Наука и технологии России

Вход Регистрация

Не женское лицо войны

Нобелевская премия по литературе 2015 года, как и ожидалось, присуждена белорусской писательнице и журналистке Светлане Алексиевич «за её полифонические произведения – памятник страданию и мужеству в наше время».

Справка STRF.ru:
Светлана Александровна Алексиевич родилась 31 мая 1948 года в Станиславе (ныне – Ивано-Франковск, Украина). В 1972 году окончила факультет журналистики Белорусского государственного университета, начала работу в «Маяке коммунизма» – районной газете в Берёзе Брестской области. В 1973–1976 годах работала в «Сельской газете», в 1976–1984 годах – руководитель отдела очерка и публицистики журнала «Нёман». С 1983 года – член Союза писателей СССР. С начала 2000-х годов живёт в Италии, Франции, Германии. Автор книг «У войны не женское лицо» (1985), «Последние свидетели» (1985), «Цинковые мальчики» (1989), «Зачарованные смертью» (1993), «Чернобыльская молитва» (1997), «Последние свидетели. Соло для детского голоса» (2004), «Время сэконд хэнд» (2013).

Редакция STRF.ru попросила прокомментировать решение Шведской королевской академии наук специалистов в области литературы.

Любовь Николаевна Турбина, старший научный сотрудник Отдела литератур народов России и СНГ Института мировой литературы имени А.М. Горького РАН, поэт, автор десяти сборников стихов, член Союза российских писателей:

– В 1984–2000 годах я работала в отделе взаимосвязей литератур Института литературы имени Янки Купалы, который возглавлял Алесь Адамович. И однажды он сказал: «Скоро имя Светланы Алексиевич будет очень знаменитым». Тогда она была журналисткой, и Алесь Михайлович подал ей идёю записать воспоминания женщин, которые воевали. К слову, он же ввёл в обиход термин «сверхлитература», обозначающий переданные в произведениях живые голоса очевидцев событий. Именно в таких документальных свидетельствах и состоит новаторство Светланы Алексиевич.

Уже в первой своей книге «У войны не женское лицо» она воплотила идёю Адамовича, опросив немало участниц Великой Отечественной войны. После выхода следующей книги «Цинковые мальчики» – с откровенными признаниями ребят, воевавших в Афганистане, – писательница получала звонки от недовольных такими рассказами матерей погибших. Она действительно поведала о нелицеприятном, но достоверном, о том, что не совпадало с официальной позицией на тот момент времени.

В произведениях Светланы Алексиевич, с которой я не раз встречалась на разных конференциях, открылся новый уровень правдивости, исходящий от тех самых живых голосов. Такое направление в литературе, как нон-фикшн, стало весьма востребованным и важным для современного мира. Присуждение в этом году Нобелевской премии Светлане Алексиевич – это ещё и дань уважения белорусской литературе.

Игорь Олегович Шайтанов, заведующий кафедрой сравнительной истории литератур Института филологии и истории РГГУ, доктор филологических наук:

– Я очень рад этому присуждению. Оно было ожидаемым уже несколько лет, и разочарованием было, когда Светлана Алексеевич не получала премию. Она заслужила её потому, что писала о проблемах всем интересных и всех волнующих, о проблеме войны.

Очень дорого для писателей, когда их слова и фразы входят не только в память историческую, но и в память языка. О женском и неженском лице войны действительно теперь говорят все, и это гораздо больше, чем просто разговор на тему женщин на войне – это разговор о войне в целом. И я бы сказал, ещё одно. Шли споры, как в своё время о Солженицыне, можно ли то, что она пишет, считать литературой. На это отвечали, что в данном случае мы имеем нон-фикшн, ворвавшийся в литературу и ставший новым литературным стилем, новым литературным явлением. И я с этим полностью согласен. Так что я думаю, что в этот раз Нобелевская премия присуждена не только по политическим, но и по литературным причинам.

Александр Владимирович Леденёв, профессор кафедры истории русской литературы ХХ века Филологического факультета МГУ имени М.В. Ломоносова, доктор филологических наук:

– Выбору Нобелевского комитета я очень рад. Светлана Алексиевич может считаться ученицей Василя Быкова – одного из самых честных писателей, для которых тема войны была главной. И она идёт вслед за его «уроками правды». Правда души, совесть очень созвучны русской национальной традиции, и в этом смысле мы можем считать Светлану Алексиевич «своей». Тем более что она пишет и по-русски, и по-белорусски, публиковалась в наших толстых журналах.

Алексиевич сначала воспринималась в русле non-fiction, документальной литературы. Но именно её творчество показывает, что на самом деле разделение беллетристики, литературы вымысла и литературы факта очень условное, потому что когда внутренним ориентиром оказываются высшие ценности и совесть, грани стираются. Воображение иногда оказывается гораздо более правдивым, чем строгая фиксация фактов.

Комментировать нынешние её отношения с властью я бы не стал, потому что для большого художника, когда проходит время, это уже не важно. Меняется режим, меняется власть, остаётся главное – что успел сделать писатель.

РЕЙТИНГ

3.82
голосов: 11

Обсуждение