-е место, THES—QS — 19-е, Webometrics — 25-е, и в общем зачёте оказывается позади Сингапура, Китая, Гонконга, Тайваня сотрудников, причём предпочтение отдаётся журналам уровня Nature и Science.

По словам Виктора Кружалина, авторы большинства глобальных рейтингов действуют по принципу наименьшего сопротивления: используют ту информацию, которая лежит на поверхности, которую проще всего получить. Особенно это вменяется рейтингу Webometrics, составляемому по сайтам вузов. Его главная особенность является и его же главным недостатком — он фактически опирается на единственный источник — интернет-сайты вузов. Не секрет, что многие университеты ещё не полностью освоили этот ресурс.

Рейтинг THES—QS специалисты Московского госуниверситета упрекают в размытости концепции, обусловленной, по их утверждению, желанием авторов работать сразу на несколько целевых аудиторий. При составлении этого рейтинга используется шесть показателей, два из которых — число упоминаний вуза в академическом сообществе и в среде работодателей — оцениваются в ходе экспертных опросов. «Отбор этих экспертов, по нашему мнению, проводится недостаточно качественно, — комментирует Виктор Кружалин. — По последнему рейтингу Times, в МГУ, например, ухудшилось материально-техническое положение. А это в корне не соответствует действительности. В прошлые годы вкладывались огромные средства в развитие материальной базы: оборудование закуплено на несколько миллиардов рублей. Установленный у нас суперкомпьютер входит в тройку лучших по России и в десятку по миру. Без лишней скромности могу сказать, что университет теперь оснащён не хуже, чем любой западный вуз».

Ситуация небезнадёжная

Оценив мировые университетские рейтинги, эксперты МГУ пришли к выводу, что к их явным достоинствам можно отнести: прозрачность используемых процедур, повторяемость методик и регулярность составления. А вот среди недостатков отмечаются ограниченное количество критериев оценки, методов сбора данных и возможность их неоднозначной интерпретации. В международных табелях о рангах вузов анализируется огромное количество вопросов, связанных с их научно-исследовательской деятельностью, студенческой и академической мобильностью, содержанием интернет-сайтов и тому Виктор САДОВНИЧИЙ, ректор МГУ:
На мой взгляд, очень важно попытаться составить российский рейтинг вузов. Как его воспримут в мире, какое место он займёт среди других международных рейтингов — пока сказать трудно. В своё время Шанхайский университет начал составлять рейтинг вузов. И он нашёл признание в мире. Так почему же российскому не занять достойное место?
Большая надежда на журналистов: если они проявят к нему серьёзное внимание, если будут его цитировать, тогда удастся обеспечить его высокий статус. А со стороны составителей — независимого агентства «РейтОР» — важно обеспечить максимально объективный подход.

Наталья КОВАЛЁВА, директор Центра статистики и мониторинга образования ГУ-ВШЭ:
Я считаю, что такой рейтинг станет положительным явлением. Но важно, чтобы показатели были расписаны, прозрачны и ясны каждому. Рейтинги нужно использовать для анализа ситуации, а не для того чтобы навешивать кому-то какие-то ярлыки. Чтобы, например, ректор посмотрел такой рейтинг, увидел там место своего вуза и сказал: «Вот, у меня такое место, не потому что я такой плохой, а потому что такие-то и такие-то факторы на это повлияли». И работал бы уже над этими факторами. В Америке, например, в вузах существуют даже специальные люди, которые занимаются тем, что выводят свой вуз на нужные позиции. Я думаю, что Высшая школа экономики может занять в российском глобальном рейтинге примерно 20-е место, но не исключено, что и выше. Опять же, составляя подобные рейтинги, я бы разделяла направления образовательной деятельности. Например, наше ведущее направление — экономика, и в нём мы можем конкурировать и по материально-технической базе, и по преподавательскому составу, и по многим другим факторам. Но вообще я считаю, что неправильно присваивать вузам первое, второе, третье место... Нужно выделять группы лидеров. Наш университет, наверняка, вошёл бы в такую группу по экономическому направлению.

Татьяна МАРТЬЯНОВА, редактор образовательных и карьерных приложений газеты «Ведомости»:
Рейтинг вузов — это всегда интересная услуга для потребителей образовательного рынка. Только из числа россиян ежегодно более 24 000 выезжают за границу, чтобы получить образование, поэтому при выборе учебного заведения нужны ориентиры. Есть три главных аспекта в составлении рейтингов: это методология, объективность и маркетинг. Самое важное в рейтинге, конечно, методология. Здесь были бы интересны такие критерии, как конкурс, востребованность выпускников, организация образовательного процесса, технологическая база. Я думаю, сейчас нашим вузам необходимо пересмотреть свои специализации и набор дисциплин по ним, потому что часто образовательные программы не соответствуют современным требованиям, оторваны от жизни. Мне кажется, что сейчас нужно больше уделять внимание даже не научной деятельности, а получению студентами практических навыков. Вообще, надо сказать, что рейтинг — это дорогостоящее исследование. Поэтому он должен либо зарекомендовать себя как востребованный продукт, либо уйти с этого рынка. Чтобы рейтинг завоевал авторитет, должно пройти как минимум пять лет. В этом, собственно, и заключается задача маркетинга — сделать рейтинг известным, понятным и представительным. Я вижу, что сейчас больше востребованы рейтинги, которые выделяют специализации, например, «лучшее техническое образование», «лучшее экономическое образование», «лучшее классическое образование» и т. д. МГУ известен на международной арене, поэтому разработанный при его поддержке рейтинг, думаю, будет востребован.

Евгений ШАХМАТОВ, проректор по науке и инновациям Самарского государственного аэрокосмического университета:
Несомненно, такой рейтинг нужен, чтобы было на что ориентироваться. Мне кажется, наиболее важным критерием должна стать востребованность выпускников. Но надо учитывать, что каждый критерий может измеряться и трактоваться довольно неоднозначно, к тому же играет роль непредсказуемый человеческий фактор . Я думаю, наш вуз мог бы занять не самое плохое место в таком рейтинге, по крайней мере, в области аэрокосмических разработок. Мы победили в конкурсе инновационных проектов «Образование». Поверьте, борьба была нелёгкой. Независимая экспертная комиссия оценивала проекты по самым высоким критериям, в том числе и по соответствию международным стандартам образования. Если там мы смогли представить себя достойно, то и в рейтинге, я думаю, смогли бы показать неплохой результат. Но всё, опять же, зависит от критериев и методологии.
подобное. При этом ни в одном из них базовой категорией не выбрано качество образования.

И тем не менее, по словам Виктора Кружалина, позиции российских вузов в международных рейтингах можно существенно улучшить. Для этого достаточно провести «работу над ошибками»: отечественные вузы существенно проигрывают по числу публикаций в мировых научных журналах, а также уступают по количеству иностранных студентов и сотрудников.

«Увеличение публикаций можно целенаправленно стимулировать, а иностранцев привлекать за счёт создания льготных условий, — говорит Виктор Кружалин. — Кроме того, нашим вузам обязательно нужно развивать свои электронные ресурсы: качественно улучшить сайты, сделать их максимально информативными, а также публиковать статьи не только на русском, но как минимум на пяти иностранных языках. Российским вузам есть над чем поработать, чтобы их достижения стали достоянием широкой международной общественности».

Признавая такую работу нужной и небесполезной, в МГУ всё-таки убеждены, что даже при условии, что подобные меры позволят повысить позиции российских вузов в мировых рейтингах, это вовсе не будет означать повышения качества образования, потому что, как уже отмечалось, это самое «качество» в рейтингах не оценивается. Именно поэтому было решено составить российский рейтинг — этим будет заниматься независимое агентство «РейтОР» при консультационной поддержке Московского госуниверситета.

Свой рейтинг

Приступая к разработке нового рейтинга, его авторы столкнулись с главной проблемой: как интерпретировать понятие «качество образования», которое бы оценивалось по объективным и легко проверяемым показателям.

«Для себя мы определили, что качество образования — это комплексная характеристика, которая отражает общественное признание вуза, — говорит Виктор Кружалин. — Признания же можно добиться за счёт качественной учебной и научной деятельности, высокой квалификации преподавателей, востребованности выпускников на рынке труда и хорошего материально-технического обеспечения. Исходя из этого, были разработаны основные показатели рейтинга».

В каждом из этих пяти-шести критериев российского рейтинга будет по два-три параметра. Например, учебную деятельность авторы планируют оценивать по числу основных образовательных программ, по соотношению преподавателей и студентов, а также по некоторым другим показателям. Уровень научной деятельности университета — по количеству открытий и изобретений вузовских сотрудников и числу международных наград (их список предполагается существенно доработать и расширить по сравнению с Шанхайским). Для оценки компетентности преподавателей в качестве одного из показателей будут использовать число публикаций в журналах, входящих в базу Science Citation Index. А уровень материально-технической базы вуза оценят по общей стоимости оборудования, приравненной к единому валютному эквиваленту.

Одним из важнейших параметров российского рейтинга станет востребованность кадров на рынке труда. Проблема в том, как собрать объективные данные по этому показателю. Авторы решили его оценивать по вкладу вуза в формирование элиты государства, то есть по количеству выпускников того или иного университета, которые работают в сфере госуправления, бизнеса, а также образования и науки. «Если вуз — действительно занимает лидирующие позиции в стране, то он готовит кадры для правительства, аппарата президента и других высокопоставленных органов,— говорит Виктор Кружалин. — По числу таких выпускников и можно определить ведущие университеты и институты России. Кстати, несколько лет назад проходил международный съезд выпускников российских (и бывших советских) вузов. На него съехались люди со всего мира. Причём в большинстве своём они состоялись в профессиональной сфере: это были министры, ректоры, политики и так далее. И всех специалистов подготовили наши университеты. Поэтому мне, например, непонятно, почему в России с таким удовольствием любят ругать своё образование. Ни одна страна мира себе этого не позволяет, а мы публично занимаемся самобичеванием. От такого отношения нужно избавляться».

Одно из главных преимуществ российского рейтинга вузов, по мнению его составителей, заключается в использовании большого количества показателей по каждой характеристике. Это позволит избежать перекосов и добиться комплексной оценки университетов. «Результаты рейтинга зависят не только от выбранных параметров, но во многом и от математического аппарата, — говорит директор Института комплексных исследований образования МГУ. — С помощью весового коэффициента, если грамотно манипулировать данными, вполне реально вывести в лидеры тот вуз, который находится в “середнячках”, и наоборот. Поэтому для нас важна и эта сторона составления рейтинга, чтобы не было претензий к обработке информации».

Интерес обеспечен

Первый российский глобальный рейтинг вузов планируют подготовить к осени этого года. Предполагается отобрать 500 ведущих университетов мира, хотя не исключено, что остановятся на трёхсот. Есть уверенность, что хорошие позиции могут занять большинство вузов из числа 57 победителей инновационных программ нацпроекта «Образование».

О том, как воспримет мировая общественность новый рейтинг, Виктор Кружалин говорит уклончиво: «Я думаю, с интересом, как и все остальные». Но при этом добавляет, что если всё будет сделано логично и правильно с точки зрения научного обоснования концепции, доказательности, открытости, проверяемости данных, то российский рейтинг сможет занять достойное место на международном уровне. «По каждому вопросу должно быть, по крайней мере, две точки зрения. Так что возможны разные оценки нашей инициативы. В любом случае, не браться за неё было бы тоже неправильно».

РЕЙТИНГ

2.41
голосов: 69

Обсуждение