Наука и технологии России

Вход Регистрация

Наука: башня из слоновой кости или сервисная функция?

Полным ходом идёт подготовка Стратегии научно-технологического развития (НТР) России, основными целями которой будет описать основные принципы и ключевые направления развития, определить приоритеты, которые позволят сконцентрировать интеллектуальные, производственные, наконец, финансовые ресурсы. Её обсуждают на самых различных уровнях и во всевозможных форматах.

Так, заместитель министра образования и науки Российской Федерации Людмила Огородова, выступая на международном форуме «Технопром-2016» в Новосибирске, отметила, что новый документ демонстрирует совершенно иной подход к проблематике: «Если в предыдущем документе («Стратегия развития науки и инноваций в Российской Федерации на период до 2015 года» от 2006 года – Ред.) наука позиционировалась как отрасль, развитие которой важно для РФ, то сегодня мы говорим о переходе к наукоемкой экономике, где наука является источником экономики и развития общества», – заявила замминистра.

В Молодёжном клубе Русского географического общества (РГО) в формате мозгового штурма молодые участники – студенты и аспиранты, а также учёные и общественные деятели – отвечали на краеугольные вопросы нового документа и вместе вырабатывали образ будущего российской науки.

НТР Участники и эксперты Молодёжного клуба РГО обсудили некоторые аспекты концепции Стратегии НТР

«Нас попросили дать взгляд молодых людей, незашоренный и смелый, на то, как пространство влияет на научно-технологическое развитие нашей страны», – сказал модератор дискуссии, заместитель исполнительного директора по проектной и информационной деятельности Русского географического общества Илья Гуров.  

Контекст важен

О том, как наука, технологии и инновации в нашей стране могут повлиять на её роль и статус в современном глобальном мире, рассказал заместитель директора ИМЭМО РАН, председатель Координационного совета по делам молодёжи в научно-образовательной сфере при Президентском совете по науке и образованию Фёдор Войтоловский. «Общая тенденция мирового развития – это нарастание международной конкуренции. При этом наиболее успешные страны оказываются «вынесенными» за пределы национальной территории, в плане размещения инвестиций, участия в международной торговле и системе международного разделения труда», – сказал он.

Фёдор_Войтоловский Фёдор Войтоловский рассказал о том, как Россия вписана в глобальный контекст

По мнению учёного, российская наука будет востребована и в нашей стране, и за её пределами тогда, когда она будет решать глобальные и транснациональные проблемы с опорой на национальные реалии. Например, наша страна  может внести весомый вклад в борьбу с голодом, которая до сих пор актуальна в некоторых регионах мира. Для этого необходимо перестроить отрасль сельского хозяйства как  в плане «физическом», так и управленческом.

«Решение проблем продовольственной безопасности может быть не хуже нефти и газа для нашей страны»,

– подчеркнул спикер. Помимо этого в круг обозначенных проблем входят трудности, вызванные миграционными потоками, проблемы распространения оружия, терроризма, наркотиков, борьба с эпидемиями и повышение уровня здоровья, и многие другие. «Каждый из этих вызовов создаёт потенциал для того, чтобы наука пришла в активную политику и жизнь для реагирования на эти проблемы», – уверен Войтловский.

Что для тебя наука?

Как наука должна взаимодействовать с обществом? Андрей Кожанов, заместитель декана факультета социальных наук НИУ ВШЭ, выделил два подхода для ответа. «Традиционный взгляд предполагает, что наука – это «башня из слоновой кости», в которой сидят очень умные люди. Общество не контролирует их деятельность, предполагается, что оно нуждается в научных знаниях, производимых этими людьми. И без этого знания они не такие благородные и прекрасные, – пояснил он. – Эта идея подвергается критике в современных условиях. Есть другая точка зрения, что если общество не предъявляет встречный запрос к развитию науки, то нет никакого смысла это развитие науки считать успешным. Наука для вас – сервисная функция».

Тогда встаёт вопрос, как должен воспринимать науку рядовой гражданин? Почему ею вообще стоит интересоваться? Так диктует мода? Или наука позволяет нам решить какие-то собственные проблемы и задачи? А может быть, у любого человека есть внутренняя потребность узнавать новое и разбираться в механизмах устройства мира?

Участники единодушно решили, что разделить эти функции, которые действительно выполняет наука, невозможно. При этом важнейшую роль и в трансляции научного знания в общество, и в формулировании общественного запроса к учёным, играют образование и просвещение.

Какое здание надо строить на фундаменте науки

Доцент Института статистических исследований и экономики знаний НИУ ВШЭ Евгений Куценко призвал сконцентрироваться на объективных показателях: «Вправе ли мы судить, какие у человека должны быть интересы? Задача науки другая – конвертироваться в новые разработки, которыми люди бы пользовались».

И если использовать в качестве целевого индикатора инновации, а не на «удовлетворение любопытства», оказывается, что нужна особая инфраструктура. В связи с этим Куценко предложил собравшимся порассуждать на тему того, из каких элементов такая инфраструктура должна состоять, как и в каких регионах развиваться.

Эти вопросы уже вызвали дискуссии. Если видение инфраструктуры – основанной на концепции Университета 3.0 – в целом совпало, то в отношении лидерства и выделения регионов развития мнения разделились.

«Лидером этой системы должно быть общество. Современные технологии позволяют нам создать инструменты, чтобы услышать и тех, и других и создать систему вроде крудфандинговых платформ, чтобы поддерживать проекты и решения», – сказал участник дискуссии Сергей Шестаков. Он же озвучил мнение команды о том, что выделять приоритетные регионы развития (например, Московскую или Новосибирскую области) – неправильный путь, что надо дать возможность университетам, научным институтам и бизнесу самим сформировать удобные для них площадки, поддерживая их в приблизительно равной степени.

Его оппонент из Института геодезии и картографии уверен, что вопрос о лидерстве в рамках новой структуры вообще неверный: «У меня всего лишь один вопрос: кто должен стать связующим звеном? Мы считаем, что это университет, ведь именно он имеет базовые компетенции, которые помогают созданию этой экосистемы. Но без бизнеса, НИИ, федеральных институтов и региональной власти ничего не выйдет». Команда также уверена, что приоритетные регионы выделять необходимо. Ими должны стать Сибирский и Дальневосточный федеральные округа.

«Мне кажется, решения принимать кто-то должен, – подвёл итог дискуссии по этому вопросу Илья Гуров. – Если брать региональные органы власти и руководителей федеральных университетов, это два разных мира: разные подчинения, KPI, интересы и источники финансирования. И даже им договориться бывает крайне сложно. Если хотя бы два субъекта эффективно договорились, мне кажется, это была бы половина успеха».

Илья_Гуров Илья Гуров: «Решения принимать кто-то должен»

Приманка для талантов

О том, что кадры решают всё, напомнил собравшимся заместитель декана факультета глобальных процессов МГУ им. М.В. Ломоносова Алексей Андреев. «В наших институтах проблема именно со средним поколением – мало лидеров, у которых есть и опыт, и энергия», – пояснил он, добавив, что и проблема утечки мозгов остаётся актуальной. Как же надо привлекать талантливых людей со всего мира к работе в России?

Оказалось, словосочетание «утечка мозгов» не вызывает ужас у молодого поколения. Студенты и аспиранты сошлись во мнении, что необходимо поощрять работу и учёбу за рубежом, но при этом создавать комфортные условия для тех, кто хочет реализовывать себя в России. При этом встал вопрос, стоит ли давать преференции тем, кто, поработав за рубежом, стремится вернуться на Родину? «Идея сама по себе порочна, – считает Фёдор Войтоловский. –  Потому что

те, которые уехали и смогли себя реализовать там, в 99 случаях из 100 не вернутся. Вернутся лузеры, ничего не достигшие там, а здесь они будут продвигать себя как успешных и эффективных специалистов».

Участники дискуссии сошлись на том, что такие предложения, как учреждение новых федеральных и региональных премий учёным по самым разным направлениям (за инновационную деятельность, премии тем, кто вернулся из-за рубежа, аналог Нобелевской премии и т.д.), и создание социальных практик по вовлечению в исследования всех желающих, не только профессиональных учёных, будут доведёны до руководства РГО, и, возможно, учтены при разработке стратегии.

РЕЙТИНГ

2.19
голосов: 16

Обсуждение