Наука и технологии России

Вход Регистрация

Проблем с наукой нет только в Южной Африке

В контексте подготовки Стратегии научно-технологического развития Российской Федерации, которая, в соответствии с поручением главы государства, должна завершиться этой осенью, весьма полезен международный опыт реализации научно-технической и инновационной политики. Он стал предметом экспертного обсуждения на сессии, прошедшей в рамках XVII Апрельской международной научной конференции НИУ ВШЭ.

К разработке Стратегии научно-технологического развития, по словам директора Департамента науки и технологий Минобрнауки России Сергея Салихова, привлечён широкий круг экспертов и вскоре будет проведено её общественное обсуждение с участием представителей бизнеса, промышленности, науки и образования, гражданского общества. Сергей Салихов выделил три основных блока готовящегося документа. Первый блок связан с анализом глобальных вызовов, на которые могут дать ответы наука и технологии. Во втором блоке предполагается учесть правила, подходы и принципы выбора приоритетов научно-технологического развития, которые формируются как ответы не только на глобальные вызовы, но и на внутреннюю логику развития науки. Причём в условиях быстро меняющихся технологий и предпочтений общества такие приоритеты могут корректироваться, отметил директор департамента Минобрнауки. В третьем блоке стратегии будет раскрыто институциональное и организационное устройство науки, её инфраструктура.

Сергей_Салихов_Леонид_Гохберг Сергей Салихов, директор Департамента науки и технологий Минобрнауки России и Леонид Гохберг, проректор НИУ ВШЭ, директор ИСИЭЗ

По мнению первого проректора НИУ ВШЭ, директора ИСИЭЗ Леонида Гохберга, важный аспект научно-технической и инновационной политики – оценка отдачи инвестиций в исследования и разработки. Такая оценка содержалась в выступлении главного редактора Доклада ЮНЕСКО по науке Сьюзан Шниганс, которая поделилась основными тезисами и выводами UNESCO Science Report: Towards 2030, опубликованного в декабре 2015 года.

Несмотря на глобальный экономический кризис 2008–2009 годов, валовые внутренние расходы на исследования и разработки в мире в период между 2007 и 2013 годами росли быстрее, чем глобальный валовой внутренний продукт (31% и 20%, соответственно).

В мировых инвестициях в НИОКР пока лидируют США (их доля составляет 28%), но к ним приближается Китай (его доля – 20%), который уже опередил Европейский союз (19%) и Японию (10%). На остальные страны, население которых составляет 67% всех жителей Земли, приходится только 23% мировых затрат на НИОКР (доля России – 1,7%).

Рост инвестиций в исследования и разработки положительно отражается на численности учёных в мире, которая оценивается в 7,8 миллиона человек (с долей Евросоюза 22%, Китая – 19% и США – 17%), а также на количестве научных публикаций, индексируемых Web of Science. Прирост по этим двум показателям составил в период с 2007 по 2014 год 20%.

Вклад Китая в мировые НИОКР превысил, по словам Сьюзан Шниганс, вклад в мировой ВВП. Но руководство страны обеспокоено тем, что крупные инвестиции в НИОКР, включая частные, за последнее десятилетие не сопровождаются адекватной отдачей.

Россия ищет свою стратегию роста, но его драйвером инновации пока не стали, констатируется в докладе. А реализации планов правительства по стимулированию инновационного бизнеса мешает спад в экономике, сопровождающийся падением цен на нефть, санкциями и ухудшением бизнес-климата.

ЮАР охарактеризована как страна с одной из лучших практик – созданный там инновационный фонд совместно с министерством науки и технологий за счёт механизмов софинансирования способствует развитию ряда секторов экономики.

Инновационной столицей Азии стремится стать Сингапур, где создана система венчурных фондов, помогающих стартапам совершать инновационный прорыв.

Республика Корея намерена уйти от модели догоняющего развития и планирует довести к 2018 году долю затрат на НИОКР до 5% в ВВП, развивать не только фундаментальные исследования, но и инновационную культуру малых и средних компаний.

В докладе ЮНЕСКО по науке отмечены такие тренды, как возрастание роли университетов, рост научной мобильности и международных коллабораций, распространение «зелёных» технологий, развитие креативных отраслей с использованием 3D-технологий.

Один из важных выводов доклада – наука служит разным целям, не только коммерческим, но и социальным, и правительствам не стоит об этом забывать.

Старший аналитик Директората по науке, технологиям и инновациям ОЭСР (OECD) Майкл Кинан презентовал на сессии Платформу по инновационной политике (Innovation Policy Platform, IPP), созданную ОЭСР совместно с Всемирным банком. Этот ресурс вмещает огромный массив информации, включая статистическую; в электронной библиотеке IPP собрано 400 документов. Также представлены обзоры, показывающие опыт разных стран, в том числе России, приведены примеры международной кооперации в сфере инноваций.

На философских и психологических аспектах формирования научной и инновационной политики, оценке её возможностей сделал акцент заместитель заведующего лабораторией исследований науки и технологий, руководитель магистерской программы «Управление в сфере науки, технологий и инноваций» ИСИЭЗ НИУ ВШЭ Дирк Майснер.

По его словам, мы никогда не удовлетворены тем, что делаем, и всегда стремимся к улучшениям. Исследователь выделил две проблемы: непредсказуемые условия и невозможность учесть все происходящие изменения. Весьма затруднительна сочетаемость решений отдельных подсистем большой системы. Сама по себе доля расходов на науку в ВВП не отвечает на все вопросы, полагает Дирк Майснер, и наряду с наукой как базой для инноваций важны образование, обучение компетенциям.

Задуматься над тем, всегда ли интернационализация исследований и разработок, проводниками которой выступают многонациональные компании, приносит выгоду странам с развивающимися экономиками и их национальным компаниям, предложила профессор Университета Бремена Ютта Гюнтер. По её мнению, «эффекты перелива» глобализации оборачиваются не только пользой – даже для восточной части Германии.

РЕЙТИНГ

4.80
голосов: 105

Обсуждение