Наука и технологии России

Вход Регистрация

Юные грантоежки и инженерный спецназ

«Как стимулировать молодежь к технологическим прорывам» – круглый стол, организованный Фондом инфраструктурных и образовательных программ (ФИОП) и дирекцией Всероссийского инженерного конкурса (ВИК) в рамках Форума «Открытые инновации», стал площадкой для анализа меняющейся парадигмы инженерного образования, продиктованной бурным техническим развитием общества, и поиска оптимальных системных решений. Пути эффективного взаимодействия всех участников процесса подготовки молодых специалистов обсуждали генеральный директор ФИОП Андрей Свинаренко, представители вузов, высокотехнологичных компаний и организаторы ВИК.

Кадровые ожидания российских высокотехнологичных компаний вузы оправдывают далеко не на все 100%. Вузы, в свою очередь, хотят видеть среди своих будущих студентов хорошо подготовленных и высоко мотивированных школьников. Получается, что ростки будущего успеха предприятий, а следовательно, и экономики в целом, формируются достаточно рано. А если вспомнить, что слово «инженер» происходит от латинского ingenium – «врожденные свойства, талант», то получается, что кардинально повлиять на процесс подготовки такого специалиста достаточно сложно. И здесь требуются талант и изобретательность педагогов, участвующих в развитии личности будущего инженера. «Появился некий “интерфейс”, который позволяет влиять на образовательные стандарты. Но, чтобы осуществлять прорывы, помимо инженерных знаний нужны навыки психологического, управленческого, предпринимательского свойства, которые зачастую предоставляются очень формально. Должна быть университетская среда, активно и эффективно втягивающая студентов в научный и предпринимательский поиск, с тем, чтобы, по окончании университета они понимали, чего они хотят сделать, куда стремятся. Выпускник вуза не должен задавать вопрос: почему меня никуда не берут», – считает Андрей Свинаренко. Когда разрабатываются университетские учебные программы, пояснил он, всегда исходят из того, что человек (студент) принимает осознанное решение. Если же это решение неосознанно и продиктовано лишь желанием получить диплом, то вряд ли такой выпускник сможет в дальнейшем стать инженером.

Алексей_Боровков Алексей Боровков

И действительно, российские вузы ежегодно готовят 250 тыс. инженеров, но лишь 20% них находят работу на высокотехнологичных предприятиях, привел данные Минобрнауки России проректор СПбПУ по перспективным проектам Алексей Боровков. По статистике СПбПУ для работы с высокотехнологичным оборудованием (станки с ЧПУ и др.) требуется около 20% от общего числа студентов, и их обучение, по мнению Боровкова, можно организовать достаточно хорошо. Проблемная и массовая зона – около 70% будущих инженеров – конструкторы, технологи, программисты, экономисты. Именно здесь необходимо взаимодействие с базовыми высокотехнологичными предприятиями для эффективной подготовки специалистов.

«На долю будущей инженерной элиты приходится всего 10%. Именно они призваны и должны обеспечивать создание новой глобальной конкурентоспособной продукции нового поколения,

– отметил проректор СПбПУ. – Построение образования для этой категории студентов – основный вызов». По его оценкам эффективность обучения возрастает при работе в тесном содружестве с опытными инженерами предприятий-партнеров в рамках НИИОКР, а ежегодные затраты на одного студента составляют в среднем около 2 млн рублей.

Представители индустрии были единодушны в том, что подготовка инженерной элиты – дело непростое и дорогостоящее. «На ком лежит ответственность за подготовку специалиста? – рассуждает директор Института передовых производственных технологий СПбПУ Андрей Фалалеев. – По инерции ее перекладывают на государство, то есть вузы. Но в условиях быстро меняющейся экономики сказать, что такой-то образовательный стандарт будет постоянен нельзя, значит, в результате, ответственность перекладывается на самого обучающегося. В некоторых частных случаях, когда корпорации готовят свои образовательные программы и трудоустраивают выпускников, когда университет вовлечен вместе с компанией в выполнение реального проекта, получаются хорошие результаты. Именно в проектной логике на реальных проектах мы строим подготовку будущих специалистов. Получается элита, “инженерный спецназ”. Это дорого, это сложно, но эффективно. Это частный и дорогой случай». Андрей Безруков, директор по стратегическому маркетингу GS Group, крупнейшего инвестиционно-промышленного холдинга в сфере телекоммуникаций, привел конкретные расчеты стоимости обучения высококвалифицированного специалиста для нужд индустрии: «Молодежь, которая идет к нам работать, идет, прежде всего, за мечтой. Не за деньгами, а за мечтой. В 2010 году, когда мы приняли решение о покупке предприятий в Португалии, мы хорошо понимали, что найти первых 30–40–50 инженеров, которые смогут обеспечить трансфер технологии, ее запуск и строительство завода практически в чистом поле в Калининградской области, будет очень непросто. Тем не менее,

первые 50 человек, которых мы нашли, прошли обучение в Португалии, на Тайване и в других странах. В каждого специалиста было вложено около 1 млн евро.

В дальнейшем мы разработали комплексную систему подготовки кадров, которая на сегодняшний день включает партнерские программы с 20 российскими и зарубежными вузами. Это не только студенческие практики, но и, начиная с 3 курса, прикрепление студента к конкретным технологическими кураторами на предприятии. В дальнейшем – это аспирантура и совместная разработка продуктов в области электроники». Удачное взаимодействие вуза и предприятия возможно лишь в том случае, подтверждает это мнение Дмитрий Иванов, директор по инновационному развитию НПО «Сатурн», когда технологии они создают совместно.

круглый_стол

О проблемах вовлечения школьников в орбиту инженерного образования говорили особо. Директор Тверского ИнноЦентра, в котором по заданию Минобрнауки изучают практико-ориентированные научно-техничнические клубы творческого развития студентов и школьников, Анна Мальцева отметила, что многие инженерные вузы страны испытывают острую нехватку абитуриентов, готовых сдавать физику и поступать в эти вузы. Она привела такую статистику: в соответствии со структурой приема в вузы 40% бюджетных мест отводится на инженерные специальности, а на платные отделения идут лишь 10% школьников. «Нам важно, чтобы в Пензе, Туле, Новосибирске, Томске, Саранске были грамотные инженеры, не обязательно звезды, но те, кто будет выполнять реальные конкретные задачи на наших предприятиях, – акцентирует внимание на этой проблеме заместитель гендиректора «Росэлектроники» Арсений Брыкин. – И здесь есть еще одна важная задача, которую вместе с Союзом машиностроителей (а это более 7000 предприятий по всей стране) мы пытаемся решить через Многопрофильную инженерную олимпиаду для школьников «Звезда»: отобрав лучших на уровне абитуриентов в регионах, дать им возможность обучиться и получить гарантированное рабочее место в этих же регионах». Профильные школьные олимпиады – популярный современный формат. Проводит такие олимпиады и GS Group, мотивируя школьников уже с 8 класса задумываться о будущем карьерном треке в рамках данной компании.

Придумывание разнообразных форматов дополнительного образования – процесс творческий. «Неделя без турникетов» – уникальная популяризационная площадка «Росэлектроники», объединяющая все категории заинтересованных в инженерном образовании граждан. Для школьников и их родителей, студентов, учителей, ветеранов два раза в год – в третью неделю октября и третью неделю апреля – открываются двери предприятий и вузов.

В этом году, по предварительным данным организаторов, в «Неделе без турникетов» приняли участие около 115 тыс. человек, более 120 вузов и 600 предприятий.

Другой инициативный проект «Росэлектроники» – конкурс коротких видеосюжетов о предприятиях, ветеранах и профессиях – стартует в 2017 году. «У нас есть огромное количество конкурсов, форумов, клубов и прочих инициатив, в которых одни ребята не очень хорошо ориентируются, а те, кто ориентируется хорошо, становятся профессиональными “грантоежками” и профессионально выигрывают с одним и тем же проектом, созданным на третьем курсе, один, другой и третий грант, – делится опытом Арсений Брыкин. – Поэтому нам представляется правильной инициатива, связанная с ВИК, как интегратором лучших практик и правильных инициатив: более 50 человек, которые проходят в финал с одним и тем же проектом, мы отсеиваем ежегодно с помощью коллег, ведущих другие конкурсы». ВИК – это важная инициатива, и стоит на нее обратить внимание, считает Андрей Фалалеев. В отличие от обычных конкурсов ВИК может стать «зонтиком», площадкой для взаимодействия, поскольку проводится с участием корпораций, ставящих перед студентами реальные задачи. По мнению директора Института передовых производственных технологий СПбПУ, так появляются реальные темы для выпускных работ и магистерских диссертаций, а сам конкурс становится одним из инструментов для взаимодействия вуза и индустрии. И здесь ответственность за правильную постановку задачи – темы из будущего – ложится на корпорации.

круглый_стол

Вместе с тем, рассуждая о дополнительном образовании молодежи, нельзя недооценить роль дополнительного образования взрослых, напомнил Андрей Свинаренко: на предприятиях активно трудятся 70 млн человек. «Мы говорим о студентах, которых в 10 раз меньше. Бесспорно, это наше будущее, – констатировал генеральный директор Фонда инфраструктурных и образовательных программ. – Но потребность в дополнительном образовании взрослых очень высока.

Часто повышение квалификации происходит формально, заинтересованность у компаний недостаточно высокая. Это – проблема университетов и работодателей, не предлагающих широкого комплекса программ, которые будут покупаться.

Данное бизнес-направление в деятельности университета должно составлять адекватную величину в сравнении с НИОКР. В прежние годы студенты видели, как много взрослых приходит в университет. На физфак, к примеру, приходили учителя физики, инженеры и обсуждали различные научные вопросы. И студенту становилось понятно: кем он будет, и что будет приезжать в университет еще не один раз в своей жизни. Поэтому модель взаимодействия со студентами требует коррекции. Пока не будет нормального равноправного эффективного ежедневного взаимодействия, мы не добьемся тех целей, которые провозгласили и к которым движемся. Это системное заболевание, здесь курс терапии должен быть длительным и комплексным».

Меняется структура производства, меняются и его потребности. «Треки, необходимые для экономики будущего, к сожалению, не встроены в традиционные институты: школа и вуз учат по другим моделям. Большинство предприятий работают в старой парадигме. Сейчас стоит задача найти инструменты перестройки системы, чтоб выстроить оптимальный трек, – формулирует концептуальные контуры нарождающейся новой парадигмы  инженерного образования исполнительный директор Всероссийского инженерного конкурса для студентов и аспирантов (ВИК) Александр Гордеев. – Вуз в одиночку качественных специалистов никогда подготовить не сможет. Потому что он не успевает изменять инфраструктуру. Один из возможных вариантов – система дополнительного научно-технического творчества, ЦМИТы, «фаблабы». Нужно найти способы вписать эти инструменты в контуры традиционных процессов. Чем быстрее инструменты, которые сейчас носят характер дополнительных, вспомогательных, впишем в контур и сделаем их обязательными, тем быстрее мы найдем формат, который позволит вывести предприятия на нормальное сотрудничество с вузами».

Резюмируя обсуждавшиеся проблемы подготовки будущих инженеров, отметим, что участникам дискуссии удалось наметить пути преодоления разрыва между системой образования и кадровыми требованиями инновационных компаний, а также обобщить коллективный и индивидуальный опыт движения в этом направлении.

РЕЙТИНГ

2.92
голосов: 12

Обсуждение