Наука и технологии России

Вход Регистрация

«Биоинформатика – не наука, это ремесло»

«На вас будут экспериментировать и отрабатывать курсы. Готовьтесь, что соберёте все косяки, – с улыбкой предупреждает новоиспечённых студентов Михаил Сергеевич Гельфанд, заместитель директора по научным вопросам, руководитель учебно-научного центра «Биоинформатика» Института проблем передачи информации РАН. – Заранее извиняюсь, но сразу хорошо никогда не бывает». Он – академический руководитель новой магистерской программы по биоинформатике «Анализ данных в биологии и медицине», которую Вышка совместно с ИППИ РАН запустила с сентября 2016 года. Конкурс составил три человека на место.

О том, зачем вообще нужно анализировать данные в биологии и медицине, кем будут работать выпускники, и какие лекции будет вести он сам, Михаил Гельфанд рассказал в интервью STRF.ru.

Михаил_Гельфанд
Михаил Гельфанд: «Биоинформатика не наука, это – ремесло». Фото: А. Крещука

Когда и как возникла идея программы «Анализ данных в биологии и медицине?»

– Когда и как эта идея возникла у руководства факультета, я не знаю. Они просто в какой-то момент позвонили мне и сказали, что хотели бы такую программу открыть. А у нас эта программа существует в определённом виде довольно давно: в своё время было отделение биоинформатики в Школе анализа данных «Яндекса», которым занималась примерно та же команда. Я долго пытался узнать у людей из ШАД, зачем им нужна биоинформатика, пока, наконец, они у меня не спросили то же самое. И тогда показалось, что, может быть, и незачем. Потом мы же делали вечерние курсы в ИППИ для людей, которые хотели заниматься биоинформатикой. Соответственно, когда идея магистерской программы по биоинформатике возникла у Вышки (судя по всему, они следили за происходящим), мы легко согласились. Ведь костяк всей программы уже был готов. Кроме того, очень похожая группа людей делает биоинформатику в МГУ с 2002 года (но там не магистратура, а полный цикл учёбы). Поэтому сейчас мы будем всё увязывать в единую систему, чтобы ничего не дублировать.

Почему эта программа нужна и важна?

– А как вы думаете?

Думаю, что сейчас накоплено очень много информации, которую нужно как-то структурировать.

– Пожалуй, да. Биология превратилась в науку, в которой много данных. Классическая биология, когда мы изучаем один ген или один белок, сохраняется. Но при этом прогресс в экспериментальной технике привёл к тому, что мы можем изучать ещё и то, как работают все гены сразу или как взаимодействуют белки с ДНК, например. Такие вещи без компьютера анализировать просто невозможно. Такая же революция данных случилась и в медицине. Оказывается, что у болезней, которые мы считали клинически однородными (например, многие раки), в основе лежат совершенно разные молекулярные поломки. Основываясь на этих данных, с которыми работают как раз биоинформатики, мы можем лучше разбираться в том, какие лекарства в каком случае нужно давать. В результате оказывается, что

спрос на биоинформатиков постоянно растёт.

Новоиспеченные студенты «Анализа данных в биологии и медицине» примерно поровну разделились на математиков и биологов…

– Ну да, скорее, на математиков и «всех остальных». Даже экономисты оказались.

Кому будет учиться проще – математикам или «всем остальным»?

– Вскрытие покажет. Вообще, хорошие биоинформатики получаются и из тех, и из других. Кому же всё-таки будет учиться труднее – это интересный вопрос. Программа изначально составлялась в расчёте на людей с математическим образованием, по идее, им должно быть легче, потому что это «их башмаки». Но мы как-нибудь перестроимся и учтём интересы «биологов-биологов» тоже. Но вообще, это очень хорошо. Жизненный опыт показывает, что такие смешанные группы интереснее, чем однородные: больше разнообразия, больше контактов. Что касается поступивших биологов:

если человек после четырёх лет биологического факультета сдал вступительный экзамен в магистратуру по математике, то это, с большой вероятностью, очень нетривиальный человек, с которым будет интересно работать.

Где будут работать ваши выпускники?

– Во-первых, можно оставаться в академической науке и работать биоинформатиком в биоинформатических или биологических лабораториях. Сейчас сильные биологические лаборатории часто имеют биоинформатиков прямо у себя. Во-вторых, существуют биомедицинские и биоинформатические стартапы в России. Судьба их часто непредсказуема, но, тем не менее, развитие в этом направлении есть. Теоретически существует спрос на людей, умеющих работать с данными, и в медицинских учреждениях. Это что касается России. На Западе всё то же самое, но вариантов и возможностей в разы больше.

Как будет строиться обучение эти два года? Уклон в практику и самостоятельные работы, или наоборот?

– Самостоятельная работа будет занимать значительную часть времени: семинары, проекты и собственно, диплом. Ведь биоинформатика – это не наука, которую надо выучить, а ремесло, которому надо научиться. Чисто в лекциях по биоинформатике нет смысла. А помимо практикумов, надеюсь, будет и настоящая исследовательская работа.

Какие лекции будете читать Вы?

– Сравнительную геномику и системную биологию, собственно то, что я читаю везде.

Обсуждение